Как сохранить НАТО сильной

Геополитика и безопасность

207949152sdfrtghyujkjhgfДжон Керри выбрал Европу в качестве пункта назначения своего первого зарубежного турне и ясно дал понять, что это не случайно. Это следствие обещания президента Барака Обамы начать переговоры по соглашению о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, цель которого – предоставить больше благоприятных возможностей тем 800 с лишним миллионам человек, что живут по обе стороны Атлантики. Это своевременное напоминание о том, что в XXI веке трансатлантические связи остаются основой нашей свободы, безопасности и благополучия. Европа по-прежнему является предпочтительным партнером Америки, когда речь идет о формировании мировой повестки и об установлении общемировых норм в соответствии с нашими общими ценностями.

Но продвижения нашего образа жизни недостаточно. Мы должны также защищать его – и иногда защищаем. Потребность в крепком и сильном военном альянсе между Европой и Северной Америкой велика, как никогда. Организация Североатлантического договора (НАТО) — это уникальный трансатлантический военный альянс, объединяющий 28 стран. Он был основан ровно 64 года назад и до сих пор остается важным гарантом стабильности в нашем все более непредсказуемом мире. Однако объединяющие нас трансатлантические узы нельзя воспринимать как нечто само собой разумеющееся. А это значит, что нам нужны более умные, более рациональные инвестиции, которые распределялись бы более равномерно. Хотя Евросоюз и Соединенные Штаты  вместе производят около половины общемирового экономического продукта, а на долю стран НАТО приходится более половины общемировых военных расходов, возникает все большая обеспокоенность по поводу того, что нынешнее соотношение обязанностей и вкладов в альянсе неудовлетворительно и не учитывает будущие потребности.

Мы приближаемся к окончанию нашей боевой миссии в Афганистане, которая стала самой крупной операцией НАТО за всю ее историю. И в этих условиях у нас появляется возможность создать новый трансатлантический баланс с переносом бремени ответственности за обеспечение безопасности от чрезмерной опоры на США к расширению круга обязанностей Европы. Лишь взяв на себя большую долю ответственности за обеспечение собственной  безопасности и начав вносить более весомый вклад в потенциал НАТО, Европа сможет остаться сильным игроком на мировой арене и соответствовать той преданности Североатлантическому альянсу, которую  демонстрирует Америка. Нам жизненно важно сохранять эту связь, потому что мы сильнее, когда мы вместе.

Усваивая уроки

Создание нового баланса внутри НАТО поможет нам развить то, чего мы добились после окончания холодной войны. За 20 прошедших лет силы НАТО приняли участие почти в 40 миссиях и операциях, в том числе — в Афганистане, Косово, в небе над Ливией, у побережья Сомали, а также на границе Турции с Сирией, где НАТО недавно развернула противоракетные комплексы «Пэтриот». В результате — сегодня у НАТО самые боеспособные, маневренные и боеготовые силы за всю историю существования альянса. Мы лучше взаимодействуем со странами-партнерами и с различными организациями по всему миру, и мы лучше подготовлены к ответу на непредсказуемые угрозы.

В то же время, те угрозы, с которыми сталкиваются члены НАТО, становятся все более сложными и взаимосвязанными. Это несостоятельные государства, терроризм, распространение оружия массового уничтожения, пиратство, кибератаки и многое другое. Поэтому, чтобы подготовить альянс к будущему, нам необходимо усвоить боевые уроки прошлого.

Урок первый. В мире, где фактор стратегической внезапности является  правилом, НАТО должна быть готова ко всем неожиданностям и непредвиденным обстоятельствам. Одинаковых операций не бывает. В Боснии альянс принуждал к миру и помогал создавать стабильность. В Ливии он защищал гражданское население от нападений собственного кровожадного режима. У берегов Африканского Рога НАТО ведет борьбу с пиратством в рамках международных усилий по защите важнейших морских путей. Чтобы быть эффективной, НАТО должна обладать способностями для решения самых разных задач и для урегулирования самых разных кризисов – от предотвращения конфликтов до защиты от кибератак.

Урок второй. Слаженная и безукоризненная совместная работа личного состава и техники различных стран-союзниц является самым важным нашим достоинством. Это означает, что НАТО способна наносить мощный коллективный удар, который либо не по силам, либо очень накладен для большинства стран, если они будут действовать в одиночку. Например, боевая авиация любой натовской страны способна обеспечивать поддержку сухопутным войскам из любого государства-члена альянса.

Третий урок заключается в том, что НАТО обладает гибкостью, а также политической солидарностью и большим потенциалом управления. Во время ливийской операции мы видели, как 14 стран-союзниц предоставили свои военно-морские и военно-воздушные силы, а восемь из них наносили авиаудары. Но все 28 стран-членов выразили свою полную политическую поддержку и обеспечили персоналом командные структуры НАТО, которые осуществляли общее оперативное управление. К нам присоединились такие разные партнеры, как Швеция и Катар, – во многом благодаря этой, постоянно действующей и многонациональной системе управления. Многократно испытанная и проверенная на деле за 60 с лишним лет, эта система не имеет аналогов в мире и является непревзойденной в вопросах быстрого создания международных сил.

Осторожнее с расхождениями

В целом капиталовложения НАТО в современную военную технику в последние годы увеличились. Однако военные расходы становятся все более неравномерными по своим объемам. Это привело к возникновению опасных расхождений – как внутри НАТО, так и с остальным миром.

Самая большая разница существует между Соединенными Штатами и другими странами-членами. Сегодня на долю США приходится 72 процента общих военных расходов НАТО. В 2001 году эта доля составляла 63 процента. Тот факт, что военный бюджет США с 2001 годы вырос в два с лишним  раза, лишь частично объясняет такие изменения. В то же время европейские военные бюджеты либо оставались без изменений, либо сокращались. А это создает серьезные оперативные и политические последствия. Пример тому — все та же ливийская операция. Соединенные Штаты  оказались единственной страной, сумевшей предоставить в необходимом объеме важнейшие силы, средства и меры поддержки и обеспечения, — такие, как дозаправка в воздухе, разведка и наблюдение. Такой дисбаланс немедленно вызвал у нового поколения американских политиков и избирателей вопрос о том, почему они должны «субсидировать» европейскую безопасность, если сами европейцы не желают вкладывать необходимые инвестиции.

Второе расхождение можно увидеть в самой Европе. На долю европейских стран-членов НАТО приходится 68 процентов общего объема финансирования альянса, относящегося к таким коллективным потребностям, как структуры управления и связи, за которые индивидуальную ответственность страны НАТО не несут. Однако почти 50 процентов из этого объема финансирования предоставляют всего четыре страны — Соединенные Штаты, Британия, Франция и Германия. И лишь немногие союзники обладают на сегодня всем комплексом боевых возможностей. Если говорить о положительных моментах, то европейцы заметно улучшили свои способности по оперативному развертыванию сил и средств на длительное время. Например, те страны НАТО, которые не могли проводить ночные авиаудары во время косовской кампании в 1999 году, сумели сделать это в период ливийской операции. Таким образом, подавляющее большинство боевых вылетов в небе над Ливией совершали не американские самолеты. Но если разница в боевом потенциале между европейскими союзниками будет увеличиваться, мало кто из них будет в состоянии эффективно действовать в кризисных ситуациях возле собственных границ.

И последнее расхождение – между НАТО и остальным миром. В то время, как общий объем военных расходов стран-членов НАТО уменьшается, новые формирующиеся державы увеличивают ассигнования на оборону. В первую очередь, речь идет о России, Бразилии, Ближнем Востоке с его соседями, а также об Азиатско-Тихоокеанском регионе. В 2012 году впервые за всю историю военные расходы азиатских стран в  номинальном выражении превысили европейские. В конечном итоге это создаст стратегическое несоответствие между потенциалом и стремлением этих стран оказывать влияние на мир, и возможностями НАТО в этом отношении.

Создание нового баланса

Все эти расхождения и несоответствия — не новость. Экономический кризис усилил их, а растущее внимание Америки к Азиатско-Тихоокеанскому региону (вполне оправданное) сделало их более очевидными. Если нам нужна сильная Европа и в то же время твердая преданность Америки европейскому континенту, мы должны исправить существующее положение вещей, создать новый баланс и оптимально делить между собой бремя ответственности за трансатлантическую безопасность.

Первый шаг – придерживаться курса на военные инвестиции. Существует нижний предел расходов на оборону, обеспечивающий выполнение нами своих обязанностей. В Европе мы уже достигли этого нижнего предела. Как только наша экономика пойдет на поправку, мы должны будем увеличить вложения в оборону.

Речь идет не только о деньгах, но и о силах и средствах. Мне бы хотелось увидеть внутри НАТО новую политическую договоренность о том, что ни один из союзников не обязан предоставлять более 50 процентов некоторых самых важных сил и средств. И я приветствую те шаги, которые предпринимают европейские союзники по наращиванию возможностей в таких областях, как стратегические воздушные перевозки, разведка, слежение и наблюдение. Это позволит обеспечить более сбалансированное распределение нагрузки между двумя берегами Атлантики и внутри Европы, а также учет будущих потребностей.

Если говорить проще, европейцы должны делать больше и лучше. Это дает благоприятную возможность всем странам-членам работать в более тесном взаимодействии, а европейским союзникам предоставляет шанс стать лидерами в создании ряда ключевых сил и средств, которые понадобятся в будущем.

На прошлогоднем саммите НАТО в Чикаго альянс приветствовал инициативу европейских союзников о дозаправке в воздухе. Это отличный пример возможного разделения труда в создании новых сил и средств, и это даст ЕС и НАТО столь необходимые им оперативные возможности. В декабре Европейский Союз проведет саммит, посвященный вопросам безопасности и обороны, который поможет заложить основу для консультаций между двумя организациями, для координации их действий и для более эффективного сотрудничества. Пришло время показать всем нашим налогоплательщикам, что их деньги не пропадают даром. У каждой из наших стран — только одни вооруженные силы и один бюджет, и им необходимо максимально использовать то, что у них есть, а не транжирить попусту средства на дублирование.

И наконец, поскольку наши боевые действия, согласно прогнозам, пойдут на спад, мы должны активизировать боевую подготовку и процесс проведения учений. В 2015 году НАТО проведет свои первые крупные войсковые учения за десять лет. В памяти будут свежи уроки военных действий, и это позволит оптимально использовать те силы, которые Соединенные Штаты пообещали направить на ротационной основе в Европу для проведения совместной подготовки с Силами реагирования НАТО, являющимися наиболее оперативным боевым формированием альянса. В предстоящие годы мы можем также подумать о том, чтобы направить европейские войска на ту сторону Атлантики для проведения учений на территории Северной Америки под натовским флагом, чтобы поддержать экспедиционную направленность альянса и продемонстрировать готовность Европы брать на себя свою долю ответственности.

Выбор Европы

Как и любые отношения, трансатлантические узы нуждаются в непрерывных инвестициях экономического, военного и политического характера. Европа и Северная Америка должны общаться более регулярно и более открыто, обсуждая вопросы в стратегическом ракурсе. Мы должны преодолеть представление о том, что НАТО может обсуждать возникающие кризисы только тогда, когда мы планируем свое участие и совместные действия по их разрешению. Альянс должен соответствовать своему статусу политического форума по проведению трансатлантических консультаций на тему общих проблем безопасности, включая те, которые возникают за пределами евроатлантического района. Прежде всего, Европа должна смотреть наружу, а не вовнутрь, формируя поистине глобальные взгляды на безопасность.

В нашем взаимосвязанном мире мы должны признать, что трансатлантические отношения остаются самыми важными из тех, которые у нас имеются. Они жизненно важны не только для свободы, безопасности и процветания Европы и Северной Америки, но и как крепкий фундамент миропорядка, основанного на четких правилах. Чтобы оставаться предпочтительным партнером Америки, Европа должна стать тем сильным партнером, в котором Америка нуждается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.