Продажа вооружений России бросает вызов НАТО

Геополитика и безопасность

По мере того, как растет число серьезных затруднений, с которыми сталкивается НАТО, растут и политические разногласия по поводу признания существования проблем, не говоря уже об их ликвидации. Передача современных военных технологий России превратилась в серьезный внутренний вызов для Альянса. Меркантилизм и особые политические отношения с Россией, которыми могут похвастаться французское, итальянское и германское правительства, обуславливают этот процесс, в результате чего НАТО остается в стороне, а базовые положения союзной стратегии и солидарности оказываются попраны.

Последствия этого процесса по определению являются вопросом, которым должно заниматься НАТО. Однако, Альянс, похоже, неспособен сформулировать стратегию по этому вопросу и не готов проводить потенциально сеющие распри дебаты по этому поводу. НАТО (или критическая масса его членов) отворачивается от этой проблемы, и бюрократическое одобрение со стороны высокопоставленных чинов в Брюсселе исключают возможность обсуждения этого вопроса внутри Альянса.

В условиях терпящих неудачу операций и слабеющих программ вкупе с серьезным дефицитом финансирования руководящие органы НАТО не готовы подвергать критике крупнейших континентальных членов Альянса по поводу продажи вооружений России. В равной степени они кажутся не готовыми раздражать по этому поводу и Россию. По сути, НАТО отказывается рассматривать проблему НАТО как проблему Альянса.

Эти продажи вооружений бросают НАТО вызов по трем направлениям: управление политическим альянсом, контроль над передачей современных военных технологий и безопасность на восточных границах НАТО. Тем не менее, НАТО (как и сам Вашингтон), похоже, уклоняется от этого дела по всем трем направлениям. Самоотвод по таким важным вопросам может, в конечном итоге, привести к потере значимости Альянса.

В условиях этого вакуума руководства производители вооружений Франции, Италии и Германии ведут дела с Россией на свой страх и риск. Правительства этих трех стран поощряют эту тенденцию, безотносительно стратегии, принципов, целей или норм НАТО. Они также, кажется, вовсе не обеспокоены тем, какое влияние эти продажи окажут на безопасность членов НАТО и стран, имеющих с альянсом партнерские отношения.

17 июня Франция и Россия подписали контракт на поставку двух французских боевых кораблей класса «Мистраль», с опционом на производство еще двух кораблей в России по французской лицензии. В тот же день ведущий немецкий производитель военных технологий Rheinmetall подписал с российским Министерством обороны контракт на 398 миллионов долларов, предусматривающий оборудование центра боевой подготовки для сухопутных войск России. Rheinmetall построит этот центр на главном учебном полигоне России Мулино, расположенном на Волге, в Нижегородской области. Спланированный по стандартам центров подготовки Бундесвера, центр Мулино начнет проводить ротные учения в 2013 и батальонные в 2014 году. Министерство обороны России приобретает лицензии Rheinmetall для оборудования схожих центров боевой подготовки в других регионах России после того, как будет завершена модернизация Мулино.

Подписание контракта с французами прошло в присутствии российского президента Дмитрия Медведева в Санкт-Петербурге, в то время как министр обороны Анатолий Сердюков присутствовал при подписании договора с Rheinmetall в германском Магдебурге. Два совпавших события отражают напор избирательного принципа двусторонних отношений, проповедуемого Москвой в отношении Западной Европы и действующего в обход НАТО и ЕС. В рамках этого общего напора подписание двух крупных военных контрактов в один и тот же день отражает растущие темпы продаж вооружений России.

22 июня на редакционной полосе газеты Le Figaro, являющейся рупором французского президентского дворца, подписание контракта на «Мистрали» было охарактеризовано как «поворотный момент», ведущий к франко-российскому «промышленному сближению». В главной роли выступил Владимир Якунин, глава РЖД и доверенное лицо премьер-министра Владимира Путина, призвавший Францию и Европу интегрировать свои промышленные и энергетические отрасли с российскими, чтобы на основе этого конкурировать на мировой сцене. Немцы это уже поняли, писал он, «а теперь и французы следуют их примеру».

Сегодня Москва ведет переговоры по поставкам комплектов индивидуальной экипировки пехотинца Felin, которые еще называют «солдатами будущего», с французским производителем Sagem, легких бронемашин с французской компанией Panhard и итальянской компанией Iveco, а также вертолетных моторов двойного назначения и авионики с несколькими ведущими европейскими производителями. Израиль поставил российской армии беспилотные самолеты. Министерство обороны России также продемонстрировало живой интерес к современной броне, производимой Rheinmetall.

Российская стратегия импорта вооружений предусматривает двухэтапный процесс. На первом этапе Россия закупает партии оборудования, вместе с лицензиями, расплачиваясь за них наличными. На втором этапе Россия и западные производители создают совместные предприятия для серийного производства на российской территории.

Соединенные Штаты должны воспользоваться своим влиянием и вместе с союзниками по НАТО постараться ограничить этот процесс. Одной из возможностей, обсуждаемых уже некоторое время, является создание механизма НАТО, призванного контролировать и регулировать передачу военных технологий третьим странам. Однако же администрация Обамы в целом не проявляет к этой проблеме практически никакого интереса.

В 2010 году министр обороны США Роберт Гейтс и другие представители Пентагона в ходе разговоров со своими коллегами несколько раз осторожно высказали свои возражения по поводу продажи французских «Мистралей» России (один раз в разговоре участвовал даже президент Саркози). Однако подобные попытки были случайными, не являлись частью связной стратегии и были вынуждены уступить более важным приоритетам на повестке дня. В конечном итоге администрация Обамы решила не тратить политический капитал в трех ключевых столицах Европы из-за вопроса передачи военных технологий России. Снедаемый провальными экспедиционными операциями и диктуемыми ими краткосрочными приоритетами Вашингтон избегает разбираться с проблемами, влияющими на способность НАТО выполнять свои главные обязательства в долгосрочной перспективе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.