Ситуация в России зависит от исхода конфронтации в Сирии

Геополитика и безопасность

1371758452_1fer234d4d4d22О положении в Сирии, сокращении ядерных арсеналов США и России, избрании нового президента Ирана, а также о перспективах расширения Таможенного союза и СНГ нашему корреспонденту рассказал вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов.

– Константин Николаевич, на последнем саммите «Большой восьмерки» обсуждались проблемы, связанные с положением в Сирии. Как известно, у России и США здесь прямо противоположные позиции. Какие цели преследуют американцы в этом регионе и какие интересы защищает Россия?

– Прежде всего, сошлемся на самих американцев. Когда еще только начинались события в Ливии, известный американский политический деятель, бывший кандидат в президенты США, сенатор Джон Маккейн сказал, что после Ливии будет Сирия, а после Сирии будет Россия. Мы должны понимать, что ситуация в России серьезно зависит от того, чем закончится нынешняя конфронтация в Сирии.

Какие же здесь интересы преследуют Соединенные Штаты Америки и почему они так настойчиво проводят свою политику в этом регионе? Все привыкли, что существует некий план полной переделки Ближнего Востока, изменения границ практически большинства государств. И поэтому развязывание вооруженной конфронтации во всем этом регионе – это, прежде всего, долгосрочная, давно задуманная политика, которую проводят в рамках установления нового мирового порядка.

Что сейчас происходит? Сейчас мы видим, что Башар Асад и его структура, которая реально опирается на поддержку народа, успешно оказывает сопротивление попыткам повстанческих сил и противодействует попыткам свергнуть существующий государственный режим. Конечно, это не устраивает Соединенные Штаты, уступать они не привыкли. Поэтому сейчас мы имеем дело с совершенно четкими интересами. Если на Ближнем Востоке реализуется план США, то этот процесс быстро станет развиваться и в сторону нашего Кавказа и, соответственно, дестабилизирует Россию.

– Президент США Барак Обама предложил на треть сократить ядерные арсеналы США и России. Выгодно ли нам это предложение и как его можно расценить с учетом увеличения числа стран, входящих в ядерный клуб?

 – Это очень тонкий вопрос. Дело в том, что сейчас эффективность ядерных арсеналов нужно оценивать по-другому. Нет больше конфронтации между государствами, не существует войн между ними. Потому что мы уже вошли в полосу единого мира.

Нет независимых глав государств. К примеру, президент США. Что он в первую очередь делает после избрания? Во-первых, приходит на большие деньги к власти, во-вторых, получает эту власть, окутанную долгами, идет в федеральную резервную систему, чтобы реструктурировать долги. Если он этого не сделает, то его правительство долго не продержится. Точно так же все остальные руководители государств фактически стали политическими топ-менеджерами. Власть переместилась из государственных кабинетов в банки. И там все решается.

Есть ли сейчас смысл воевать с применением мощных сил и средств ядерного оружия? Будут ли американцы бомбить Россию в той ситуации, когда уже и напрямую, и через аффилированные структуры они владеют собственностью на нашей территории больше, чем ей владеют русские. Наверное, не будут. Вспомните Вторую мировую войну, когда начинались бомбардировки Германии. Удивительным образом они обошли все заводы, которые принадлежали западному капиталу. Хотя города были сметены. Точно так же и здесь. По-видимому, процесс сокращения ядерного оружия – это достаточно естественный процесс, просто в таком оружии сейчас нужды все меньше и меньше.

– В Иране, как известно, избран новый президент. Насколько это может повлиять на изменение ситуации на Ближнем Востоке и на российско-иранские отношения?

– Иран составляет определенное исключение из тех государств, о которых я говорил. Там еще остается достаточно независимое государство. Фактически власть там держит монолитная идейно-религиозная группировка. Произошла смена лидера. Да, действительно, когда Махмуд Ахмадинежад напрямую объявлял своими врагами Вашингтон, Запад и так далее, то кончилось все это тем, что были введены экономические санкции, начался массовый отстрел ученых-ядерщиков. И сейчас Иран поставлен в тяжелое экономическое положение.

Поэтому сменить политическую риторику необходимо. Но это не значит, что произошло изменение фундаментальной позиции. Я думаю, что позиция вновь избранного президента будет более гибкой, в том числе по отношению к Западу. По сути это не изменит отношений с Россией.

– Как вы оцениваете перспективы расширения Таможенного союза и СНГ?

 – С точки зрения интересов наших государств, расширение Таможенного союза – безусловное благо. Это позволит расширить наш внутренний рынок, развивать собственное сельское хозяйство, промышленность. Как это будет политически организовано, мне сказать трудно. Транснациональные структуры, пользующиеся нынешней политической ситуацией по управлению экономикой, не заинтересованы в любых действиях, которые снизили бы их доходы и их власть в этом регионе. Любая самостоятельность может возникнуть через преодоление внешнего политического давления. Строить свое счастье надо своими собственными руками, и без борьбы это, к сожалению, никогда не происходило.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.