Нельзя упустить возможность выхода из иранского кризиса

Геополитика и безопасность

210151059cferfewrfwefwerf433Предлагаю вам ознакомиться с мнением бывшего посла Франции в Иране Франсуа Никулло насчет тех выводов, что нам нужно сделать после победы Хасана Рохани на президентских выборах 14 июня.

Удивительная победа Хасана Рухани на президентских выборах проливает свет на три важных момента.

Во-первых, это успех западных санкций. Их воздействие на местное население явно усилило его недовольство и подтолкнуло к тому, чтобы отдать голоса за кандидата, который стремится к изменению поведения Ирана в отношениях с внешним миром. Многие среди инициаторов санкций в США и Европе ожидали смены режима. Ничего подобного не произошло, однако избрание Рохани, безусловно, можно рассматривать как начало новой эпохи для Исламской Республики.

Во-вторых, выводы стали успехом и для режима. Его называли склеротичным, не способным развиваться и принять во внимание желания населения. Верховный лидер и его окружение (прежде всего стражи исламской революции, которые формируют костяк системы) показали, что сумели сделать нужные выводы из последовавших за сфальсифицированными выборами протестных акций 2009 года. Хотя изначально избирательный процесс ознаменовался отбором восьми верных системе кандидатов, позднее режим смог в нужный момент дать людям глоток демократии. Тем самым он серьезно упрочил доверие к себе или даже свою легитимность в глазах местного населения и всего мира.

Наконец, выборы стали успехом для иранского народа, который продемонстрировал непоколебимое стремление к демократии, современности и нормализации отношений Ирана с миром. Это движение было разочаровано политикой президента Хатами и раздавлено в годы Ахмадинежада. Но вновь воспряло после избрания Хасана Рохани. Теперь оно будет только шириться и расти.

К чему подводят нас эти выводы?

Многие наблюдатели говорили и говорят, что выборы не принесут больших перемен, потому что все решения принимает верховный лидер. Однако все не так просто.

Хаменеи, безусловно, устанавливает основные направления движения и проводит черту, которую нельзя переступать, но он в то же время оставляет (зачастую довольно широкое) поле для маневра президенту Республики и его правительству даже в таких вопросах как внешняя политика и ядерная программа страны. И его можно убедить в необходимости перемен. Кстати говоря, с 2003 по 2005 год Рухани представлял Иран на переговорах по ядерному вопросу. Именно он убедил Али Хаменеи в конце 2013 года остановить военную ядерную программу, которую вели стражи революции в обстановке строжайшей секретности: главный враг Ирана Саддам Хусейн был уничтожен, и всем стало известно об отсутствии в Ираке оружия массового уничтожения.

Кроме того, это стало ответом на жест доброй воли со стороны европейцев, которые решили вступить в переговоры с Ираном. Тегеран в тот момент согласился пустить международных инспекторов на свою территорию. Поэтому нужно было срочно привести все в порядок.

Он преодолел серьезнейшее сопротивление, чтобы остановить тайную программу, о чем засвидетельствовали представители американской разведки, а затем и Международное агентство по атомной энергии.

Сейчас же, раз этот человек стал во главе иранского правительства, шансы на возобновление военной ядерной программы Ирана чрезвычайно малы. Тем не менее, нужно, чтобы представители Америки и Европы в полной мере осознали возможности, которые открыло перед ними изменение обстановки в Тегеране.

Рохани заявил, что стремится к скорейшему разрешению ядерного кризиса и снятию санкций. Если запад воспримет это как признак слабости и посчитает, что Иран готов сдаться ему на милость, то он похоронит возникший шанс на выход из кризиса. Он уже отказал в доверии президенту-реформатору Хатами, рассматривая его как красивую маску лицемерного и враждебного режима. Это отношение серьезно ослабило его позиции, и в конечном итоге мы получили Ахмадинежада. Не стоит повторять старых ошибок.

Остается лишь сирийский кризис. В ближайшем будущем Рохани однозначно будет уделять этому вопросу меньше внимания, чем ядерной программе, потому что Сирией занимаются исключительно стражи революции. Как бы то ни было в дипломатической плоскости возможно расширение роли нового правительства, которое в отличие от времен Ахмадинежада будет пользоваться определенным доверием на международной арене. Хотя позиции России и Запада, Ирана и стран Персидского залива на первый взгляд совершенно непримиримы, в их восприятии кризиса прослеживается по крайней мере один общий момент: необходимость открытых выборов под контролем международного сообщества.

Можно ли построить диалог на этой основе? Последнее время французская дипломатия высказывала опасения насчет того, что Иран может попытаться выторговать для себя право на создание атомной бомбы в обмен на уступки по Сирии. Рохани избавит нас хотя бы от этой головной боли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.