«Восточное партнёрство» — «распил» европейского бюджета

Геополитика и безопасность

05072013iПроект «Восточное партнёрство», оформленный в 2008 году Евросоюзом для скорейшего сближения Западной Европы и стран постсоветского пространства, с каждым днём всё более походит на ещё одного мертворождённого ребёнка, выплеснутого на международную арену Брюсселем.

Созданная некогда для «продвижения демократии», программа на сегодняшний день представляет собой процесс, главной задачей которого, по-видимому, является «распил» европейского бюджета. Шесть бывших республик СССР (Украина, Молдавия, Азербайджан, Армения, Грузия и Белоруссия) видятся еврочиновникам как неплохой инструмент для изображения бурной работы над внедрением европейских ценностей в пока ещё «не совсем» демократичных странах, с помощью которого можно запустить руку в бюджет ЕС.

Необходимо заметить, что само по себе «Восточное партнёрство», как бы широко его не рекламировали европейские структуры как поле для общеевропейского развития, в большей степени ориентируется именно на Белоруссию. При более пристальном рассмотрении стран-участников программы это утверждение становиться более чем очевидным.

Вряд ли кто-то будет отрицать, что Грузия и Молдавия уже давно находятся под серьёзным влияние Запада. Армения и Азербайджан интересны ЕС только с точки зрения поставок природного газа, причём Ереван в данном ключе уже находится под пристальным контролем Брюсселя для исключения любых армяно-азербайджанских конфликтов.

Что касается Украины, то она уже которое десятилетие находится в двойственном положении: одна половина страны стоит за тесное сотрудничество с ЕС, а вторая — с Россией. Причём ни одну из сторон в ближайшее время переубедить не получится, поэтому в Европе пока довольствуются стабильной возможностью держать ситуацию на Украине в постоянном напряжении в пику России.

В иоге остаётся только Белоруссия, которая видится чиновникам в Боюсселе костью в горле, мешающей свободно глотать деньги из евробюджета.

Похоже, что «Восточное партнёрство» действительно было создано для того, чтобы в период охлаждения белорусско-российских отношений, предложить Минску нечто такое, от чего тому было бы сложно отказаться. 2008 год прекрасно это продемонстрировал: после многолетних взаимных обвинений и замораживания политического диалога, и Минск, и Брюссель в кратчайшее время нашли точки соприкосновения, а появившееся тогда «Восточное партнёрство» в перспективе должно было способствовать созданию условий для включения Белоруссии в сферу влияния ЕС.

Если прибавить сюда то, что идея программы исходила по большей части от польского МИДа, для которого Белоруссия и, в какой-то степени, Украина видятся собственной внешнеполитической вотчиной, то всё становить на свои места: не имея иных инструментов расширения влияния на своих восточноевропейских соседей, в Варшаве, а затем и в Брюсселе попытались использовать «пряник» вместо привычного ранее кнута, чтобы в Белоруссии почувствовали разницу.

Однако события конца 2009 года (выборы президента в Белоруссии) похоронили все надежды еврочиновников. И дело здесь не столько в попрании демократических ценностей (несанкционированные демонстрации разгоняют по всему миру и намного жестче) и так называемых политзаключенных, сколько в налаживании белорусско-российских отношений. С этого момента Белоруссия вновь стала последней в Европе диктатурой, вновь были запрещены выезды белорусским чиновникам, вновь заговорили о необходимости санкций. Хотя, по сути, во внутренней политике Белоруссии последних полтора десятка лет ничего кардинально не изменилось: у власти находятся практически все те же лица, внутри- и внешнеполитическая доктрина не претерпела серьезной коррекции, а белорусам абсолютно нет дела до политических баталий, как на международной арене, так и у себя в стране.

К слову, это подтверждает и проведенный не так давно соцопрос, где респондентам задали прямой вопрос: «Знаете ли вы о программе «Восточное партнёрство». 86% ответили, что не знают ничего. Четверть из тех, кто знает о программе, затруднились ответить, участвует ли в нём Белоруссия. А о широко разрекламированной инициативе «Европейский диалог о модернизации Беларуси» и вовсе не знает 95% опрошенных.

Чем дальше продолжает существовать «Восточное партнёрство», тем очевиднее становится тот факт, что эту программу при её старте все участники воспринимали куда более серьёзно, чем сейчас. Например, Евронест – межпарламентское объединение, инициированное для сближения с Евросоюзом государств-участников ВП, сегодня работает без Белоруссии и, по сути, не выполняет возложенных на себя обязательств. При этом с каждым годом данная площадка для обсуждения многосторонних вопросов становится все менее представительной и все более формальной.

Для белорусов же Евронест являет собой всего лишь место, где предоставляется возможность донести до Европы свое видение ситуации внутри страны. При этом сегодня там слушают лишь один голос – белорусскую оппозицию. Даже на третью пленарную сессию 28-29 мая в Брюссель поехали только представители оппозиционных организаций: Партия БНФ, Объединённая гражданская партия, Белорусская партия левых «Справедливый мир», Движение «За Свободу», гражданская кампания «Говори правду», а также оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия». Что они там говорили, абсолютно ясно: «кровавый режим» не дает людям жить спокойно, поэтому нужны деньги, которые дайте нам, а мы сами сбросим ярмо диктатуры. Ничего нового и никакого диалога с государством.

Как бы там ни было, но при всей своей формальности «Восточное партнёрство» всё ещё интересует и Брюссель, и Минск. Причём и та, и другая сторона в последнее время заметно усилили активность в этом направлении, правда, официально не меняя своих позиций.

Со стороны Белоруссии требования остались прежними: сотрудничество на равных правах в области экономики без вмешательства во внутриполитическую жизнь страны. И именно с этой позицией в середине мая прибыла в Краков на встречу глав МИД стран «Восточного партнерства» и Вышеградской группы заместитель министра иностранных дел Белоруссии Елена Купчина. Именно с этой позицией представители Министерства экономики, Министерства иностранных дел и Постоянного представительства Белоруссии при ЕС приняли участие в заседании второй платформы «Восточного партнерства» «Экономическая интеграция и сближение с отраслевыми политиками ЕС» в Брюсселе. И именно эта позиция официального Минска остается неизменной с 2009 года.

Что же касается всего остального, то белорусский взгляд на сложившуюся ситуацию высказала Купчина 18 мая на встрече министров иностранных дел Вышеградской группы:

— Белорусская сторона заинтересована в продолжении прагматичного сотрудничества по линии «Восточного партнёрства» при соблюдении базовых принципов партнёрства, таких как совместная собственность, равенство и недискриминация участников.

Казалось бы, в этой фразе тоже нет ничего нового. Однако следует учитывать, что за прошедшие три года после президентских выборов нынешняя встреча двух сторон является одной из немногих, когда не было сделано громких заявлений и не поставлено никаких ультиматумов. По крайней мере, официально. Более того, Купчина встретилась с министрами иностранных дел Литвы, Грузии, а также еврокомиссаром по вопросам расширения и политики добрососедства Штефаном Фюле, который совсем недавно оценил итоги четырёх лет участия Белоруссии в «Восточном партнёрстве» как «множество нереализованных шансов и возможностей», заметив, что необходимо уже в скором времени, «разорвать порочный круг отношений с Белоруссией и строить их дальше ради огромной перспективы».

Если прибавить к этому недавние заявления главы МИД Литвы Линаса Линкявичюса, по словам которого с Белоруссией идет диалог, направленный на решение двухсторонних проблем, а также главы представительства ЕС в Минске Майра Мора, о том, что последние шаги со стороны Белоруссии свидетельствуют «о достаточно серьезном намерении улучшать отношения», то становится очевидно, что в Европе готовят очередное предложение Белоруссии. И единственно возможной на сегодняшний день платформой для подобного предложения является «Восточное партнёрство».

Постепенное изменение отношения Европы к политическому режиму в Белоруссии находит отклик и в Минске, где, пускай не афишируя этого, желают повысить степень сотрудничества с Евросоюзом. Об этом говорит хотя бы то, что в начале мая в Берлине посол Белоруссии в Германии Андрей Гиро заявил, что власти Литвы должны прислать Александру Лукашенко приглашение принять участие в ноябрьском саммите стран-членов «Восточного партнерства».

Ранее подобных высказываний, связанных с именем президента Белоруссии, практически слышно не было. И это является определенным знаком не только Брюсселю, но и Москве, перед которой вновь замаячила перспектива в течение ближайших года-двух столкнуться с белорусской политикой образца 2007-2008 годов.

Вряд ли в Кремле этого не понимают, поэтому уже в ближайшем будущем можно ожидать, если не кардинальных, то весьма значительных событий в белорусско-российских отношениях и, в первую очередь, в сфере экономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.