Россия и Таджикистан в контексте евразийской интеграции

Геополитика и безопасность

05072013kНаверное, большинство граждан, нашей огромной необъятной Родины уже давно заподозрили, что в стране что-то происходит, но происходит не так как надо, не так как должно быть и не так как мы того желаем и хотим.

Мир, а вместе с ним и мы, вступил в полосу длительного экономического кризиса.

Уже банальными стали шокирующие прогнозы про десятилетнюю небывалую рецессию, экономическую катастрофу 2014 года, когда предполагается пик кризиса, и даже про грядущую глобальную войну с абсолютно непредсказуемыми последствиями для всего человечества. Всё это – уже часть наступившей реальности.

Основной, и, на мой взгляд, самой главной прочной для нас является неспособность российской экономики уйти от сырьевой зависимости и на деле приступить к новой индустриализации.

Более того, необходимо отдавать ясный отчёт, что обычной бюрократической или экономической активностью новую большую страну не построить. Тех шикарных условий послевоенного всеобщего подъёма и стабильности, в которых формировался Европейский союз, у нас сегодня нет.

Нынешняя наша слабость только усиливает и без того гигантский масштаб исторических вызовов новым независимым государствам. Это индустриально-экономический вызов со стороны Китая, военно-гегемонистский – со стороны США и НАТО, а также исламистский и наркотический – со стороны новейших сетевых «интернационалов».

Более того, глобальные демографические процессы идут в направлении образования миллиардных мировых цивилизаций, которые и будут к середине столетия определять мировую политику и экономику. На фоне миллиардных Северной Америки, ибероамериканской цивилизации Латинской Америки, не говоря уже о Китае и Индии, и даже полумиллиардного Евросоюза неполные триста миллионов населения СНГ, распределенные по более чем десятку обособленных государств, будут выглядеть признанием в отказе от равноправного участия в мировом бытии.

Спасительным кругом в данной ситуации для всего постсоветского пространства, на мой взгляд, является его объединение в новой формации — создание Евразийской цивилизации — цивилизации развития, которая потребует, помимо новых экономических и инфраструктурных прорывных проектов, формирование новых образов и стилей их описания. Отсюда приоритетная роль в процессах евразийской интеграции культурного, гуманитарного, образовательного, научно-технического и научно-академического сотрудничества.

Евразийская интеграционная революция начнется с новых песен, нового искусства, кинематографа, театра, нового языка развития, способного увлекать молодежь в романтику больших головокружительных проектов и новых форм созидательного общения, потребует увидеть способность воображения как ведущую технологию евразийской интеграции.

Немаловажным является тот факт, что руководство страны пытается думать об это и делает, не совсем «твердые», но верные, шаги в этом направлении — успешное функционирование Таможенного Союза и Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, а так же планы на будущее экономическое объединение наших стран, тому в подтверждение прошлогоднее заявление в программной статье Владимира Путина: «амбициозная задача: выйти на следующий, более высокий уровень интеграции – к Евразийскому союзу».

Создание новой большой страны требует исторического творчества и является исходно открытым и рисковым движением.

Одним из важнейших направлении на пути к новой большой стране безусловно является интеграция со странами Центральной Азии при нацеленности на интенсивное сотрудничество с Узбекистаном, Афганистаном, Пакистаном, Ираном и в первую очередь с Таджикистаном.

Евразийская интеграция на постсоветском пространстве должна осуществляться на основе принципа совместного развития – соразвития – и сохранения национальных суверенитетов, что требует от Российской Федерации перехода к новой внешнеполитической доктрине – экспорта развития;

При этом опережающее развитие Таджикистана и реализация комплексной стратегии создания новоиндустриального «евразийского Льва» (по образцу юго-восточных «индустриальных тигров») позволит создать надёжный плацдарм интеграции в Центральной Евразии.

Таджикистан является для России модельным государством в Центральной Азии и на Новом Среднем Востоке – формирующемся макрорегионе.

Технологической основой соразвития является организация синхронной новой индустриализации в наших государствах, причём, в Таджикистане через опережающую электрификацию и проекты совместного развития в сфере электроэнергетики, транспорта, агроиндустрии, новых индустрий, гуманитарного и культурного сотрудничества и создания к 2020 году порядка 100 тысяч новых элитных рабочих мест;

Новая индустриализация в Таджикистане потребует привлечения инвестиционного пула в размере 12 млрд. долларов на 20 лет – стратегического планирования и организации 4-х пятилеток совместного развития, а также создания Корпорации развития Центральной Азии как специальной структуры для разработки и практической реализации проектов совместного развития с региональными штаб-квартирами в Душанбе и Москве, и осуществления профессионально-квалификационной революции в Таджикистане через создание 3-х новых российско-таджикских профессиональных колледжей в Таджикистане и целевой ежегодной подготовки в Российской Федерации по 5 тысяч граждан Таджикистана в системе начального и среднего профессионального образования.

В подтверждении вышесказанного следует отметить, что сентябрь был отмечен невероятной активностью общественности и политических структур в отношении проблематики совместного развития Россия и Таджикистана, в частности в конце сентября в Душанбе состоялся «круглый стол» по теме «Таможенный союз и Таджикистан: новые перспективы интеграции». Интерес к этому «круглому столу» был «подогрет» местными СМИ, публиковавшими информацию о том, что входящий в российскую делегацию председатель международного общественного Движения развития Юрий Крупнов презентует в Таджикистане план подъема экономики Таджикистана. «Планом Крупнова», как быстро окрестили в экспертном сообществе программу развития для Таджикистана, сравнивают с известным «Планом Маршала» для Западной Европы. Такое сравнение выражает надежду на экономический успех или даже взаимную стратегическую победу  для обеих сторон.

Спектр обсуждаемых на «круглом столе» вопросов был достаточно широким: от вопросов, касающихся вообще возможности вступления Таджикистана в Таможенный союз на данном этапе, до конкретных вопросов по перспективам совместного развития и актуальности «Плана Крупного» для Таджикистана.

«План Крупнова» состоит в том, что нужно забыть грезы о прошлом, о разрушенном и ушедшем в небытие Советском Союзе и обратить внимание в будущее, то есть на создание Евразийского союза, который объединит огромные территории Евразийского материка на основе соразвития регионов. Нам предстоят долгие годы сложных интеграционных процессов, и нам нужно обсуждать сегодня не абстрактные задачи, а работать в конкретных направлениях. К тому же, прагматичное сотрудничество России и Таджикистана, с первыми проростками результатов от предпринятых инициатив, создаст новые условия присутствия России в Афганистане. Появится возможность альтернативного развития – вытеснение наркоэкономики и замена ее прогрессивным экономическим ростом.

Безусловно, визит В.Путина не стал формальным мероприятием, и мы являемся свидетелями принятия важных решений, вместе с тем, России необходимо работать не в режиме тактики в вопросах евразийской интеграции, а в режиме стратегии. Нарастание от внешнеполитичсеких игроков новых вызовов – закономерно, но сегодня государствам постсоветского евразийского пространства необходимо выходить на новый уровень взаимодействия с такими игроками – не выступать в роли вечного челленджера, принимающего заданную модель поведения и правила игры, навязанные кем-то, а открыто противопоставлять свои решения, интересы  и амбиции. Это и есть стратегия по-евразийски.

Эксперты обсуждали важность осознания Москвой необходимости этого сотрудничества и необходимости достаточной политической воли с обеих сторон.

Обычно, острой нехваткой политической воли у нас любят объяснять провальные проекты, что, мол, проект был замечательный, но политической воли не хватило… «План Крупнова», по сути, доказательство обратного: инициатива и проекты, готовые работать на неполитической основе.

Москва тоже не дремлет, и уже 3 октября состоялся «круглый стол» в РИА Новости на тему: «Таджикистан и Россия: проблемы и перспективы сотрудничества в контексте евразийской интеграции». Здесь обсуждались вопросы возможных масштабных инвестиций в целях подъема экономики Таджикистана, перспективах присоединения Таджикистана к Таможенному Союзу и будущему Евразийскому союзу. Кроме того, для Москвы оказались важными вопросы нелегальной миграции из Таджикистана в Россию, проблема наркотрафика через таджикскую территорию из Афганистана, а также вопросы региональной безопасности, связанные с созданием в Афганистане и регионе сети военных баз после вывода основной части американских войск и контингента НАТО из Афганистана.

Но самым громким событием осени в российско-таджикских отношенях, стал визит Президента Российской Федерации в Таджикистан, который состоялся 4-5 октября 2012 года. В рамках переговоров с Президентом республики Таджикистан  — Эмомали Рахмоном был подписан ряд соглашений, в частности в военной, энергетической и миграционной сфере, нацеленных на взаимовыгодное развитие сотрудничества двух стран. В целом, необходимо отметить, итог пребывания  В.В. Путина в Таджикистане можно расценивать как положительный, основным достижением, которого является — продление пребывания 201-й российской военной базы в Таджикистане до 2042 года, «взамен» же Таджикистан подписал с российской стороной «Меморандум о намерениях по дальнейшему сотрудничеству в сфере миграции», согласно которому, продлен срок нахождения граждан  Республики Таджикистан на территории Российской Федерации без регистрации с 7 до 15 дней, а срок действия разрешений на работу для таджикских граждан – с 1,5 до 3 лет. Кстати, на территории России сейчас находятся 1,13 миллиона рабочих из Таджикистана, а денежные переводы мигрантов в прошлом году составили около 3 миллиардов долларов, что составляет почти половину ВВП Таджикистана.

Кроме того необходимо отметить, что в рамках совместной деятельности двух стран по противодействию  распространения наркотиков, Россия выделит властям Таджикистана 5 миллионов долларов: «Мы договорились, что Агентству по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана будут выделены средства в объеме более 5 миллионов долларов США. Мы также будем помогать Таджикистану в вопросах подготовки антинаркотических кадров на базе российских учебных заведений», — сказал Пути.

Необходимо отметить и тот факт, что Россия призвала Таджикистан вступить в Таможенный союз. Официальный Душанбе, хотя и признает свои выгоды от членства в ТС, пока однозначного ответа не дает. При этом Таджикистан ссылается на отсутствие со странами-членами ТС сухопутных границ и, похоже, ждет вступления в объединение соседней Киргизии.

Также обсуждались и подписаны соответствующие документы о поставке нефти и нефтепродуктов, о проработке вопроса сотрудничества двух стран в развитии энергетики, в частности строительства ряд гидроэлектростанций средней и малой мощности на внутренних реках Таджикистана.

Сегодня вместе с Таджикистаном у России есть возможность продвижения евразийской интеграции и лечения того, что Владимир Путин назвал «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века — крушение СССР». К тому же, прагматичное сотрудничество России и Таджикистана, с первыми проростками результатов от предпринятых инициатив, создаст новые условия присутствия России в Афганистане. Появится возможность альтернативного развития – вытеснение наркоэкономики и замена ее прогрессивным экономическим ростом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.