Сноуден: момент истины для России и США

Геополитика и безопасность

indexqwwee12345В прошлом месяце на саммите G-8 в Северной Ирландии президент России Владимир Путин, по слухам среди дипломатов, хотел воспользоваться спортзалом на курорте Эннискиллена, но его американский коллега Барак Обама уже его забронировал. Не желая делить один объект, Путин решил, что плавание в холодном озере Лох-Эрн выходит за рамки физической выносливости Обамы. Все это, возможно, досужие сплетни, но они помогают взглянуть на непростой характер нынешних российско-американских отношений.

Если применить знание языка жестов для анализа заседания в Эннискиллене, можно увидеть, что американо-российские отношения находятся на самом низком уровне за очень много лет, а дело экс-сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена говорит нам, что они будут и дальше ухудшаться…

В Северной Ирландии Путин и Обама не поделили курортный город. Из последних событий: Обама, раздраженный решением Кремля приютить Сноудена, может отменить предложенную им же двустороннюю встречу в Москве в сентябре до саммита G-20 в Санкт-Петербурге.

Почему возникла такая ситуация? По крайней мере, частично она была создана в Пекине, невольно или иным образом, когда Сноуден был торопливо отправлен самолетом Аэрофлота в Москву на фоне частной информации, что Вашингтон уже аннулировал его паспорт и что к моменту приземления в аэропорту Шереметьево Сноуден окажется без действующих проездных документов.

Как топ-фигура аналитиков российского стратегического истеблишмента Федор Лукьянов иронично отметил в статье для «Российской газеты» во вторник: «Разведывательная служба КНР, которая посадила американца на самолет в Москву и сказала ему, что так лучше, заслужила похвалу от своего руководства, так как они избавила Пекин от серьезной головной боли. Остальным не так повезло».

Наверняка, Пекин действовал из чистых побуждений, чтобы изолировать зарождающийся NTR (Новый Тип Отношений) Китая с администрацией Обамы Барака от омрачающей ситуации со Сноуденом.

В этом случае Китай использовал Сноудена для большой пропаганды, но избавил себя от необходимости принимать трудные решения относительно его окончательной судьбы. Это, с одной стороны, пригвоздило Вашингтон к позорному столбу за «лицемерие» в потворствовании столь крупномасштабному кибершпионажу против суверенных стран и одновременно подняло для Москвы выше планку стандартов по правам человека..

Ненужный и вводящей в заблуждение

Тем не менее, в конечном счете, ошиблась Москва, так как она не воспользовалась возможностью депортировать Сноудена обратно в Гонконг, когда выяснилось, что этот иностранец не имеет действительных проездных документов, что является обычной практикой. Напротив, в Москве приняли решение придерживаться юридической линии, по которой Сноуден не находится на территории России, и в довершение окутали его покровом безопасности, который ненужен и вводит в заблуждение.

Опять же, в отличие от полного обета молчания в Пекине, из разных источников, начиная от правительственных чиновников и ученых мужей до высокопоставленных политиков, начали появляться разнообразные текущие комментарии о невидимом присутствии Сноудена в Москве, которые, в конечном итоге, создают впечатление, что Москва вела предварительную игру с Вашингтоном и надеялась в итоге договориться с США.

Достаточно сказать, что на данном этапе Москва может не предаваться скорби, что Сноуден стал ее нежелательным ребенком.

Вашингтон, со своей стороны, выдерживает последовательно единую линию: от президента Барака Обамы и далее вниз, а именно — не будет никаких «сделок» с Москвой из-за Сноудена, Россия должна выслать Сноудена, совершившего преступление по американским законам и обязанного предстать перед судом в США. США также дали понять, что любое видимое отсутствие сотрудничества Москвы может иметь негативные последствия для двусторонних отношений.

Тот факт, что именно заместителю госсекретаря Уильяму Бернсу, давнему специалисту по Москве, поручили работать по ситуации со Сноуденом, подчеркивает серьезность администрации Обамы в попытке убедить русских, что Кремлю уже достаточных правовых и практических причин, чтобы выслать беглеца без проездного документа в США, другой исход станет политическим вызовом.

Но Москва заняла абсолютно правильную правовую позицию, которая дополняет принципиальную, а именно — действительно великая держава не может не принять во внимание «гуманитарные соображения».

Сделок не будет

Однако Россия также ожидает, что российско-американские отношения будут развиваться дальше, как будто ничего не произошло, поэтому, как только внимание средств массовой информации ослабнет, как это часто случилась в период холодной войны, между правительствами двух стран может быть заключена сделка. Как заключил Лукьянов: «Эдвард Сноуден, скорее всего, вскоре получит в России убежище, временное, как он говорит, но он может задержаться в России на долгое время. Ибо обстоятельства, препятствующие его возвращению домой или переезду в Латинскую Америку в обозримом будущем не исчезнут. Москва и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы этот бизнес как можно быстрее забылся и вышел из новостного поля. Тогда появится возможность без излишней огласки обсуждать то, что должно быть сделано, чтобы извлечь эту кость в горле отношений».

Лукьянов напомнил, какое «изящное решение» была разработано Россией и США в 2010 году, когда свергнутый президент Киргизии Курманбек Бакиев оказался на пересечении взаимных интересов Москвы и Вашингтона… Бакиев был отправлен в Минск.

Согласится ли администрация Обамы на формулу Минска в случае Сноудена? Это — большой вопрос. Это кажется маловероятным, потому что, по существу, означает, что Вашингтон должен будет сделать именно то, что Обама сказал, что он не будет делать, а именно — пойдет на «сделку» с Пекином или Москвой.

Итак, принимая во внимание все обстоятельства, настает острый момент истины и для Москвы и для Вашингтона в их отношениях после холодной войны. Для Москвы это — ни что иное как кризис идентичности, тогда как для Вашингтона — весьма необходимая ему сессия очистительной терапии на кушетке, которая могла бы помочь ему понять себя лучше.

Для России дело Сноудена требует перезагрузки внешнеполитической доктрины Кремля. До сих пор это была внешняя политика, прикованная к «национальным интересам». Теперь возвращается идеология. Она может не быть марксистской, но тем не менее это неотразимая гуманистическая идеология, которая дает первенство «гуманитарным соображениям» во внешней политике.

Как долго Россия сможет практиковать загруженную идеологией внешнюю политику в мире, который разорван несправедливостью, насилием и авторитаризмом? Это один вопрос.

Второй — смогут ли влиятельные слои элиты России действительно позволить себе принять эту ситуацию и подвергнуться остракизму со стороны Запада, который они рассматривают как своего естественного партнера на Севере?

Суть дела в том, что трансатлантический альянс наконец-то сплачивается несмотря на случайное отклонение от этого курса (или два). И союзники Америки не будут продолжать вести обычный бизнес с Россией по проблеме, которая ранит американскую гордость и заставляет США выглядеть бессильной супердержавой. С другой стороны, в рамках имеющейся в постсоветский период общественной формации в России маловероятно, что основная часть московской элиты найдет в Боливии или Эквадоре приятную замену Лондону или Цюриху.

Это подводит нас к третьему вопросу, который касается мирового порядка, в котором Россия должна работать. Не стоит заблуждаться, что США положительно отреагируют на любое решение, влекущее «убежище» для Сноудена — временное или не очень. Если это так, то что из этого следует?

На всей траектории постсоветского периода российско-американские отношения до сих пор не были конфронтационными. Это может измениться. И это — размышление о мироустройстве, в котором Россия будет жить. В конце концов, трое (или даже четверо, включая Южную Африку) из партнеров БРИК России (Бразилия, Индия и Китай) даже не рассматривали бы план действий, который Москва, кажется, собирается выбрать; а именно — предоставление из «гуманитарных соображений» убежища американскому беглецу от закона.

Переписывание истории «старика Бориса»

В общем, дело Сноудена требует от России решить, к каким отношениям с Западом она стремится. Правда, Россия обычно живет под западным присмотром, но раньше это была трудная жизнь не по выбору, но по принуждению. Без западных технологий и инвестиций имеются врожденные ограничения для обновления экономики России и глобализации несмотря на «китайский опцион», проект Евразийский Союза или членство во Всемирной торговой организации.

Проще говоря, Вашингтон ожидал от России сотрудничества, например, как сделали Испания, Италия, Португалия и Франция, заблокировав транзит Президента Боливии Эво Моралеса, когда подозревалось, что Сноуден был на борту его самолета (хотя эти страны тоже были раздражены по поводу «кибер-шпионажа» США). По крайней мере, Вашингтон ожидал со стороны России той же степени «прагматизма», которую продемонстрировал Пекин в случае Сноудена.

Предположительно, это может быть ловушка, которую администрация Обамы установила для России. Россия призвана сделать экзистенциальный выбор в отношении своей идентичности и роли как великой державы с глобальным присутствием и влиянием.

Это несправедливое действие, потому что США обычно только предъявляют требования к России и никогда не прислушиваются к ее желаниям. Как в бытность свою президентом Билл Клинтон в порыве откровенности один раз сказал бывшему заместителю госсекретаря Строубу Тэлботту о своем российском коллеге Борисе Ельцине: «Мы [США] не всегда играли блестяще с этими людьми [русскими], мы еще не выяснили, как сказать им «да» таким образом, чтобы сбалансировать чуть-чуть то, сколько и как часто мы хотим, чтобы они сказали «да» нам. Мы постоянно говорим старику Борису: «Хорошо, теперь вы должны делать еще это — вот еще больше дерьма вам в морду»».

Сегодня администрация Обамы должна избавиться от представления, что российская клика времен Билла Клинтона по-прежнему осталась в значительной степени нетронутой в цепи Вашингтона даже после того, как «старик Борис» ушел из Кремля 12 с половиной лет назад. Говоря иначе, Россия больше не будет терпеть «еще больше дерьма».

Если администрация Обамы еще сомневается, то беспрецедентные военные учения на этой неделе российских вооруженных сил на Дальнем Востоке должны помочь рассеять это неправильное представление.

У России нет врагов на Дальнем Востоке. Россия также может не вести подготовку с учетом вероятности войны с Японией, Китаем и Северной Кореей. И при этом ее знаменитые стратегические бомбардировщики Ту-95МС будут выполнять задачи в реальном времени.

Реальное послание в том, что военные учения, заканчивающиеся субботу, с участием 160 000 военнослужащих, 5000 танков и боевых бронированных машин, 160 боевых самолетов и вертолетов дальнего действия, военных транспортников, истребителей, бомбардировщиков и армейской авиации, а также 70 кораблей были назначены Кремлем с уведомлением за ничтожные 48 часов, и все же они начались и прошли с таким изяществом.

Присутствие президента Владимира Путина… в Восточном военном округе в среду подчеркивает, что «старик Борис» стал частью истории, как и действительный постсоветский триумфализм США.

В целом, бессмысленная суета «перезагрузки», которую инициировал Обама во время своего первого срока, утратила свою полезность. Россия больше не будет принимать выборочного участия. Она требует всеобъемлющих, равных партнерских отношений, основанных на взаимном уважении.

Случай Сноудена свидетельствует о том, что Вашингтону надо срочно вернуться к чертежной доске и поработать над новым планом отношений с Россией по аналогии с тем, как потребовался «новый тип отношений» с Китаем.

Посол М. К. Бхадракумар служил карьерным дипломатом в индийской дипломатической службе более 29 лет, быв в том числе послом Индии в Узбекистане (1995-1998) и Турции (1998-2001 гг.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.