Диктатор и пиарщик

Геополитика и безопасность

14082013aaДаже самый лучший пиарщик не выстоит в борьбе с безжалостным политиком — такова мораль истории американского программиста Сноудена, который вскрыл подробности программы электронной слежки за гражданами. Пиар имеет свои ограничения, значит, традиционную политику еще рано списывать в утиль.

Имиджевая война

Кулисы дела Сноудена наверняка так и останутся тайной. Мы не узнаем, какую роль в его бегстве сыграли спецслужбы, с самого ли начала Россия и Китай участвовали в его судьбе или только воспользовались подвернувшимся случаем. В сущности, это не так важно. Важен конечный результат: предоставив американцу убежище Владимир Путин, выставил на посмешище Соединенные Штаты и их президента.

Сноуден рассказал о том, что и так известно широкой общественности хотя бы по крупнобюджетным голливудским кинокартинам. Помните фильм Томми Скота (Anthony Scott) «Враг государства», в котором Джин Хэкмен (Eugene Hackman) и Уилл Смит (Will Smith) геройски сражаются с Джоном Войтом (Jon Voight), который играет плохого чиновника всемогущего Агентства национальной безопасности?

Во всем мире все подслушивают всех. Глобальную слежку ограничивают только финансы и технические возможности компьютеров. И поэтому США, предназначающие на эти цели огромные средства и располагающие самыми продвинутыми технологиями, естественным образом являются в этой сфере лидером. В чем же заключалась роль Сноудена? Он был использован для пропагандистской атаки России и Китая на Америку.

В наше время решающий фактор в международной позиции государства — это не только «жесткая сила» (hard power), которая определяется размером населения, масштабами экономики и армии, но во всей большей степени сила «мягкая» (soft power), то есть имиджевая привлекательность. В этой последней области американцы были абсолютными чемпионами. Им удалось укрепить образ США как страны свободы, демократии, благосостояния и равных возможностей для всех граждан, этакого благородного шерифа, который помогает Добру побеждать, и своего рода современной земли обетованной, где каждый может превратиться из чистильщика обуви в миллионера. Россия и Китай воспринимаются как противоположность Америки: это наследницы империй зла, где авторитарные режимы душат свободу и счастье, живущих там людей.

Дело Сноудена поколебало эту асимметрию. Вашингтон оказался любопытным Большим Братом, покушающимся на частную жизнь и свободу каждого жителя Земли, а Пекин и Москва — бескорыстными их защитниками. Эту славную сказку в последние дни бездумно тиражируют СМИ всего мира.

Триумф макиавеллизма

Предоставление Сноудену убежища — это личное поражение Обамы и удар по его политическому мировоззрению. Ведь нынешний президент США — не политик, а пиарщик. Он стал главой государства потому, что отлично смотрится в СМИ и умеет с их помощью общаться с американцами. У него нет никакой программы, а лишь подготовленные «послания» и повторяемые без конца заученные жесты. Обама говорит именно то, что хотят в данный момент услышать журналисты, в большинстве своем принадлежащие к сторонникам леволиберальной политкорректности, и избиратели, исповедующие философию горячей воды в кранах.

Постполитикой управляет один основной принцип: всем сестрам по серьгам. Ключевой для традиционной политики вопрос интересов общественных групп и государства отодвигается на второй план, поскольку выгода одной группы означает притеснение другой, и, соответственно, утрату какой-то части электората. Управлять западным обществом XXI века способен лишь тот, кто понимает эти законы и умеет их эффективно использовать Обаме не было бы равных, если бы парадигму постполитики приняли все страны мира. Остались, однако, такие места, где она не работает. Владимир Путин создал систему, напоминающую кукольный театр, где он и его соратники работают в качестве кукловодов. Кремль контролирует все: СМИ, спецслужбы, армию, администрацию. Без его согласия не может функционировать ни единая партия, ни один человек не может принять участие в выборах. Под контролем находится все, а демократия — это спектакль, в которой верят только слепые и глухие.

Власть в России принадлежит узкой олигархической группе, костяк которой составляют бывшие сотрудники КГБ. Принципиальное значение для них имеют интересы — их собственные интересы. Как отмечает автор книги «Царь Путин» Анна Арутюнян, Россия (а в первую очередь ее природные богатства) стала просто их собственностью, своего рода феодальной вотчиной. Их не интересуют простые россияне, но заботят дела государства, поскольку его интересы совпадают с их собственными. Путин сотоварищи могут смело сказать: «Россия — это мы». Они ведут жесткую борьбу за укрепление положения страны на международной арене, поскольку оно напрямую связано с их материальным благополучием. И в этом заключается ключевое отличие. Обама — всего лишь носитель административной функции. Его заработок не зависит от успехов и поражений. Он должен нравиться народу, получая в награду за это переизбрание (да и то только один раз).

Пиарщик никогда не заменит политика. Он использует стратегии маркетинга, базирующиеся на доверии и взаимности, которые неприменимы во внешней политике, где царит дарвиновская борьба за выживание. Буйвол, доверившийся гиене, обречен быть съеденным. Обама поверил Путину и несколько лет подряд планомерно воплощал в жизнь концепцию «перезагрузки». Он отказался от доктрины однополярности, согласно которой мировой расклад сил имеет один центр — Вашингтон. Обама решил, что мир имеет несколько полюсов, и одним из них является Москва, поэтому следует учитывать ее интересы. Таким образом Америка кардинальным образом пересмотрела свою прежнюю внешнюю политику.

Путин же отплатил за это США унижением. Почему? Россияне воспринимают доверие как проявление слабости, которую следует использовать. Они понимают только язык грубой силы.

Битва за власть

Скорее всего, Обама не осознает, что антизападная идеология (и, главное, антиамериканизм) — это один из немногих фундаментов легитимации путинского режима. Для авторитарной власти легитимация — это вопрос жизни и смерти. Российские СМИ, особенно в ходе предвыборных кампаний, просто захлебываются от антиамериканизма, в чем я убедился собственными ушами и глазами. Россиянам вбивают в головы, что путинская Россия существует ради того, чтобы давать отпор сатанинской вырожденческой Америке. Их убеждают, что миссия кремлевского властелина — это борьба не на жизнь, а на смерть с хозяином Белого дома. Каждый успех Путина в борьбе с Обамой трактуется как грандиозный успех российской власти и народа. Что же должно твориться в русской душе, когда американский президент получил от президента России ощутимый удар?

Самое удивительное в этой ситуации то, что американцы не проявляют никакой реакции на подобные сеансы ненависти. Казалось бы, в обязанности дипломатов входит мониторинг российской прессы и соответствующие отчеты наверх. Но, видимо, они не придают значения этой сфере и считают, что она не влияет на российско-американские отношения. Дело Сноудена показало, что это было серьезной ошибкой.

Для подкрепления пропаганды (чтобы она не расходилась с реальностью) и идеологии, на которой базируется смысл существования путинского режима, Кремлю время от времени требуется эффектный агрессивный выпад в сторону американцев. Ставка здесь — власть и прилагающиеся к ней сотни миллиардов долларов. Кстати, Путин ни разу не позволил себе подобной демонстрации силы в отношении Китая, который представляет собой настоящего соперника и реальную угрозу России в Евразии. Он прекрасно понимает, что Пекин в ответ мог бы помять ему кости.

История Сноудена укрепила позицию Кремля на международной арене. Во многих регионах мира интересы Вашингтона сталкиваются с интересами Москвы, и россияне после проигранной холодной войны, стремятся восстановить там свои сферы влияния. В рамках перезагрузки Обама отказался, в частности, от размещения элементов системы ПРО в Центральной и Восточной Европе, уронив имидж США в глазах Варшавы, Праги и Киева. Путин пытается похоронить этот имидж окончательно. Послание Кремля недвусмысленно: не рассчитывайте на помощь американцев, оставьте надежду на какую-либо заокеанскую помощь, карты в регионе раздаем мы, а вам придется подстроиться под наши интересы.

Во внешней политике работают принципы, похожие на законы малолетних хулиганов. Иерархию определяет сила. Путин, выросший в одном из ленинградских дворов, прекрасно это понимает. Его биограф Маша Гессен пишет даже, что он руководствуется «дворовым» кодексом в своей политической деятельности (книга «Человек без лица»). Так что если в ближайшее время Обама не даст сдачи, то ребята в глобальном дворе станут считать его слабаком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.