Щит отечества будут латать за российский счет

Геополитика и безопасность

02092013kСовершенствование противовоздушной обороны и авиации избраны в качестве приоритетных направлений модернизации белорусской армии, однако источники их финансирования не ясны.

Белорусская армия должна быть адекватной вызовам и угрозам XXI века. Об этом Александр Лукашенко заявил 20 августа на совещании о дальнейших направлениях строительства и развития вооруженных сил.

«Анализируя конфликты последнего времени и войны, мы определились, что главное для нас сегодня — это ПВО и авиация. Поэтому, коль это главное звено наших вооруженных сил, то первостепенное внимание ему», — сказал президент. Из этого вытекает, что и средства в развитие национальной армии должны вкладываться с учетом названных приоритетов.

Щит Родины обветшал.

Понятно, что особую значимость укрепление национальной системы ПВО приобретает в связи с расширением использования в современных боевых действиях разнообразных видов новейшего высокоточного оружия (ВТО): крылатых ракет, беспилотных летательных аппаратов и управляемых авиационных бомб.

Основу современных военных операций составляют массированные, с применением сотен и даже тысяч единиц средств нападения, удары ВТО по важнейшим объектам органов власти и госуправления (включая резиденции высших должностных лиц), оборонной и экономической инфраструктуры. Подвергшееся такому нападению государство практически лишается возможностей сопротивляться.

Причем наиболее остра эта угроза для стран, которые в последние 15-20 лет по тем или иным причинам не предпринимали необходимых финансовых и технологических усилий для совершенствования своей ПВО. В значительной степени это относится и к системе ПВО Беларуси.

До сих пор основу ее вооружения составляют радиолокационные станции и зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) советского производства. В свое время им не было равных в мире, однако с тех пор возможности вероятного воздушного противника выросли многократно.

Для того чтобы боеспособность ПВО союзника, который прикрывает Москву с западного стратегического направления, не упала ниже критического уровня, Россия изредка делится зенитными вооружениями из своих запасов. Но это, в принципе, не меняет общую ситуацию. Так, явно не делают погоды полученные недавно две батареи современных ЗРК малой дальности Тор-М2Э.

Последние более-менее значимые поставки зенитных комплексов из России в Беларусь были осуществлены семь лет назад. И проблема замены наиболее устаревших ЗРК и систем на более современные, судя по высказываниям Лукашенко, приобрела для военно-политического руководства страны особую значимость.

Не меньше проблем и у белорусской авиации. На начало 2013 года порядка 50 боевых машин выведены из ее состава по причине выработки ресурса.

Борьба двух концепций

Между тем возникает вопрос: почему только сейчас в качестве основных приоритетов модернизации вооруженных сил Беларуси окончательно выбрали войска ПВО и авиацию? Ведь их деградация началась отнюдь не вчера.

Как полагает ряд экспертов, сильным импульсом стало прошлогоднее безнаказанное нарушение воздушной границы шведским легкомоторным самолетом. Это происшествие показало, что в случае начала военных действий против Беларуси (что маловероятно, но не исключено) такой прорыв вполне могут совершить и боевой беспилотник, и крылатая ракета. А в числе возможных целей может фигурировать и штаб-квартира главнокомандующего вооруженными силами.

Вместе с тем иные аналитики считают заявление президента о приоритетности перевооружения войск ПВО и ВВС и о концентрации на их развитии скромных финансовых ресурсов страны своеобразным подведением итогов многолетней дискуссии в белорусской военной элите между «танкистами» и «ПВОшниками» относительно выбора основных направлений развития национальных вооруженных сил.

Поясним: здесь принципы отнесения сторонников различных точек зрения к тому или иному лагерю отражают не столько принадлежность к тому или роду войск, сколько различия во взглядах на вопросы военного строительства.

Так к «танкистам» причисляют генералов и старших офицеров, полагающих, что, несмотря на все изменения в военной технике, современные вооруженные конфликты сохранят основные черты войн прошлого и победу в них, как и прежде, обеспечит применение на широких пространствах больших масс бронетанковой техники и живой силы. Что предполагает и соответствующее распределение финансов.

Напротив, их оппоненты, основываясь на опыте реальных боевых действий конца XX — начала XXI века, считают, что решающую роль в военных столкновениях нынешней эпохи будут играть средства воздушного (а возможно и космического) нападения, массированное применение ВТО, разведывательных и боевых беспилотных летательных аппаратов.

Это предполагает создание адекватной защиты: эшелонированных систем противоракетной и противовоздушной обороны, средств радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы, способов противодействия ВТО, основанных на различных физических принципах. А также требует направления основных средств оборонных бюджетов на совершенствование этих вооружений.

Надежда только на Россию

В первые годы существования вооруженных сил независимой Беларуси, когда их бронетанковые и противовоздушные вооружения еще могли считаться современными, противоречия между «танкистами» и «ПВОшниками» носили достаточно сглаженный характер. Однако по мере старения советских танков и зенитных ракет и осознания того, что народное хозяйство страны не в состоянии обеспечить всеобъемлющее перевооружение, борьба за определение главных ориентиров военной политики (и, соответственно, за получение большей доли бюджетного пирога) становилась все более напряженной.

Долгое время ни одна из сторон не получала явных преимуществ, но опыт вооруженных конфликтов последнего времени на фоне серьезных экономических трудностей заставил высшее руководство Беларуси расставить точки над «i» и определиться с приоритетами.

Следствием стало требование президента уделить первостепенное внимание дополнительному целевому финансированию первоочередных мероприятий по авиации и средствам ПВО. Из чего следует, что сухопутным силам, и в частности их бронетанковой составляющей, рассчитывать особо не на что.

Но недостаточно просто объявить о принятом решении. Эксперты указывают на колоссальную стоимость средств ПВО. Один боевой самолет типа Су-27/30 стоит 35-50 млн. долларов, одна зенитно-ракетная система С-300ПМУ-1 — 800 млн. долларов.

Таких финансовых ресурсов у страны нет и не предвидится. Их не удастся изыскать ни за счет оптимизации (а по сути сокращения) остальной армии, ни за счет продажи высвобождающегося при этом вооружения и боевой техники. И хотя президент потребовал нарастить финансирование приоритетных направлении, он, похоже, и сам прекрасно понимает, что без помощи России ПВО страны не укрепить.

Отсюда, очевидно, и его указание Министерству обороны незамедлительно приступить к практической реализации достигнутых с Российской Федерацией договоренностей по авиации и системам ПВО с учетом результатов недавних встреч с президентом России Владимиром Путиным и российским министром обороны Сергеем Шойгу.

Суть этих договоренностей, как представляется на основании анализа заявлений Шойгу, заключается в том, что Минск предоставляет россиянам авиабазу на белорусской территории, но зато получает четыре дивизиона зенитно-ракетных комплексов С-300.

Поставка ЗРК ожидается в 2014 году, а авиабаза (как уже известно, под Лидой) будет создана в 2015 году. Причем первое звено российских истребителей, как подтвердил на днях министр обороны Юрий Жадобин, прилетит уже в нынешнем году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.