Россия опасается продвижения радикального ислама

Геополитика и безопасность

02092013kkУ Кремля не осталось практически никаких шансов на то, чтобы предотвратить нападение США на Сирию. Но Москва по-прежнему  настаивает на том, что необходимо искать политическое решение конфликта, и предупреждает, что в противном случае на Ближнем Востоке гражданская война будет продолжаться. Сирия и Иран остаются последними союзниками России на Ближнем Востоке.

Между тем экс-руководитель войск ПВО Вооруженных сил РФ заявил, что  сирийская ПВО может дать достойный ответ на удары США и их союзников по антисирийской коалиции в случае развязывания войны.

Основными причинами столь жесткой позиции России являются события последних лет на Ближнем Востоке. Во всех арабских странах, где за последнее время произошла смена правящих режимов, имеет место хаос и нестабильность. А именно этого и не хочет Москва.

Россия  два года назад позволила осуществить военное вмешательство сил международной коалиции в гражданскую войну в Ливии, несмотря на то, что Москва имела  хорошие отношения с ливийским лидером  Каддафи.

Россия тогда не воспользовалась своим правом вето в Совете Безопасности ООН на проведение иностранной военной операции в Ливии. Спустя некоторое время  эксцентричный ливийский диктатор погиб от рук разъяренной толпы.

В результате проведения военной операции в Ливии установился хаос: военизированные группировки  продолжают воевать друг с другом, центральное правительство не контролирует страну, и самое печальное заключается в том, что радикальный ислам был усилен.

Кремль боится распространения исламского фундаментализма и пытается всячески сдержать его распространение на территории России.

Дело в том, что в состав Российской Федерации входит несколько республик, в которых большинство населения исповедует ислам. В основном они расположены на Северном Кавказе: Чечня, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Но ислам в России не ограничивается только этими регионом. Больше всего мусульман проживает  в  республике Татарстан.

Для российского руководства основной проблемой стало распространение радикального суннитского ислама в местах компактного  проживания  мусульман, в первую очередь — на Кавказе,  так как  именно отсюда  исходит террористическая опасность и  реальная угроза для политической стабильности в России. Вот почему  российские власти так сильно озабочены событиями, происходящими в арабских странах.

Действительно,  Москва продает оружие своим друзьям в регионе — Сирии и Ирану. Но также верно и то, что Россия воздерживается  от поставок им  современного вооружения, и даже всячески оттягивает выполнение ранее подписанных контрактов, когда это возможно.

По данным Стокгольмского международного института по изучению проблем мира, Россия в 2009 году продала  оружия в Сирию на сумму около 122 миллионов долларов. В 2010 году  поставки российского оружия в Сирию также были на уровне 122 миллионов долларов.

Как сообщил 20 дней назад журнал Time, Кремль отверг  предложение Саудовской Аравии о закупке  российского оружия на сумму 11 миллиардов евро, несмотря на то, что саудовские власти гарантировали Москве, что страны Персидского залива не будут угрожать гегемонии России на газовом рынке в Европе. В обмен Москва не должна была препятствовать принятию резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН.

В настоящее время единственная российская военная база, расположенная за пределами  Содружества Независимых Государств находится в сирийском порту Тартус. Парадоксально, но  Москва в июне текущего года приняла решение об  эвакуации персонала со своей военно-морской базы. Похоже, что Кремль не хочет терять своих людей, а тем более ввязываться в военный конфликт.

Россия не хочет, чтобы режим Асада пал, а на его место пришли к власти  радикальные сунниты или слабое правительство, которое  не способно их контролировать. Поэтому Москва неустанно повторяет, что если не будет найдено политико-дипломатического решение конфликта, то Сирия будет ввергнута в пучину бесконечной гражданской войны.

Геополитические и стратегические интересы России заключается в том, чтобы любыми путями и средствами противостоять дальнейшему распространению исламского фундаментализма. Кремль должен также учитывать умонастроения своих граждан, а также таких влиятельных институтов, как православная церковь.

Мы уже видели, что произошло с христианами — коптами в Египте после прихода к власти Братьев мусульман. Русские боятся, что аналогичная ситуация может произойти и в Сирии после победы оппозиционных сил. Православные в Сирии при Башаре Асаде не испытывали никаких проблем. Однако сейчас многие наблюдатели, а также политики  и священнослужители в России полагают, что православные будут подвергнуты преследованиям в Сирии после прихода новой власти. Вероятно, что такая  же участь постигнет друзов и алавитов.

Более того, россияне не верят, что Асад применил химическое оружие, как это утверждают США, Франция и Англия, Кремль считает, что виновных в применение  химического оружия надо искать в рядах оппозиции.

Как сообщил глава Комитета по международным делам Госдумы РФ Алексей Пушков, в мае 2013 года некоторые наблюдатели из ООН, в том числе бывший прокурор трибунала ООН по бывшей Югославии Карла дель Понте (Carla del Ponte), выступили с заявлениями в поддержку утверждений о том, что на самом деле химическое оружие применяют повстанцы, дабы выдвинуть обвинения в адрес сирийского правительства. Была также дополнительная информация от правительства Ирака о том, что оно обнаружило три подпольных завода по производству зарина, которые принадлежат группировкам, связанным с «Аль-Каидой» и сирийскими повстанцами.

Москва также считает, что масштабное применение 21 августа химического оружия в окрестностях Дамаска лежит на совести сирийской оппозиции, а не режима Асада. Тем самым мятежники стремятся подтолкнуть США как можно быстрее начать бомбардировки правительственных войск.

Военная интервенция против Сирии может спровоцировать большую войну, считают  некоторые российские политологи.  В войну могут быть втянуты, с одной стороны, сунниты из Сирии, Садовской Аравии и Катара, с другой стороны, так называемая «шиитская ось» в составе сирийских и иранских шиитов, а также такой организации, как Хезболла. Не исключено, что конфликт в последующем может перекинуться и на Ирак.

«Мы уже слышим лозунг радикальных суннитов: сначала возьмем Дамаск, потом пойдем на Багдад», — отметил глава Комитета по международным делам Госдумы РФ.

И последнее. Кремль не верит, что целью оппозиции и ее союзников является установление демократии в Сирии. Саудовская Аравия, Катар и суннитские группировки, которые борются против Асада, не имеют ничего общего с демократией. Москва также не верит в то, что Соединенные Штаты руководствуются в сирийском вопросе гуманитарными целями и подозревают Вашингтон в том, что таким образом он стремится решить свои геополитические и экономические цели.

Кремлю нечего терять, и тем более нет смысла занимать  соглашательскую позицию. В российско-американских отношениях нет особо крупных достижений и прорывов. Наоборот, отмечается ухудшение отношений, особенно в связи с планами Вашингтона по созданию  ракетно-ядерного щита.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.