Из истории Брестского кадетского корпуса

История

b55f2220d0b95100e5b2fbbd598be242В новом учебном году не мешало бы заглянуть в прошлое и вспомнить, какая система образования была в Бресте в позапрошлом веке. Тем более, что город имеет большие традиции по части учебных заведений приличного уровня. Одним из таких был Брестский кадетский корпус, чья история началась со второй трети XIX в.

К тому времени в Бресте было 3 учебных заведения – уездное дворянское и 2 церковно-приходских училища, рассчитанные на детей из духовенства и обедневших слоев дворянства. Все они давали незаконченное среднее образование, без права поступления в университеты.

Идея открыть в Бресте учебное заведение с военным уклоном, где воспитанники получали качественное образование, возникла у императора Николая І с подачи Виленского генерал-губернатора Ф.Я. Мирковича при посещении ими строящейся крепости в 1840 г.

Наконец, после ряда бюрократических формальностей, 30 августа 1842 г. Брестский Александровский (по имени шефа – наследника Александра Николаевича, будущего императора Александра ІІ) кадетский корпус торжественно распахнул свои двери.

Что же представляло собой это военно-учебное заведение?

Согласно разработанному по образцу Полоцкого корпуса уставу, Брестский кадетский корпус был рассчитан на обучение 400 воспитанников в возрасте от 9 до 12 лет. В корпус принимались исключительно лица дворянского происхождения, документы которых о принадлежности к благородному сословию были официально утверждены Герольдией и заверены местным генерал-губернатором.

Для уроженцев западных губерний таковым являлся Виленский генерал-губернатор. Ежегодное содержание корпуса легло на плечи дворянства Минской, Гродненской и Виленской губерний и составляло 86331 руб. 50 коп. серебром.

Весь корпус делился на 4 роты, во главе которых стояли командиры в звании капитана. Командиру роты помогали штабс-капитан и три поручика, возглавлявшие отделения. Роты составляли батальон, которым и являлся кадетский корпус. Командир батальона в звании подполковника или полковника фактически был заместителем директора корпуса по военно-строевой части, он же отвечал за воспитательную работу среди кадетов.

Кстати, главная цель воспитания в кадетских корпусах, если отбросить в сторону витиеватые формулировки того времени, выражалась предельно просто – «за Веру, Царя и Отечество». За воспитательный процесс в роте отвечал непосредственно ротный командир, которому помогали унтер-офицеры, выделяемые из числа лучших воспитанников. Положение, когда фактически твой одноклассник становится соглядатаем офицера и теперь считается чем-то низким, а в те времена и подавно, поэтому такие «добровольцы», мягко говоря, не пользовались уважением среди кадетов.

Между тем, проступки, а иначе говоря, обычные подростковые шалости карались сурово. Провинившиеся оставлялись без обеда, ставились в угол, лишались увольнительных, встреч с родными и т.д. Но самым жестоким средством были розги, которые применялись направо и налево по малейшей причине. Нередко воспитанники получали свою «порцию» по три раза на неделе, точно по расписанию.

Вопиющий случай произошел с одним из воспитанников, неким Тетюцкиным, замкнутым, молчаливым подростком, которого невзлюбил ротный. Эта нелюбовь выражалась в безжалостной порке по всякой мелочи, порой по два раза на день. В один из дней кадет получил от отца известие о смерти матери. Подросток и до этого не отличавшийся устойчивой психикой, разрыдался при всех на плацу.

Ротный командир тут же наказал его розгами, после чего кадет перерезал себе сонную артерию и через некоторое время умер. Инцидент дошел до Петербурга, из столицы приехало грозное начальство, начался «разбор полетов», который закончился ничем. Дело было успешно замято, ротный, что называется, даже не чихнул.

Трудно сказать, способствовала ли такая система «кротости и послушанию» воспитанников, но одно можно сказать точно – жестокость в ответ всегда порождает жестокость.

Но были в воспитательном процессе и положительные моменты. Каждый день с 11 до 13 часов кадеты занимались плаванием, гимнастикой, фехтованием, танцами и пением. Дворянские традиции и принадлежность к благородному сословию накладывали определенные обязательства на подростков.

Особое внимание уделялось внешнему виду воспитанника, его фигуре и осанке, этикету, умению вести себя в обществе и за обеденным столом. Таких вот простых правил порой не хватает сегодняшним молодым людям.

Какие же предметы изучались в кадетском корпусе? Согласно «Уставу для военно-учебных заведений 2 класса», к которым и относился Брестский кадетский корпус, его воспитанники в обязательном порядке изучали такие гражданские предметы, как русский, немецкий и французский языки (в среднем на каждый отводилось по 4 часа в неделю, час равнялся 90 мин.), чистописание, рисование, черчение, географию, историю, арифметику, алгебру с применением ее к геометрии, простую геометрию, прямолинейную тригонометрию и Закон Божий (православного и католического вероисповеданий).

Помимо этого, изучались правила гарнизонной, строевой и лагерной службы, полевая фортификация, артиллерийская подготовка, военное судопроизводство. Воспитанники, планировавшие пойти в дальнейшем по артиллерийской стезе, изучали механику и гидравлику, основы химии и физики, общие правила фортификации, атаки и обороны крепостей, минное искусство.

Наряду с офицерами, в кадетском корпусе преподавали и гражданские лица, которые по «Положению о службе по учебной части при военно-учебных заведениях сухопутного ведомства» от 1836 г. были зачислены на государственную службу.

К таковым относились инспектор классов и его помощники, преподаватели, библиотекари, смотрители кабинетов и музеев. Представляю, как позавидовали этому современные преподаватели… При этом, претенденты на должность преподавателя кадетского корпуса должны были подходить под соответствующие требования.

Так, все кандидаты на работу подвергались особому конкурсу, который состоял из чтения пробной лекции в присутствии комиссии (в состав которой обязательно входил профессор какого-либо вуза) и сочинения по предмету, на который претендует кандидат.

Без предварительного конкурса к работе в корпусе допускались профессора и доценты высших учебных заведений, лица с высшим образованием, а также штатные преподаватели министерства народного просвещения. Так, некоторое время русский язык, законоведение и физику в Брестском кадетском корпусе преподавали приват-доценты Московского университета Некрасов, Альбертини и Владимирский.

На должность преподавателя военных предметов могли претендовать офицеры, прослужившие не менее трех лет в регулярной армии или гвардии и окончившие специальные военные высшие учебные заведения.

Как уже отмечалось, преподаватели и администрация кадетского корпуса имели статус государственного служащего и определенное, согласно Табели о рангах, положение в обществе. Так, инспектор классов имел чин коллежского советника (6 класс), что соответствовало званию полковника или капитана 1 ранга.

Старшие и младшие учителя имели соответственно чины титулярного советника и коллежского секретаря, или звания штабс-капитана (старшего лейтенанта) и поручика (лейтенанта). Излишне говорить, что все они принадлежали к дворянскому сословию.

Денежное довольствие офицеров военно-учебных заведений позволяло себя чувствовать довольно уверенно: генерал-майор получал 3000 руб. в год; полковник – 1800; подполковник – 1500; капитан – 1200; штабс-капитан  – 1100; поручик – 1000; подпоручик – 850 и прапорщик – 800 рублей в год.

Пенсионное обеспечение преподавателей корпуса также было солидным: выслужившие в корпусе от 15 до 20 лет получали 1/3 от оклада ежемесячно, от 20 до 25 лет – 2/3 оклада; 25 и более лет – полный оклад; 30 и более лет – полный оклад+1/5 его же; более 35 лет – полный оклад+2/5. Не обижало правительство и гражданский персонал кадетского корпуса.

Так, согласно положению от того же, 1836 г., старший учитель при недельной нагрузке в 15 часов получал 2250 руб. в год, младший учитель при такой же нагрузке – 2000 руб. Шестичасовая недельная нагрузка предполагала оплату в 1200 руб. для старшего и в 1000 руб. в год для младшего учителя.

Для сравнения: средняя зарплата в более поздний период, в 1900 г., по стране составляла 194 руб. в год, а небольшое поместье в 30–40-е гг. XIX века (с двумя десятками крестьянских «душ» обоих полов) можно было приобрести за 3500–4000 руб. Желающие могут сравнить с современным уровнем зарплат и покупательской способности.

Первым директором корпуса был назначен полковник лейб-гвардии Семеновского полка Александр Петрович Гельсермен, которому одновременно с назначением было присвоено звание генерал-майора. По свидетельству очевидцев, Гельсермен был жестким волевым, но справедливым руководителем.

Непосредственно в учебный процесс он не вмешивался и полностью сосредоточился только на административно-хозяйственной деятельности. Гельмерсен проработал в должности директора корпуса 10 лет, до своей кончины в 1852 г.

Его сменил на два года генерал-лейтенант Владимир Иванович Назимов, ветеран многих войн, с 1855 по 1863 гг. – Виленский генерал-губернатор. По свидетельствам современников, это был добрый, чрезвычайно набожный человек. Как позднее вспоминал один из бывших кадетов О. Еленский, «…такого выражения глаз, какое было у Назимова, удавалось мне встречать редко. Если бы все глаза так смотрели, то добрых людей на свете было бы много больше».

Сменивший Назимова на посту Генерал-губернатора граф Муравьев был далек от лирики и оценивал своего предшественника со всей солдатской прямотой – «человек недалекий и слабый, при всей своей добросовестности не понимал положения края и не находил никаких разумных мер к подавлению мятежа».

Брестский кадетский корпус до своего перевода в Москву в 1863 г. воспитал немало знаменитых впоследствии офицеров и государственных деятелей. Но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.