Владимир Путин и Хасан Роухани: позитивный старт на площадке ШОС

Геополитика и безопасность

16092013kРазноголосица мнений и оценок прошедшего саммита G20 продолжает волновать мир. В центре внимания — переговоры Владимира Путина и Барака Обамы, которых уже сравнили с Никитой Хрущевым и Джоном Кеннеди по аналогии с Карибским кризисом. Между тем, осенний марафон международной жизни ознаменовался новыми важными событиями и встречами. 13 сентября в Бишкеке на полях саммита ШОС состоялась первая встреча президентов России и Ирана, на которой лидеры должны были «попытаться спасти мир от третьей мировой войны». Пришла пора рассмотреть подробнее итоги данной встречи

В ходе беседы Владимир Путин и Хасан Роухани обсудили широкий спектр вопросов двустороннего сотрудничества, возможные пути решения сложных международных проблем. Однако немногим раньше пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков пояснил, что в Кремле «не детализировали повестку предстоящих переговоров».

Темы, как выяснилось позднее, были затронуты различные — как по международным проблемам, так и по вопросам российско-иранского двустороннего сотрудничества, которое «развивается на всех уровнях — и поступательно», по словам российского президента. Владимир Путин подчеркнул, что «… много всего сегодня в мировых делах крутится вокруг иранской ядерной проблемы, но мы в России знаем и другое: Иран для нас — добрый сосед… И у нас очень большой объем сотрудничества был, есть и наверняка будет».

Иранский президент также высоко оценил важность стратегического и добрососедского сотрудничества с Российской Федерацией: «Россия — наш крупный сосед, и всегда отношение с вашей страной были предметом особого внимания всех правительств, и нынешнее Правительство заинтересовано в расширении и развитии отношений. Чем более активно будут осуществляться консультации между нашими странами по региональным вопросам, в особенности с учётом чувствительной обстановки на Ближнем Востоке, тем больше это будет способствовать решению проблем», — констатировал Хасан Роухани. Также иранский президент отметил: «Инициатива Российской Федерации в отношении Сирии, а также шаги со стороны Правительства Сирии вселили в нас надежду на то, что мы сможем избежать новой войны в регионе».

В ходе своей первой официальной встречи президенты выразили обоюдное намерение придать импульс развитию двустороннего торгово-экономического сотрудничества, существенно сократившегося из-за введения международных санкций в отношении Тегерана, как сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков. Он отметил, что торговый оборот между Россией и Ираном в 2012 году сократился почти на 38% и составил $2,33 млрд. (ирано-китайский торговый оборот, к примеру, исчисляется несколькими десятками миллиардов долларов — авт.) «Понятно, что эта цифра не удовлетворяет ни одну из сторон. Принято решение на бишкекской встрече дать новый импульс правительственным и торгово-экономическим структурам России и Ирана, чтобы они активнее действовали на двустороннем треке», — пояснил Ушаков.

В Кремле сообщили, что на данном этапе ведутся работы по реализации нескольких перспективных проектов российско-иранского делового сотрудничества. Во-первых, «Объединенная двигателестроительная корпорация» завершает переговоры по поставкам в Иран оборудования для перекачки газа с нефтегазового месторождения «Южный Парс»; во-вторых, компания «Стройновация» рассматривает возможность подключения к строительству подземных газохранилищ и объектов транспортировки газа, а  «Группа ГМС» проводит переговоры с потенциальными иранскими партнерами на предмет поставок своего насосного оборудования. И, в-третьих, российская компания «Зарубежнефть» и Иранская нефтяная компания активно сотрудничают в рамках подписанного в апреле 2013 года меморандума по проекту разработки нефтяного месторождения «Хайам», а российские «Силовые машины» будут реконструировать ТЭС «Рамин» в Исламской республике.

Вопреки предположениям о том, что вопросы энергетического сотрудничества все же «обойти будет нельзя», президенты РФ и Ирана детально не обсуждали эту тему. В частности, не обсуждался детально вопрос постройки второго блока АЭС «Бушер», как сообщил также пресс-секретарь главы РФ Дмитрий Песков. Но всё еще впереди. Владимир Путин был приглашен президентом Ирана посетить Исламскую республику, и глава государства «обязательно воспользуется этим любезным приглашением», после того как сроки визита будут согласованы дополнительно по дипломатическим каналам.

Двусторонние переговоры российского и иранского президентов были организованы на высшем уровне, однако, как и ожидалось, «не закончились принятием прорывных и судьбоносных решений», комментирует Игорь Панкратенко, заместитель директора Центра изучения современного Ирана, шеф-редактор журнала «Современный Иран», кандидат исторических наук. «Бишкекский саммит Шанхайской организации сотрудничества станет для нового президента Исламской республики Иран Хасана Роухани первым выходом в «большой политический свет». Возможно, это позволит иранскому президенту понять перспективы Исламской республики в этой организации и внести необходимые коррективы во внешнеполитическую линию Тегерана».

Иран на пути в ШОС: проблемы и перспективы

Шанхайская организация сотрудничества, как и большинство международных организаций, имеет тенденции к расширению. Исламская республика Иран — одна из тех стран, которые имеют прямое намерение войти в Организацию как полноправный участник. Попытки начали предприниматься еще во время президентства Махмуда Ахмадинежада. Однако сейчас за Ираном закреплен статус наблюдателя. И прошедший саммит ощутимо не изменил формальное положение Ирана в ШОС.

Между тем, эксперты отмечают упрочение позиции Организации при вхождении в нее Ирана на правах постоянного члена как в региональном, так и в международном масштабе. «Подключение к проекту ШОС Ирана, страны, которая обладает достаточно большими запасами энергоресурсов, в значительной степени позволит повысить экономический потенциал Организации», — считает замдиректора Института Дальнего Востока РАН (ИДВ РАН), руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая ИДВ РАН, профессор Андрей Островский. — «Но, с другой стороны, если учитывать, что Иран имеет выход к южным морям, в значительной степени это может иметь и определенные стратегические последствия для развития ШОС. Иран давно находится в стадии наблюдателя, и здесь просто необходимы дальнейшие шаги по развитию более активного включения Ирана в деятельность ШОС, чтобы был более плавный переход от стадии наблюдателя к постоянному членству». При этом эксперт подчеркнул, что позиция Ирана по Сирии мало чем отличается от позиции стран ШОС, выступающих против применения Вашингтоном военной силы в отношении Сирии.

Вступлению Ирана в ШОС пока препятствует санкционная изоляция, установленная западными странами по отношению в Исламской республике. «Официальная причина — «Иран является страной, находящейся под санкциями СБ ООН» — комментирует Игорь Панкратенко. — «…но именно противостояние Ирана с Западом является причиной того, что перспективы постоянного членства Ирана являются достаточно туманными. Сегодня для постоянных членов ШОС принять Исламскую Республику в свой «клуб» означает заявить о готовности к конфронтации с Западом», — поясняет эксперт, добавляя, что вряд ли кто-либо из членов ШОС готов к подобному раскладу. А между тем Иран может привнести существенные дополнения в статус и развитие ШОС: «Обеспечение безопасности инвестиций в Афганистане, противостояние афганской же наркоэкспансии —  Ирану есть что предложить коллегам по ШОС», — продолжает Игорь Панкратенко. — «С одной стороны — это огромное политическое влияние, которое имеет Тегеран на афганское общество (о государстве там говорить, мягко говоря, не приходится). С другой стороны —  успешный опыт трех десятилетий противостояния потоку наркотиков из Афганистана. Российские силовики уже оценили перспективы взаимодействия с Ираном в этом вопросе, подписав договор о сотрудничестве между министерствами внутренних дел. Остается распространить договорные обязательства на остальных участников ШОС. Второй темой вполне может стать поддержка Ираном идеи Банка развития ШОС и его участия в Межбанковском объединении Шанхайской организации, участия опосредованного, не являющегося прямым нарушением санкций ООН. Это вполне может стать началом работы Исламской Республики в конкретных региональных экономических проектах».

Будем надеяться, что предстоящие в конце сентября на Генассамблее ООН в Нью-Йорке переговоры шестерки стран с Ираном о судьбе иранской ядерной программы могут дать начало изменениям международного положения Исламской республики в сторону послабления или низложения экономических санкций, что позволит стране в прямом смысле «вздохнуть более свободно» и получить «глоток свежего воздуха» в реализации более открытой и многовекторной внешней политики без искусственных препятствий и барьеров. Однако это зависит от множества факторов, прежде всего — от усилий, подготовки и предложений нового (и старого) руководства Ирана в «ядерном» вопросе, а также от принципиальности западных стран и их готовности иметь дело с «новым», более сильным Ираном и новыми геополитическими реалиями, что неизбежно последуют за снятием «железного занавеса» с Тегерана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.