Особенности кыргызской национальной дипломатии

Геополитика и безопасность

09102013jНа языке медок, под языком ледок — так можно было бы охарактеризовать отношение кыргызской власти к современной России. Бишкек хочет получить от сотрудничества с Москвой всё, что только представляется возможным. Кыргызам списали долги, но им и этого оказалось мало. Подтвердив своё неуёмное желание присоединиться к Таможенному союзу, они запросили у Москвы новую сумму. Теперь среднеазиатским партнерам понадобилось 170 миллионов долларов для укрепления собственных границ. В то же время некоторые персонажи кыргызской политической сцены о своей ненависти к России говорят совершенно открыто

Аппетит приходит во время еды

На прошлой неделе стало известно, что для вступления Киргизии в Таможенный союз потребуется 170 миллионов долларов на дополнительное обустройство ее границ.

«Вступление в Таможенный союз обязывает нашу страну укрепить границу с соседними государствами, не входящими в организацию, — процитировало первого вице-премьера Киргизии Джоомарта Оторбаева Tengrinews.kz. — Своих средств на укрепление всей границы у нас нет. Поэтому мы запросили деньги у России. 115 миллионов долларов понадобится на обустройство таможенной инфраструктуры. Еще 55 миллионов мы будем просить на пограничную инфраструктуру».

Хорошо, конечно, когда есть у кого попросить – да еще такую немалую сумму денег. Отлично понимая, что на расходы другая сторона не может не пойти. Видимо, недавний случай с очередным списанием Россией долгов Кыргызстана убедил местное руководство в том, что вить верёвки из Москвы не просто можно, а нужно! Отдельные политики в Бишкеке давно поняли, что РФ стремится хоть как-то закрепиться в регионе и пока с этой целью она использует для этого приёмы «мягкой дипломатии». Ну как не поиграть на таких условиях?

Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее!

В ответ на планы российской стороны о развитии двустороннего экономического и политического сотрудничества платить России равноценной ответной монетой (как, впрочем, хоть какой-нибудь реальной монетой вообще) кыргызы, похоже, не собираются. Зато в соответствии со всеми канонами восточной дипломатии стараются усыпить  бдительность Москвы и играть на все стороны. К 2014 году авиабазу «Манас» должны покинуть войска союзников по афганской коалиции, в первую очередь это касается США. Но американцы ведут себя так, словно им оставаться здесь еще полвека.

Кыргызы обещают конструктивно сотрудничать с Россией по всем направлениям, в особенности в сфере миграционной политики. И чем же оборачиваются эти обещания? Притеснением русских в республике до такой степени, что туристы туда отказываются ездить? Или вербовкой российских мусульман разного рода экстремистами?

Свежий пример, цитата: «Сотрудники московской полиции совместно с работниками ФСБ задержали вербовщика запрещенной террористической организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»). По данным оперативников, вербовщиком является гражданин Киргизии по фамилии Махмудов, 1963 года рождения». И примеров таких в современных СМИ можно найти массу.

Двойные стандарты

Нельзя сказать, что в Кыргызстане нет решительной национальной политики. Наоборот – время от времени кыргызы применяют метод жесткого пресечения неугодной деятельности. В отношении блогера и журналиста Владимира Фарафонова и известного российского политолога Александра Князева поступили именно так. За свои статьи Фарафонов, якобы, оскорбивший кыргызский народ, должен был выплатить штраф в размере 50 тысяч сом (1 100 долларов США), после этого — покинуть республику. Александр Князев, отдавший много лет изучению проблем центральноазиатского региона, объявлен в Кыргызстане персоной нон-грата.

Зато местным деятелям, как выяснилось, позволяется говорить все, что угодно. Председатель Народного патриотического движения (ПНПД) Нурлан Мотуев, к примеру, считает, что славяне, особенно русские граждане Кыргызстана, живут не на своей земле. Ни в СМИ, ни на собственной странице в Twitter Мотуев себя не сдерживает, не скрывая своего убеждения в том, что «брать надо с России всё возможное, а в конце надо вышвырнуть, как в своё время с СССР, пускай русские платят за всё».

Есть и другие, более резкие высказывания. «Кафир («неверный» — прим.ред.) Путин нам не пример. Он наихудший из тварей, как и все кафиры. Мы, мусульмане, должны хорошо различать своих врагов. Наши враги — кафиры. Они много лет наше общество угнетали, возвышая нечестивых кафиров с их союзниками, и в то же время, враждуя с узбеками. Нет, узбеки, дунгане, турки — мусульмане, они нам не враги, а братья по вере. Наши враги — русские, и я специально затеял тяжбу к России, требуя с них 100 миллиардов долларов за уничтожение кыргызов».

Мотуев уверен, что его мнение разделяет множество общественных организаций, и обещает, что через три года «будет жарко».

На подобные факты систематического разжигания межнациональной розни власть закрывает глаза и де-факто, и де-юре. По законам Кыргызстана, националистическая деятельность попадает сразу под несколько уголовно-наказуемых статей: ст. 299 УК КР «Возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды» с лишением свободы до восьми лет, ст. 299-1 УК КР «Организованная деятельность, направленная на возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды» также до восьми лет тюрьмы. Но Мотуева к ответственности никто не спешит привлекать.

По сути в Кыргызстане не происходит позитивных перемен вотношениях с северным соседом. На фоне чудовищно расплодившихся американских и западноевропейских некоммерческих организаций местные экстремисты и националисты творят что хотят, власти Кыргызстана выдают в адрес Москвы очередные порции пророссийской риторики в надежде получить очередные финансовые преференции. При этом не стесняются совершать челночные визиты в Брюссель и просить денег у Евросоюза и NATO.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.