Китай выдвинул программу переустройства Азии

Геополитика и безопасность

asia_geo1rq23312r1qewfrСегодня всем очевидны лидерские позиции Китайской Народной республики во многих сферах мировой политики и экономики. Эксперты почти в один голос заявляют, что Китай стал второй сверхдержавой в мире и главным претендентом на доминирование в некоторых ключевых регионах мира. А синологи заговорили об укреплении в Пекине философии «срединного государства» и амбиций по созданию «китаецентричной» модели международных отношений. Одно из доказательств — недавние заявления о новом «Великом Шелковом пути» из Азии в Европу и его доминировании над другими проектами в регионе, включая российские инициативы по Евразийскому союзу. Что за этим стоит и так ли безоблачны эти планы — рассмотрим пристальнее

На днях страницы «передовой» китайской газеты «Женьминь жибао», сводки информагентства «Синьхуа» и ряда других главных новостных источников страны украсились двумя статьями с конкретными и понятными заголовками: «Какие различия существуют в стратегиях Китая, США и России в Центральной Азии» и «Экономический пояс Шелкового пути – какими конкурентными преимуществами обладает Китай в Центральной Азии».

В данных материалах (надо полагать, с одобрения руководства Поднебесной) описываются тенденции геополитики главных игроков Центральной Азии, их преимущества (но в основном, конечно же, недостатки) и предлагаются свои варианты концепции развития через возрождение Великого Шелкового пути с оплотом в Китае, оставляя все другие инициативы на второстепенных позициях. Под «другими» инициативами подразумеваются российская и американская.

Причем здесь китайцам как бы все понятно — масштабы пророссийского Евразийского союза и проамериканского Нового Шелкового пути гораздо меньше и перспективнее, нежели китайского Великого, но все же тоже Шелкового пути: «Идея России о развитии Евразийского союза нацелена на сохранение лидирующей позиции страны на постсоветском пространстве. Это объединение главным образом предполагает союз бывших советских республик».

Оценка американского плана приводится следующая: «Ранее США предлагали план «Новый Шелковый путь» с центром в Афганистане. Вашингтон намеревался объединить Центральную и Южную Азию, страны Закавказья и даже Монголию и китайский Синьцзян. Эта программа также называется «Большой центральноазиатский план», который представляет собой важную составную часть американской стратегии по «возвращению» или «восстановлению равновесия» в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)… Сущность американского плана заключается в том, что США хотят управлять Афганистаном, но не желают вкладывать деньги. Они надеются, что средства будут предоставлены близлежащими к Афганистану государствами».

Тут же дается описание стратегического преимущества китайского проекта перед российским и американским: «Он является всесторонним и распространяется на Восток, Запад, Север и Юг. Если он получит развитие, то выгоду ощутят примерно три миллиарда человек. Российский же проект может объединить в 10-15 раз меньшее количество народа с меньшими, соответственно, рынками. Кроме того, в рамках китайской идеи экономического пояса можно создать евразийскую экономическую зону, которая будет включать Китай, Центральную Азию и Европу».

По глобальному замыслу китайцев, никаких противоречий между заинтересованными сторонами не возникает, а ШОС и Евразийское экономическое сообщество могут взаимодействовать друг с другом в рамках проекта, а американский план «Новый Шелковый путь» также не исключается. Как говорится, всем места хватит — и на этом спасибо?!

Но прежде, чем проанализировать «вызовы и ответы», угрозы, риски и масштабы предлагаемых изменений Евразийского континента по китайскому лекалу, обратимся чуть к исторической справке.

Что есть Шелковый путь

Всем известно, что Шелковый путь существовал с глубокой древности и являлся главной артерией мировой торговли и международных отношений между Востоком и Западом со II века до н.э.

Шелковый путь представлял собой систему караванных торговых путей, соединявших страны Евразии — от Западной Европы до Китая. Но сам термин «Великий шелковый путь» (Great silk road) вошел в историческую науку в конце 19 века, после публикации в 1877 году немецким историком Рихтгофеном книги «Китай».

Этот караванный торговый путь был самым протяженным (более 7 тыс. км) в докапиталистическую эпоху и играл роль связующего звена между странами разных цивилизаций и социально-экономических систем.

Просуществовал он почти 18 столетий, однако все же прекратил свое существование из-за нескольких причин. «Закат» Великого шелкового пути связывают, прежде всего, с развитием торгового мореплавания вдоль побережий Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии. В XIV-XV веках н.э. морская торговля стала привлекательнее ставших опасными сухопутных караванных путей: морской путь из Персидского залива в Китай занимал примерно 150 дней, в то время как караванный путь из Таны (Азов) в Ханбалык (Пекин) — около 300; один корабль перевозил столько же грузов, как и очень большой караван в тысячу вьючных животных. Также многочисленные цивилизационные войны, походы и прочие события, приводившие к перекройке геополитической карты Евразии тех времен, не раз нарушали целостность Пути и его функционирование.

В результате этих геополитических и геоэкономических факторов к XVI веке. Великий шелковый путь окончательно прекратил свое существование. Впрочем, локальные сегменты Шелкового пути продолжали еще долго функционировать.  Например, караванная торговля между Средней Азией и Китаем прекратилась лишь в XVIII веке, как свидетельствуют исторические описи.

Полосатая Азия

Планы китайцев по Великому Шелковому пути называют слишком красивыми и бесконфликтными, чтобы быть правдоподобными. Познакомимся с ними ближе.

Согласно реальным условиям, спросу регионов и стран вдоль Шелкового пути, будущий экономический коридор (именно экономический, никакой политики здесь нет, как уверяет китайское партийное издание, только бизнес, и Китай не интересует, что там происходит внутри у будущих партнеров и между ними — шло бы сотрудничество хорошо, и ладно, — авт.) включит в себя несколько особых «полос», объясняет в своем докладе Ван Лицзю (Wang Liju), научный сотрудник Института исследования России при Китайском институте исследования современных международных отношений.

Например, полосы транспорта и перевозки, энергопоставки, информационного обмена, научного сотрудничества, товарной торговли, сельскохозяйственного освоения, туристического развития, обеспечения безопасности, политического взаимодоверия и т.д.

Строительство этих специальных «полос» может продвигаться одновременно, а также поочередно, в зависимости от степени зрелости условий, активности и восприимчивости стран-участниц. Однако почему Китай воспринимается как самый зрелый, восприимчивый и готовый на великие шаги партнер?! «Делать то, что можем сделать» — по отраслям и этапам продвигать строительство этих полос. Кстати, на эти предложения уже отозвался президент Казахстана Назарбаев, сказав, что сначала можно построить «информационный Шелковый путь».

Ван Лицзю отмечает, что в настоящее время, будучи основной силой экономического коридора Шелкового пути, Китай и страны Центральной Азии уже построили линии нефтепроводов А и В из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан в Китай. В будущем будут построены линии С и D с Туркменистана через Кыргызстан и Таджикистан в Китай. Если добавить китайско-казахский нефтепровод и планируемый проект электропередачи между Китаем и Кыргызстаном, то будет сформирована одна «полоса энергетической экономики».

Что касается транспорта, уже открыта вторая железнодорожная линия из Китая через Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан до России и Европы. Другой железнодорожный маршрут через Китай, Кыргызстан, Узбекистан до Туркменистана, Ирана и Западной Азии находится в стадии разработки. Автодороги между Китаем с Кыргызстаном, Казахстаном и Таджикистаном открыты уже давно, условия дорог также постепенно совершенствуются. Они соединяются с дорожной сетью из Центральной до Западной Азии и Европы. Около 10 авиамаршрутов, прямым сообщением или через Урумчи, уже открыты из Пекина, Шанхая, Гуанчжоу и других городов Китая до стран Центральной Азии. Планируются новые рейсы. Эти сухопутные или воздушные маршруты создают все более удобную «полосу транспортной экономики».

Урумчи, жарко продолжает г-н Ван, как один из международных информационных узлов соединяет Китай, Центральную, Западную Азию и Европу. Эта скоростная дорога информационной сети непрерывно совершенствуется.

Разные индустриальные парки, сельскохозяйственные демонстрационные зоны, научные парки между Китаем и Казахстаном, Узбекистаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном поочередно формируются, что становится новой платформой расширения экономического сотрудничества. Они постепенно создадут соответствующую экономическую полосу.

Если добавить инновационную модель разных типов сотрудничества в гуманитарной и культурной сфере и расширяющийся туристический маршрут «тур по Шелковому пути», первообраз «экономического коридора Шелкового пути», выдвинутый председателем КНР Си Цзиньпинем, формируется. В будущем он обязательно получит быстрое развитие.

«Экономический коридор Шелкового пути», созданный на основе «пяти соединений», принесет огромную пользу и выгоду экономическому развитию Китая и других стран-участниц, подытоживает Ван. Например, газопровод «Китай-Центральная Азия» принесет не только огромные экономические доходы странам — производителям газа, а именно Туркменистану и Узбекистану и поставит чистые энергоресурсы для китайских потребителей, но и принесет Кыргызстану и Таджикистану, через которые проходит газопровод, огромные доходы в виде «транзитной оплаты» и часть дополнительных энергоресурсов. Очевидно, что это выгодно для многих сторон.

Аналогичных примеров много. Именно в этом заключается причина того, что страны Центральной Азии активно отозвались на идею Китая о строительстве «экономического коридора Шелкового пути», что также вызвало резонанс в Западной Азии и России. Как отметил председатель Си Цзиньпин, в настоящее время Китаю и странам Центральной Азии предстоят драгоценные шансы для развития отношений. Китай надеется вместе со странами Центральной Азии непрерывно укреплять взаимодоверие, дружбу и сотрудничество, способствовать общему развитию и расцвету, именно в этом заключается первоначальное его намерение и цель движения проекта строительства «экономического коридора Шелкового пути».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.