США И КИБЕРВОЙНЫ. ЧАСТЬ 5

Геополитика и безопасность

88-298x300Международное право и кибервойна

Как несколько лет назад заметил начальник американского Cyber Command генерал Александер Кит: «Для быстрого реагирования на атаки нам нужны чёткие зоны ответственности и правила ведения боя».

Действительно, международное право для традиционных военных сражений, описываемое Женевскими конвенциями, не удовлетворяет особенностям кибервойн. Необходима разработка новых правил.

В последнее время на фоне все большего использования кибероружия для нанесения существенного вреда противнику, многими странами ведется активная разработка правовых аспектов, способных лечь в основу рассмотрения международных споров при возникновении конфликтов в киберпространстве. Не будем останавливаться сейчас на многообразии этих проектов, где у каждого, безусловно, можно найти свои положительные и отрицательные стороны. Наиболее активная работа в этом плане проводится в США и специализированных подразделениях НАТО, занимающихся вопросами планирования и ведения кибератак.

В этом контексте значительный интерес может представить подготовленное в 2012 г. расположенным в Таллинне Центром передового опыта совместной кибернетической обороны НАТО (NATO Cooperative Cyber Defence Centre of Excellence) «Руководство применения международного права к кибервойнам». Над этим документом активно работала специально созданная в НАТО под руководством профессора Майкла Шмитта (Michael N. Schmitt) группа экспертов, в которую вошли представители Кембриджского Университетского, ряда американских и европейских исследовательских центров.

Разрабатывавшийся в течение трех лет документ намеревается вписать виртуальное пространство в свод международных правил, относящихся к ведению обычной войны, применению силы государствами и развитию военных операций. Как отмечают авторы «Руководства» в его вступительной части: «Никакой специфический международный договор сегодня не покрывает войну в киберпространстве, но правовые аспекты ведения войны должны быть применимы к кибервойне.» Именно поэтому в «Руководстве» сделана попытка раскрыть содержание существующих правовых документов национального и международного характера, использующихся при рассмотрении вопросов ведения обычных войн, для их применения к киберпространству и кибервойнам. Когда становится невозможным связать новшества возможностей кибероружия с существующим правом, документ предлагает по возможности адаптировать такое право к кибервойнам.

Первое фундаментальное юридическое понятие, рассмотренное документом, — это национальный суверенитет. Как отмечают разработчики, «если никакое Государство не может претендовать на владение над миром в киберпространстве, оно остается, тем не менее, суверенным в его территориальных владениях киберпространства». Таким образом, согласно документу, суверенитет киберпространства распространяется на все киберинфраструктуры на принадлежащих государству территориях (в том числе вне национальных границ). Уточнение это весьма важно, так как именно исходя из угрозы суверенитету государства впоследствии предлагается рассматривать законность вероятных вооруженных действий НАТО и мер по киберзащите против инициатора такой угрозы.

Любое покушение на информационную инфраструктуру на территории страны может, следовательно, быть интерпретировано как нарушение национального суверенитета субъекта НАТО (будь то крупная инфраструктура или даже незначительное частное предприятие). Между тем эксперты документа не сумели прийти к соглашению, является ли само по себе обладание кибероружием проявлением намерения о покушении на суверенитет государства… Они довольствуются лишь напоминанием, что «противоправной операцией (будь то кибероперация или любая другая обычная военная операция) является такая, которая угрожает территориальной целостности или политической независимости нации или противоречит положениям Организации Объединенных Наций».

В то же время авторы убеждены, что целью кибероперации может быть незаконное использование силы, как и в случае с обычной вооруженной атакой, что оправдывает немедленные ответные военные действия.

Центр передового опыта совместной кибернетической обороны НАТО намеревается сделать этот документ официальным инструментом международного права при рассмотрении киберконфликтов.

Однако, прослеживается явная приспособленность «Руководства» интересам США и НАТО и предоставление им оправданных возможностей для нанесения ответного киберудара или простого военного удара в отношении того или иного органа, компании (будь она частной или государственной) или государства, совершившего кибератаку. Поэтому не станет ли «Руководство» в руках Вашингтона инструментом развязывания новых войн типа «акций возмездия», как это мы наблюдаем сейчас с использованием отрежиссированной американскими спецслужбами информационной компании «по использованию химического оружия Дамаском» в подготовке вооруженной акции против Сирии? И не станем ли мы все заложниками новых инструментов воинствующих ястребов, активно стремящихся установить мировое господство, в том числе и в киберпространстве?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.