Второе дыхание военных вузов

Армия

vojobr48943983498Серьезной корректировке системы военного образования в течение года было посвящено несколько совещаний руководства Минобороны. Последнее прошло месяц назад в Рязани под председательством Верховного главнокомандующего Владимира Путина. Ключевым на совещании стало рассмотрение вопроса об исправлении неоправдавшихся преобразований, проделанных с военными учебными заведениями предыдущим руководством ведомства. Нынешний министр обороны генерал армии Сергей Шойгу предложил воссоздать исторически сложившуюся типологию военных вузов: академии, университеты и училища, а также вернуть им узнаваемые наименования.

Решение о радикальном сокращении числа военных вузов принималось в 2008 году. Тогда была озвучена идея о создании вместо 65 высших военных учебных заведений 10 научных центров. Осуществлять ее бывшие руководители Минобороны принялись, руководствуясь прежде всего заявленным количественным показателем. Часть вузов быстро расформировали как избыточные для сокращаемой армии. Но немало учебных заведений не смогли упразднить, поскольку только в них велась подготовка по специальностям, необходимым армии. И тогда одни вузы превратили в филиалы других вузов, названных военными учебно-научными центрами (ВУНЦ). Очень хотелось довести количество центров до десятка – хотя бы создать видимость.

Но теперь Шойгу констатировал: «Опыт показал, что при филиальной системе снижается оперативность управления, текущие вопросы решаются через головной вуз, который, как правило, находится в тысячах километров… Особенно остро этот вопрос встанет в угрожаемый период, когда каждый филиал должен будет перейти на штаты военного времени и развернуть подготовку военнослужащих, в разы превышающую потребности мирного времени». Министр пояснил, что филиальная система на это не рассчитана.

И вот на днях статс-секретарь – заместитель министра обороны Николай Панков рассказал журналистам, как идет процесс исправления волюнтаристских преобразований, как возрождается жизнеспособное состояние системы подготовки кадров для Вооруженных сил. Во-первых, в этом году Минобороны, окончательно восстановив отмененный предыдущим министром набор в военные вузы, полностью укомплектовало учебные заведения курсантами и слушателями. Их приняли почти столько же, как до приостановки набора в 2010 году, – более 15 тыс. человек.

Но важнее всего даже не восстановленная численность принимаемых, а изменившийся подход к их обучению. Минобороны вместе с Минобрнауки разработали новый государственный образовательный стандарт для военных учебных заведений. Сейчас подготовка курсантов и слушателей идет в рамках новых курсов, новых учебных программ и учебных планов. «Мы постарались отреагировать и на то вооружение, на ту военную технику, которая поступает в войска, и на ту, которой пока нет, но которая в ближайшей перспективе будет поступать в армию и на флот. В целом ряде академий, может быть, самым ярким примером является воссозданная Академия воздушно-космической обороны в Твери – ввели ряд новых специальностей, которые ориентированы как раз на новые образцы вооружения, техники и перспективные разработки», – сказал Панков.

Такой подход стал результатом критического анализа практики вузов в предшествующие три года. В конце прошлой недели экс-главком ВВС генерал армии Петр Дейнекин побывал на церемонии приема в состав Борисоглебской учебной авиационной базы очередной партии новых самолетов Як-130. Там он сказал журналистам: «К сожалению, мы докатились в результате предыдущих реформ до такого состояния, когда поступление новой авиационной техники опережает подготовку летных кадров. Мы дожили до дефицита летного состава не только в гражданской авиации, но и в Военно-воздушных силах». Генерал выразил надежду, что темпы подготовки летного состава ВВС в скором времени все же сравняются с существующими сейчас опережающими темпами поступления в войска новой техники.

Параллельно решению перечисленных проблем устраняются и кадровые диспропорции, возникшие после 2009 года, когда штатная численность офицерского состава российской армии за короткий срок была сокращена с 353 тыс. до 150 тыс. человек. Тогда в качестве спасительной меры было принято решение временно назначать молодых офицеров на сержантские и солдатские должности. По утверждению Николая Панкова, эту проблему пока удалось решить не до конца, но движение идет в нужном направлении. Максимальная численность таких выпускников вузов в наиболее тяжелый период составляла 8400 человек. Сейчас осталось около 2 тыс. офицеров, находящихся на сержантских должностях. Но совсем недавно примерно 1300 из них получили предложения по переходу на офицерские должности. Как сообщил Панков, в «проблемной группе» еще остаются 700 человек. И с уверенностью заявил, что в ближайшее время у нас не будет офицеров, состоящих на сержантских должностях.

В общем, восстановительные процессы, которые сейчас идут в системе военного образования, вызывают самые добрые чувства и положительные оценки. Единственный момент, вызвавший у экспертов некоторое недоумение на совещании в Рязани, это неожиданное предложение ректора МГУ Виктора Садовничего о возможности выдачи выпускникам военных вузов двух дипломов – военного и гражданского. Да только ведь независимо от ведомственной принадлежности все вузы, прошедшие государственную аттестацию и имеющие свидетельство о госаккредитации, всегда выдавали и выдают дипломы общероссийского государственного образца. И различались они между собой только записями о специальностях и квалификации выпускников. Правда, некоторые ведущие гражданские университеты с 2010 года получили право выдавать дипломы собственного образца. Не означает ли предложение Садовничего желание еще больше поднять престижность сертификата о высшем образовании МГУ и как бы невзначай понизить ценность обычного государственного диплома, выдаваемого военными вузами? Лучше было бы предоставить аналогичное право именитым военным вузам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.