Любовь французов к Беларуси – от Наполеона до «Steadfast Jazz»

Балтийский плацдарм НАТО Геополитика и безопасность Учения

1342260563_franceКазалось бы, что уроки походов Сигизмунда, Наполеона, Гитлера, а также гуманизация современного общества должны содействовать укреплению стабильности и безопасности в Восточно-Европейском регионе. Однако, недавнее заявление премьер-министра Польши Дональда Туска о создании мини-военного союза под названием «Новый восточный фронт» во главе с такими государствами, как ФРГ и Франция, навевает мысль об исторической амнезии западных политиков.

Следует отметить, что сегодня геополитическая расстановка сил в Европе обусловлена, прежде всего, сокращением военного присутствия США на континенте и образованием своеобразного «ваканта» на роль «почетного лидера», который пытается занять Франция. Особенно четко данная тенденция заметна при проведении мероприятий оперативной и боевой подготовки Объединенных вооруженных сил НАТО в акватории Балтийского моря, где наибольший процент составляют французские военные.

Так, к примеру, в прошедшем в ноябре месяце на территории Польши и стран Балтии самом крупном в послевоенный период учении НАТО «Steadfast Jazz – 2013» Франция стала второй страной по численности задействованных в маневрах сил и средств. Париж отправил на польские полигоны 1200 военнослужащих, или около 20% от общего количества личного состава ОВС НАТО, привлекаемого на учение. Больше персонала задействовала только принимающая польская сторона – около половины от общей численности контингента альянса. В частности, от Франции в учениях сил первоочередного задействования приняли участие – штаб корпуса быстрого реагирования (Лилль), 11-я воздушно-десантная бригада и 2-й драгунский полк. Столь активное стремление Парижа «поразмять мускулы» у восточной границы НАТО и ЕС обуславливается еще и тем, что Франция в последнее время стремится вернуть свои позиции в военной составляющей альянса.

Интересен и тот момент, что в период подготовки к белорусско-российскому совместному стратегическому учению «Запад-2013» французские летчики в рамках осуществления миссии по патрулированию воздушного пространства стран Балтии на самолетах-разведчиках Mirage F.1CR успешно собирали данные об инфраструктуре Беларуси и передвижении войск. Так, по сообщению источника в штабе белорусских ВВС и войск ПВО, пилоты ВВС Франции совершали полеты на удалении всего 7 км от белорусской границы. Более того, в день осуществлялось по 5-7 вылетов, что в разы превышало интенсивность полетов предыдущих миссий.

Следует принять во внимание, что стремление Парижа доминировать в Восточно-Европейском регионе обусловлено исторически со времен кампании Наполеона, правда, к прискорбию Франции, закончившейся полным поражением последней.

Кстати, в прошедшем году широко отмечалось 200-летие Отечественной войны 1812 года, оставившей французский след в истории Беларуси и России. А «след» оставить было кому: только по данным Министерства юстиции Российской империи на 1 января 1813 года, в стране насчитывалось более 200 тысяч пленных (около 150 тысяч в лагерях и 50-60 тысяч французов, разбредшихся по просторам империи и нашедшими приют у населения). К середине 1814 года примерно 60 тысяч из них приняли русское подданство. Многие стали ремесленниками, рабочими, мастеровыми на казенных мануфактурах, фабриках и заводах; другие – гувернерами, учителями, слугами; третьи нашли доходные дела в торговле, сельском хозяйстве, стали управляющими чьих-то имений.

К примеру, известный русский экономист XIX века Юрий Арнольд вспоминал, что редким был дом, где бы не было пленного француза. В довоенное время хороший француз-гувернер стоил тысячу рублей в год. А тут вдруг толпы «гувернеров», готовых за ночлег и еду учить кого угодно и чему угодно». Каждая (даже малообеспеченная) семья считала своим моральным долгом иметь у себя в усадьбе пленного «мусью», готового «за стол и кров» обучать детей приличным манерам, танцам и французской речи.

Интересно, что в то время в русском языке появились и некоторые новые слова французского происхождения. Бежавшие от русской армии французы разбрелись по городам и весям необъятной Российской империи. Естественно, им приходилось общаться с местным населением, прося еды, ночлега, приюта. Вежливое французское обращение «cher ami» («шер амии») – милый друг, любезный – было созвучно со словами «шарить», «мыкать». Отсюда и появились – «шерамыга», «шаромыжник». Тогда эти слова обозначали всего лишь француза-попрошайку, замерзшего и оборванного, который чего-то у тебя просит, начиная фразу словами «cher ami».

На территории нынешней Беларуси также находились тысячи бывших солдат французской армии, нашедшие приют в местечках, деревнях, хуторах и фольварках. Постепенно они ассимилировались: женились на местных красавицах, создавали семьи. Возникали целые «французские» деревни на Витебщине, Минщине, Смоленщине.

Возможно, не все знают, но в Беларуси тоже есть свой Париж. Именно так называется небольшая деревня (чуть более 400 жителей), находящаяся в 200 километрах от Минска – в Поставском районе Витебской области, получившая свое необычное название благодаря оставшимся здесь отступавшим французам, потомки которых служат уже в белорусской армии с фамилиями Мета, Безансонов, Шарпио.

Более того, некоторые белорусские видные политические деятели имеют французские корни. Так, в родословной Петра Мироновича Машерова, первого секретаря ЦК КП Белоруссии, в отношении происхождения фамилии записано «…прапрадед Петра Мироновича Машерова был французским солдатом по фамилии Машеро, отставшим в 1812 году из-за ранения от своей части и оставшимся после отступления наполеоновской армии на территории Сенненского уезда Могилевской губернии… Он остался жить под Витебском и даже принял православие. Затем женился на местной крестьянке…». Даже можно сказать спасибо Наполеону.

Однако, это была война, принесшая разрушения и несчастья на белорусскую землю. Как отмечает историк и писатель Анатоль Тарас в книге «Неизвестная война 1812 года» – «…90% всех боевых действий в ту войну были на территории Беларуси. Жертвами войны стало 25% населения Западных губерний. По официальным данным уездных и губернских предводителей дворянства, поданных в 1813 году, а также по данным люстрационных комиссий, которые определяли ущерб помещиков по численности податных крестьян, население в среднем сократилось на 25%». Белорусские земли вынесли основную тяжесть военных действий.

Сегодня, несмотря на отмеченную в последнее время военную активность французских военных на границе Союзного государства Беларуси и России, развиваются и укрепляются дипломатические отношения между Парижем и Минском. Никто не вспоминает по прошествии двух столетий тот урон, который принесли войска Бонапарта. Судьбы белорусов, русских и французов тесно переплетены, их объединяет память о трагедии 1812 года и стремление укреплять мир и безопасность в регионе во имя общего спокойного будущего. Более того, в соответствии с международными соглашениями, в некоторых библиотеках Бреста, Гомеля, Гродно, Могилева, Молодечно, Бобруйска, Полоцка и Борисова созданы французские уголки информации и чтения, действуют совместные военно-исторические общества. Также ежегодно 23 ноября при содействии белорусской стороны посольство Франции отмечает как день скорби в память о жертвах при переправе армии Наполеона через Березину.

Вопрос становления региональной европейской безопасности в настоящее время весьма актуален, однако это стремление должно быть продиктовано не демонстрацией силы, а путем военного сотрудничества и диалога. Неверное понимание проблем безопасности, как показывает история в лице Наполеона, может губительно отразиться на судьбе не только отдельно взятого государства, но и всего европейского политического пространства.

1 thought on “Любовь французов к Беларуси – от Наполеона до «Steadfast Jazz»

  1. Уважаемые!Зачем так на весь мир искажать информацию и историю,формируя недостоверное общественное мнение!!!!!!Во-первых, согласно архивным французским и белорусским документам Шарпио, Метте (а не Мета!!!)и Безансон начали проживать на белорусской территории с 1791 года, задолго до войны с Наполеоном!!!!И привезла их Екатерина 2 (см.архивы и фильм, снятый Посольством Франции 1994. Во-вторых,потомки Шарпио,а их 4 линии,после войны протестантов и католиков,что послужило тоже причиной были основателями реформаторской церкви.В третьих, они жили на современной территории Минска, тогда Минский район, на современном Лошицком парке,д. Лесковка, Боровляны.В четвертых,из 196 теперешних потомков только наша линия до сих пор соблюдает все обычаи,язык.А приехали эти семьи из Монтбельяра, откуда родом Екатерина 2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.