Военные итоги года в России

Армия

morfНовое руководство Министерства обороны активно взялось исправлять ошибки предшественника, не ломая в целом выстроенной структуры. Уже исправлены поспешные решения в области военной медицины и образования. Некоторые учебные заведения восстановлены, переименованы или сменили подчинённость. Правда, опять не всегда понятна логика ряда решений, а до разумных объяснений новое руководство снисходит менее охотно, чем предыдущее. Исправлены огрехи в работе кадровой системы – назначения на должности, присвоения званий, увольнения в запас. То, что нельзя все подобные операции замыкать на Москву, стало ясно давно, когда возникли дичайшие задержки с присвоением званий, утверждением в должности или перемещений. Но «расшили» ситуацию только сейчас.

Исправляются и организационно-штатные структуры войск. Введённая в ВВС система авиабаз (АБ) 1–3 разрядов была неудобной – вызывала путаницу. По сути, авиабаза 1-го разряда была близка к смешанной авиадивизии, а 2-го разряда – к полку. И всё бы ничего, но в борьбе с лишними начальниками пошли ещё дальше – АБ 2-го разряда начали подчинять АБ 1-го разряда в виде авиагрупп, причём зачастую эти группы были за тридевять земель. В общем неудобно. Сейчас решено возвратить названия «авиаполк» и «авиадивизия».

В войсках восстановлены заместители командиров по вооружению –те, кого ещё зовут зампотехами. Причём на уровне вплоть до рот. Это позволит здорово повысить уровень исправности техники в частях. На производстве опять появилась военприёмка – хотя её качество нуждается в улучшении.

Восстановлены или созданы заново некоторые войсковые соединения и объединения. Например, воссоздан армейский корпус, который будет включать войска на Сахалине и Курилах. У этих соединений общая задача, так эффективнее управлять. Создаются несколько бригад ВКО, например на Камчатке. В Сухопутных войсках (СВ) запланировано формирование ещё примерно 40 бригад, в том числе и общевойсковых. Формируются бригады армейской авиации. А вот десантно-штурмовые бригады переданы из СВ в ВДВ. Десантники вообще серьёзно усилили свой вес, постепенно превращаясь в некие «Мобильные силы», которые будут иметь и свою вертолётную и военно-транспортную авиацию. Созданы Силы специальных операций, предназначенные для действий за рубежом.

…Но тут же делаем свои

В общем, хорошего много. Но необходимо сказать и о плохом. Среди ошибочных действий – совершенно ненужная суета вокруг возвращения части дивизий в Сухопутные войска. Точнее, дивизии могут быть полезными на удалённых театрах вроде Таджикистана или Армении. Но при наличии всего 10 армий в 4 округах, в каждой из которых имеется в среднем от 3 до 6 общевойсковых (танковых и мотострелковых) бригад, формировать там дивизии полнокровного состава просто не из чего и незачем. А от сокращённых, «кастрированных» мы, слава богу, избавились. Зачем опять наступать на грабли?

Возможно, С. Шойгу слишком прислушивается к мнению армейских ветеранов. Их точка зрения на структурные преобразования вполне понятна: как было при них – так и лучше всего.

Практика «туда-сюда-обратно» – вечная болезнь нашей армии. К примеру, в течение года было решено восстановить ряд бригад морской пехоты, достаточно недавно преобразованных в полки. Причём этот процесс происходит не впервые и при разных министрах.

Странно смотрится и инициатива Шойгу о введении «офисной» формы в штабах и органах военного управления. Вернее, форма-то может быть полезной, а вот её качество вызывает нарекания. Да и внешний вид не очень подходит Российской армии, вызывая ассоциации с Латинской Америкой. Зато выглядит привычно для министра, пришедшего из МЧС, – там очень похожая форма. Правда, в Южном ВО уже выдают всесезонный комплект базового обмундирования (ВКБО) – новейший дорогой многослойный комплект полевой формы.

Активное перевооружение

В уходящем году в армию поступило рекордное количество бронетехники. Только модернизированных танков Т-72Б3 получили 290 штук. Это больше, чем было запланировано. Новые машины поступили сразу в 6 бригад разных округов. Получены войсками и несколько сотен БТР-82А/АМ, закуплены БМП-3.

Важным достижением года является создание и выход на испытания первых опытных образцов новых боевых платформ поля боя – «Арматы», «Курганца-25» и «Бумеранга», а также продолжение испытаний платформ «Тайфун».

Артиллеристы и ракетчики получили 2 бригадных комплекта ОТРК «Искандер-М», десятки САУ 2С19М2. Зенитно-ракетные части – ЗРК «Тор-М2У», С‑300В4 и другие. Полков, оснащённых С-400, – теперь уже 6. Выставлены на испытания ЗРК С-350, начинаются стрельбы из С-500. ВВС получили до 200 новых и модернизированных самолётов и вертолётов, примерно столько же вышло из ремонта. РВСН получили более 15 комплексов «Ярс», ведутся испытания новых комплексов «Рубеж» («Ярс-М»), создаются новые боевые железнодорожные комплексы и тяжёлая МБР «Сармат».

Флот получил из ремонта несколько атомных и неатомных субмарин, начал модернизацию сразу нескольких типов АПЛ. Строятся новые корабли и катера – всего в этом году поставлено 38 единиц (вместе с различной «мелочью» вроде буксиров и катеров).

А вот с крупными кораблями хватает проблем. Из двух ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) типа «Борей» флоту передан один. Головной подводный крейсер типа «Ясень» – «Северодвинск» так и не успели передать до нового года. До сих пор флот не получил на испытания головной фрегат проекта 22350 «Адм. Горшков». Хотя его наконец практически построили. Зато с другими проектами дела обстоят отлично. Фрегаты пр. 11357, подлодки пр. 06363 и малые ракетные корабли типа «Буян-М» строятся очень хорошими темпами.

Спущен на воду головной УДК «Владивосток» типа «Мистраль», активно строят и второй – «Севастополь». А ещё в начале года некоторые деятели из ОСК уверяли, что эти корабли нам «не нужны» – но сирийский кризис показал обратное. России необходимо иметь возможности длительного «проецирования силы» на удалённых театрах. УДК для этого будут крайне полезны.

Экспорт растёт

Продолжался в этом году и успешный рост экспортных продаж вооружений и военной техники (ВиВТ) России. Окончательные цифры этого года пока известны не полностью. Нет данных о сумме, полученной за сервисное обслуживание, ремонт, поставки запчастей и за различные мелкие контракты. Но известно, что без них доходы от оружейного экспорта уже превысили 13,5 млрд. долларов. В итоге они наверняка будут больше результата прошлого года на 10–12%.

И это при том, что общий рынок оружия в мире в этом году чуть-чуть «просел». Поэтому доля России в общем мировом оружейном рынке впервые превысила 20%. По высказанному недавно Дм. Рогозиным прогнозу, к 2020 г. наша страна увеличит объём своего экспорта втрое и будет продавать оружия на 50 млрд. долл. в год. Без учёта инфляции. Пока звучит как сказка, но стоит вспомнить, что только объём экспорта ВиВТ для Сухопутных войск вырос за 10 лет в семь раз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.