Итоги-2013: беготня Украины от одного полюса к другому

Геополитика и безопасность

ukrИтоги 2013 г. оказались для Украины плачевными. Дело не только в «еврошабаше», наполовину парализовавшем жизнь столицы, но и в неспособности Киева определиться, с кем он хочет быть.

Внешнеполитические аспекты

В XXI в. национальному государству, а Украина является национальным государством, выжить в одиночку крайне тяжело. Идёт процесс объединения мелких национально-государственных единиц в крупные политико-экономические блоки. Европейские государства объединились в Евросоюз, на послесоветском пространстве возводится здание ЕврАзЭс и Таможенного Союза. Географически Украина находится в периферийном положении по отношению к каждому из них. Отсюда манера украинских властей мыслить тактически, а не стратегически, от выборов до выборов, а не на десятилетия вперед.

Весь 2013 г. прошёл под знаком движения Киева в западном направлении, когда он старался извлечь максимальную выгоду от сближения с Брюсселем. На оправдание этой цели были заточены все административно-правительственные ресурсы, велась соответствующая пропагандистская работа. Это был редкий для Украины случай, когда власть и оппозиция высказывали общее мнение, пусть и оставаясь по разные стороны баррикад. У Виктора Януковича появился шанс привлечь к себе западно-украинских избирателей, традиционно голосующих «за Европу», и наклейки с изображением красно-чёрного флага УПА и надписью «Галиция поддерживает курс президента на евроинтеграцию» не были редкостью в западно-украинских городах.

Януковича подвёл Брюссель, выдвинувший заведомо невыполнимые требования. Сам Янукович оказался не в фаворе, а оппозиция со вторых ролей переместилась в число любимчиков Запада. В итоге под занавес 2013 г. Киев кардинально поменял внешнеполитический курс, преподнеся сюрприз и своим гражданам, и правительствам соседних государств. Моментально в Восточной Европе сложился совсем другой баланс сил, а Запад потерпел первое дипломатическое поражение на восточном направлении за все послесоветское время.

Особенно это чувствительно для Польши. Расширение любой евроинтеграционной структуры на Восток, будь то НАТО, ЕС или проект Восточного партнёрства, всегда воспринималось в Варшаве как успех польской дипломатии. Теперь же из «Восточного партнёрства» выпали сразу два звена — Армения и Украина. И пусть из официальной риторики Еревана и Киева тезисы о важности евроинтеграционного вектора в их экономике и политике никуда не исчезли, Запад понял, что вслед за присоединением Армении к Таможенному Союзу и отказом Украины подписать Соглашение об ассоциации с ЕС проект «Восточного партнёрства» приказал долго жить.

Украина, как и другие государства Восточной Европы, стараются заручиться экономической поддержкой Пекина. Целью визита президента Януковича в Поднебесную 3-6 декабря 2013 г. было получение китайских кредитов. По данным СМИ, речь шла о сумме $17 млрд. Если для Восточной Европы Китай – поставщик финансов, недополученных от Брюсселя, который сегодня неохотно делится деньгами с «новичками», то для Киева Китай – это ещё и возможность создать противовес не только влиянию Евросоюза, но и России.

Если это удастся, украинское правительство, из кого бы оно ни состояло, будет заниматься своим любимым делом – беготней от одного полюса силы к другому. В отношении Евросоюза Китай для Украины – возможность выхода на огромный рынок, и преодоление экономической изоляции, как неизбежной мести Европы Киеву за отказ подписать соглашение об ассоциации.

Украинская карикатурная пропаганда «реалий» до и после Евросоюза.

Внутриполитические аспекты

Сама природа украинской государственности несёт в себе заряд саморазрушения. Украина – государственное образование эклектичного характера, соединяющая в своих границах регионы, трудно совместимые в этноконфессиональном плане. На западе страны – Галиция с её необандеровским культом и униатством в качестве господствующего вероисповедания. На востоке – Донбасс, бывшая территория Области Войска Донского с крепкими пророссийскими традициями. На юге – Крым, где тлеет перманентное противостояние русскоязычных славян с крымско-татарским национальным движением. Для сведения всех этих элементов к «общему знаменателю» требуется политическая воля, политико-экономические и идеологические ресурсы, каковых у Украины нет.

Официальный Киев не обладает твёрдой политической волей. Если бы он ею обладал, мы бы не были свидетелями непрекращающейся беготни украинских президентов от Запада к России, и наоборот.

Об экономических ресурсах не стоит и говорить. Идеологические ресурсы Украины тоже тощи. Единственная идеология, прошедшая государственную цензуру – это идеология необандеровщины. За идеологический образец развития государственной идеи взята идеология украинских националистов ОУН-УПА 1930-1940-х гг. Такая идеология отторгается значительной частью населения, особенно в Крыму и на Донбассе, а Киев не придумал ничего иного, как насильно её внедрять посредством политики жёсткой украинизации.

Для пущего эффекта был учреждён новый праздник (ещё при президенте Леониде Кучме) – День соборности Украины. Отмечается ежегодно, 22 января, в честь воссоединения Украинской Народной Республики (УНР) и Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) в 1919 г. УНР и ЗУНР были псевдогосударственными образованиями прогерманского толка, и, таким образом, гражданам Украины предписано праздновать появление на свет марионетки, а не независимой страны. Как здоровый человек не чувствует своего позвоночника, так и здоровое государство не нуждается в ежегодном напоминании своим гражданам, принадлежащим к одному народу (!), о чувстве единства Западной Украины с остальной Украиной.

Подобного подхода придерживаются все украинские президенты, независимо от политического окраса, будь они пророссийские или прозападные. Необандеровская идеология, помноженная на указанные выше синдромы, приводит к радикализации украинского общества, росту политического напряжения и социальной нестабильности. Эмоции накачиваемой неонацистской идеологией молодёжи ищут выход, и находит его на «евромайданах».

Частичной идеологической комплиментарностью обладают украинский и крымско-татарский национализм. Оба имеют ярко выраженную русофобскую окраску, но это союз временный. Крымско-татарские националисты, как и их украинские коллеги, заботящиеся о реабилитации своих коллаборационистов врем`н Великой Отечественной, движутся к главной цели – отколу Крыма от Украины, и превращение его в крымско-татарское государство. Украинские же националисты выступают за территориальную целостность страны, и партнёрский союз двух национализмов разлетится вдребезги, когда крымские татары приблизятся к заветной цели.

Пока же весь 2013 г. Крым навещали западные правозащитники, в т.ч., из Польши. Встречались с крымско-татарскими националистическими лидерами, выступали с громкими антироссийскими лозунгами, пытались шантажировать центральные власти. Киев в очередной раз продемонстрировал неспособность задавать тон в крымско-татарском вопросе, и вынужден был придерживаться оправдательной риторики.

Экономика

Под занавес 2013 г. сокращение ВВП на Украине достигло уровня в 0,6%. Государственная служба статистики говорит о непрерывном падении ВВП на протяжении пяти кварталов. Процесс сокращения набирает темпы, а для поддержки платёжного баланса, по словам первого вице-премьера Сергея Арбузова, Киеву необходимо $10 млрд. Дало о себе знать экономическое противостояние с Россией, самым крупным потребителем украинского экспорта.

Падение темпов промышленного производства продолжается полтора года, и последний раз ростом своей экономики Украина могла похвастать весной 2012 г. До конца 2013 г. Украина должна погасить более 17 млрд. гривен внешнего долга.

Подписание Соглашения об ассоциации с ЕС требовало от Украины введения ограничений на импорт/экспорт целого ряда товарной номенклатуры. Взамен колоссальных экономических потерь Брюссель предложил Киеву компенсацию в размере 610 млн. евро, что недостаточно.

При нездоровом состоянии украинской экономики Киев, надеясь на сближение с ЕС, готовился пожертвовать многими совместными российско-украинскими проектами (участие российской стороны в производстве самолётов «Ан», ряде опытно-конструкторских и научно-исследовательских проектах, в т.ч., в области ВПК).

Бременем ложатся на Украину требования МВФ поднять коммунальные платежи для населения на 40%. При этом чиновники из МВФ подчёркивают, что делать это следует постепенно, с оказанием адресной социальной помощи малообеспеченным слоям населения, на которых больше всего отразятся рекомендации МВФ, но всем понятно, что это лишь усугубит ситуацию в стране. В банковской сфере продолжается отток зарубежных инвестиций, и не последнюю роль сыграл в этом «евромайдан», напугавший иностранных капиталистов своей непредсказуемостью. Украинский олигархат, как и его российский собрат, активно выводит денежные средства из страны в оффшоры.

В интересах граждан Украины пойти на плотное экономическое сотрудничество со странами Таможенного Союза (ТС), поскольку это не только рынки России, но и других стран-участниц евразийской интеграции. По покупательной способности рынок ТС уступает рынку Евросоюза, но на нём украинские товары более конкурентоспособны, чем в Европе. ТС заинтересован в украинском импорте, ЕС – нет.

Достигнутые договоренности с Москвой в торгово-экономической и кредитно-финансовой позволят Украине удержаться на плаву, и не рухнуть вниз. Если в 2011-2012 гг. наблюдалось падение товарооборота между Украиной и Таможенным Союзом, то в следующем году ожидается его увеличение, что позволит создать дополнительные рабочие места в странах Таможенного Союза и на Украине.

Недавнее обещание украинского правительства профинансировать все социальные выплаты до конца текущего года также следует считать первым осязаемым результатом украино-российского сотрудничества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.