Есть мнение приравнять освещающих вооруженные конфликты журналистов к комбатантам

Геополитика и безопасность

1364399914_0029.1000x800В наше время наличие у многих стран оружия массового поражения – оружия уничтожения не только потенциального противника, но и самого себя – не позволяет решать имеющиеся межгосударственные конфликты военными средствами. Однако общество нашло выход из этой ситуации через новые формы ведения войны – идеологическая, религиозная и экономическая экспансии при наличии новых информационных и коммуникационных каналов успешно заменили боевые действия. В этих условиях именно информация, а также средства ее получения хранения и распространения стали одновременно как особо защищаемой ценностью государства и отдельной личности, так и особо опасным оружием.

Подтверждением этому служит история, связанная с бывшим сотрудником ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдвардом Сноуденом. В начале июня 2013 года он передал СМИ секретную информацию АНБ, касающуюся тотальной слежки американских спецслужб за информационными коммуникациями между гражданами многих государств по всему миру при помощи существующих информационных сетей и сетей связи. В связи с этим в США Сноудену заочно были предъявлены обвинения в шпионаже и похищении государственной собственности, а из-за предоставления ему убежища в России отношения между последней и Соединенными Штатами чуть было не сошли на нет.

Разоблачения Сноудена вызвали жаркие споры о недопустимости массового негласного наблюдения, пределах государственной тайны и балансе между защитой персональных данных и обеспечением национальной безопасности. Кроме того, последовавшие за этим события на уровне межгосударственных отношений подтвердили тот факт, что решение вопросов, связанных с информационным пространством, постепенно стало одним из приоритетов деятельности государства и международного сообщества. Более того, актуальной становится и производная информационной безопасности – кибербезопасность, что нашло свое отражение в концептуальных и доктринальных документах ряда стран и международных организаций.

Проблемы информационной безопасности и информационного общества также стали постоянными в повестке дня Международного союза электросвязи (МСЭ). Вопросы информационной безопасности и кибербезопасности значатся в списках важнейших для таких международных организаций, как Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Регионального форума Ассоциации государств Юго-Восточной Азии по безопасности (АРФ). Активно работают над военными аспектами данной проблемы НАТО и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Актуальность вопросов информационной безопасности стала уже совсем очевидной после революционных событий так называемой «Арабской весны». По мнению экспертного сообщества, произошедшее было неразрывно связано с ролью информационно-коммуникационных технологий. Беспрецедентная скорость распространения информации через Интернет сыграла против режимов, не владевших адекватными навыками ведения информационной борьбы, а обилие непроверенной информации и попытки манипулирования ей привели к искажению глобальной информационной картины событий, которые происходили в Ливии, Сирии и других государствах Северной Африки и Ближнего Востока.

Не меньшее значение имеет распространение вредоносных программ, таких как «Стакснет», «Дуку», «Флэйм», «Гаусс». Согласно полученным специалистами антивирусных компаний данным, эти программы, распространяясь по сети Интернет, способны работать в разных программных средах и наносить серьезный физический ущерб вплоть до полного выведения из строя различных, в том числе критических и особо опасных объектов производства, транспорта и энергетики. Данные факты говорят о том, что информационные системы управления критически важными инфраструктурами уже давно стали не только объектами защиты, но и целями для деструктивного воздействия. Специалисты предвидели и осознавали эту угрозу, но так и не смогли объяснить мировому сообществу, что требуется для противодействия ей, чтобы информационное пространство целиком, а не только коммуникационные сети, находилось под национальной и международной защитой.

Борьба с терроризмом также уже давно не рассматривается иначе как в увязке с вопросами использования информационно-коммуникационных технологий в целях пропаганды, рекрутирования новых членов и организации терактов террористическими организациями. С развитием информационных технологий, их внедрения практически во все аспекты жизнедеятельности человека и общества приобрели свою актуальность и вопросы борьбы с киберпреступностью.

Особые опасения, толкающие многие государства к решению вопросов информационной безопасности, вызывает наращивание некоторыми странами своего потенциала для проведения информационных операций и ведения борьбы в киберпространстве. Прежде всего, это касается США, где разработки в области военных информационных операций осуществлялись начиная с 1993 года. В этой стране были опубликованы различного рода военные уставы, наставления, доктрины ведения информационных операций. В 1998 году Комитет начальников штабов выпустил фундаментальный труд под названием «Объединенная доктрина информационных операций», в котором информационная война получила свое практическое предметное описание.

В мае 2011 года в США была опубликована Международная стратегия по действиям в киберпространстве. Ее логическим развитием в военной плоскости стала Стратегия министерства обороны по действиям в киберпространстве, частично рассекреченная и опубликованная в июне того же года. В обоих документах киберпространство признается средой действий, то есть пространством проведения операций американских вооруженных сил наряду с землей, морем, воздухом и космосом. Киберпространство впервые оказалась де-факто отнесено по своему значению к сфере военной безопасности, а кибератаки со стороны иностранных государств классифицируются как акт агрессии и предусматривают возможность применения в ответ военной силы.

Следует также отметить, что одними из основных участников мирового информационного обмена, которые наполняют мировую систему коммуникаций содержанием и без которых он невозможен, являются негосударственные структуры и организации (например, корневые сервера системы DNS управляются международной неправительственной и некоммерческой организацией ICANN). На частные же компании приходится и весьма значительная доля кибератак, однако они же выступают и абсолютными лидерами в области разработки средств и технологий защиты от киберугроз как рядовых пользователей, так и стратегических компаний и госструктур. Созданием защищенных информационных систем и средств их защиты для оборонных ведомств различных государств сегодня также занимаются частные компании. Кстати, знаменитый вирус «Стакснет» был обнаружен специалистом белорусской коммерческой компании «ВирусБлокАда».

Наконец, нельзя обойти и тот факт, что негосударственный сектор в лице частных провайдеров, телекоммуникационных корпораций и IT-компаний обеспечивает технологическое функционирование и развитие системы глобального обмена информацией. Он во многом обеспечивает информационный обмен, предоставление доступа к информации основной массе пользователей, эффективную защиту от угроз в информационном пространстве.

Отдельного упоминания заслуживают СМИ, которые по большей части также имеют негосударственную природу. При этом на сегодняшний день практически все печатные, телевизионные и радиовещательные медийные компании представлены в глобальной сети Интернет. От них зависит формирование наполнения, содержания мирового информационного обмена.

Проблемным моментом в рамках выстраивания системы информационной безопасности является тот факт, что имея органы управления в конкретных странах, они не могут однозначно ассоциироваться с теми или иными государствами. Например, «Би-Би-Си», «Си-Эн-Эн», «Аль-Джазира» и другие СМИ зачастую вносят вклад в искажение глобальных информационных потоков, как это случалось при освещении событий августа 2008 года в Грузии, в 2011 году в Ливии, 2012-м в Сирии и многих других эпизодов, но ответственность за их действия не может автоматически возлагаться на Великобританию, США, Катар или любое другое государство.

Здесь следует указать и на деятельность различных Интернет-сообществ, представленных в социальных сетях, которые играют все большую роль в глобальном информационном обмене. Прежде всего, существует проблема анонимности, которая делает идею ответственности государств за его содержание в сети достаточно условной. На сегодняшний день в мире не выработаны единые, официально согласованные стандарты и подходы к глобальной Интернет-идентификации и аутентификации. При этом преодоление анонимности участников информационного обмена в глобальной сети сталкивается, прежде всего, не с техническими, а правовыми проблемами.

Вероятно, это и является одной из причин неприсоединения России к Будапештской конвенции (2001 год) по борьбе с киберпреступностью, поскольку Москву не устраивает закрепленное в документе право спецслужб одних стран проникать в киберпространство других и проводить операции, не ставя местные власти в известность. Как следствие, 12 сентября 2011 года Россия, Китай, Таджикистан и Узбекистан представили на сессии Генеральной ассамблеи ООН совместный проект «Правил поведения в области международной информационной безопасности». Авторы документа призвали бороться «с распространение информации, которая вдохновляет терроризм, сепаратизм, экстремизм или подрывает политическую, экономическую и социальную стабильность других стран».

В утвержденных в июле текущего года «Основах государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года» выделена основная угроза в данной сфере – использование информационно-коммуникационных технологий в качестве информационного оружия в военно-политических целях, для осуществления враждебных действий и актов агрессии. Тревога российской стороны также связана с использованием Интернет-технологий для «вмешательства во внутренние дела государств, нарушения общественного порядка, разжигания вражды и пропаганды идей, подстрекающих к насилию». Да и сами вооруженные конфликты сегодня уже не могут обходиться без массированных пропагандистских атак в СМИ, то есть колоссально возросла роль психологического обеспечения военных операций.

Картина не была бы полной, если бы не имелось устойчивое мнение экспертов, что в определенных условиях (военный конфликт, акт агрессии) отдельные СМИ могут переходить в разряд противника со всеми вытекающими последствиями, а работник масс-медиа становится реальным комбатантом, против которого возможно применение силового воздействия.

В пользу данных суждений указывает опыт Израиля, где в штат боевых частей введены должности военных фотокорреспондентов, принимающих участие во всех военных операциях израильских вооруженных сил и снабжающих СМИ необходимыми пропагандистскими материалами.

Именно журналисты делают постановочные кадры об авиационных и ракетно-артиллерийских ударах, усиливая психологический эффект в рамках информационных операций. Именно они в деталях описывают террористические и иные акты насилия, вплоть до казней ни в чем неповинных людей, способствуя пропаганде беззакония. А после совершенного общественности представляют штамп, что все делается во имя открытости и гласности.

Из всего выше сказанного следует, что современный мир, несмотря на его все большую открытость, взаимное проникновение культур, объединение рынков, более-менее решенных вопросов военной безопасности и распространения оружия массового уничтожения, не стал безопаснее. Более того, техногенное общество и все более набирающий обороты процесс глобализации породили новые угрозы, прежде всего, в информационной сфере. При этом решение вопросов информационной безопасности становится тем направлением деятельности международного сообщества, которое способно либо еще более объединить человечество, либо превратиться в арену противостояния как отдельных стран, так и международных организаций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.