Система европейской безопасности – небезопасна?

Геополитика и безопасность

21324563475Европейский континент уже много лет считается образцом для подражания в сфере контроля над вооружениями (КНВ) и укрепления мер доверия (МД). И это правда, которая заключается в том, что в других регионах мира таких соглашений просто нет, а их разработкой никто не занимается.

По мнению большинства российских и американских экспертов, существующие нормы международного права в области КНВ не просто неэффективны, они способствуют росту дисбаланса в регионе, и, как следствие, возникновению нестабильности, которая перерастает в вооруженный конфликт. Такое единодушие потенциальных противников слегка настораживает…

Проблема здесь кроется в разных подходах сторон к вопросу обеспечения безопасности. С одной стороны, страны НАТО во главе с США никогда не питали особых радужных надежд в отношении международных договоров в области КНВ. Да и вообще, любых международных договоров. Запад первостепенное значение отдает коллективной обороне и стратегии по принципу «кто сильнее, тот и прав». В этих условиях даже заурядные инспекции в рамках укрепления МД становятся инструментом для продвижения своих интересов на Восток. Так, в ходе своих «визитов» западные инспекторы получают хорошую возможность выявлять слабые места вооруженных сил вероятных противников, налаживать контакты с военными организациями принимающей стороны с целью их втягивания в различного рода программы сотрудничества с НАТО. Одна из самых известных – «Партнерство ради мира». В ходе этой программы, например, проводилась милитаризация Грузии, приведшая к войне 2008 года.

С другой стороны, Россия как правопреемница СССР, попала в «сети» договоров КНВ на фоне обострения внутриполитического и экономического кризиса в стране. Тогда руководство Союза пыталось поднять свой престиж среди населения, преподнося международные договоренности в области КНВ как безусловный успех советской дипломатии. На самом деле, речь шла об обычном сокращении оборонных расходов. Уже потом Москва, осознав, что фактически происходит одностороннее разоружение, наложила мораторий на ряд международных договоров, в том числе и ДОВСЕ.

Однако эксперты полагают, что даже если бы существующие договоренности выполнялись, то они не смогли бы принести никакой пользы. Дело в том, что каждое государство подписывает только те договоры, которые выгодны ему. В итоге к Конвенции о запрете противопехотных мин не присоединились Китай, Россия и США – держатели крупнейших запасов противопехотных мин. Получается, что конвенция бесполезна, поскольку концептуально не решает проблему противопехотных мин, а только камуфлирует ее.

Договор о нераспространении ядерного оружия, призванный сохранить ограниченное число стран-обладателей ядерного оружия, тоже изжил себя. От участия в этом соглашении отказались Индия, Пакистан, Израиль. В 2004 г. свою подпись отозвала КНДР. При этом считается, что, как минимум, Дели и Исламабад обладают де-факто ядерным оружием.

И так можно рассматривать практически любой договор в области КНВ и укрепления МД. Эксперты отмечают, что безопасность – критически важная сфера для любого субъекта международных отношений, поэтому каждый старается «тянуть одеяло на себя». Но парадокс заключается как раз в том, что чем больше кому-то удалось «натянуть одеяло на себя», тем больше вероятность возникновения дисбаланса и, как следствие, конфликта.

В тоже время, наличие такого большого числа договоров в области КНВ и укрепления МД позволяет многим странам находиться в состоянии «ложной безопасности», мешая объективно оценивать окружающую их действительность и изменения, происходящие в ней. В этих условиях многие страны отказываются от уже назревшей модернизации договоров в области КНВ и укрепления МД. Так, страны НАТО, считая, что они защищены 5-й статьей устава Альянса, отказались от ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ, отбросив тем самым европейскую систему безопасности, как минимум, в прошлый век. При этом очевидно, что реальная помощь стране-члену НАТО при нападении будет оказана лишь в том случае, если это будет соответствовать целям и задачам основных стран Альянса: США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Турции и т.д. Иначе будет иметь место очередной Мюнхенский сговор.

Более того, чувство «ложной безопасности» может подтолкнуть ряд одиозных личностей, вроде экс-президента Грузии, проверить своих соседей, порой превосходящих по численности в десятки раз, на прочность.

Исходя их этих доводов, эксперты сходятся во мнении, что существующая система европейской безопасности носит скорее деструктивный, нежели позитивный характер.

О необходимости пересмотра ряда международных соглашений в области КНВ высказывались и официальные лица России. Так, министр обороны РФ Сергей Шойгу относительно ДОВСЕ заявил, что в настоящее время невозможно построить систему европейской безопасности простым ограничением количества танков, самолетов и другой техники. Он призвал к коренному пересмотру Договора в соответствии с новыми вызовами и угрозами. По словам министра, механизм реализации должен быть увязан с уровнем доверия и развитием военного и военно-технического сотрудничества. Глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров, в свою очередь, заявил о «коллапсе ДОВСЕ», отметив, что в основу создания нового Договора необходимо положить принципы неделимости безопасности, открытости и сбалансированного распределения прав и обязанностей.

Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что существующая архитектура безопасности не способна адекватно реагировать на современные вызовы, и встала необходимость принятия экстренных мер. В этом контексте видятся следующие основные направления укрепления европейской безопасности: политическое сотрудничество со всеми странами Европы, создание национальных и межгосударственных оборонительных структур и укрепление регионального военного сотрудничества вне рамках НАТО; установление межгосударственного военного планирования, сокращение вооружения и перестройка военных структур.

Также становится очевидным невозможность создания в Европе эффективной системы безопасности без российского участия и ее партнеров, в частности стран СНГ. Необходимо изменить статус Российской Федерации в формирующейся системе, предоставить ей достойное место, которое дало бы возможность оказывать влияние на международные политические процессы, происходящие в Европе, с тем, чтобы стать признанным участником в решении проблем, имеющих судьбоносное значение для всего континента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.