Станции «Волга» «сокращение» не грозит

Геополитика и безопасность ЕвроПРО

Прогрессирующее развитие мировых технологий и опыт применения средств воздушно-космического нападения (СВКН) в локальных войнах США и НАТО в районе Персидского залива и в Югославии в очередной раз заострили проблему парирования угроз возможного применения СВКН против России.

Важность этой проблемы обусловила необходимость разработки концепции Воздушно-космической обороны (ВКО) Российской Федерации, одно из основных положений которой сводится к тому, что материальной основой ВКО государства является система, которая включает в себя пять относительно самостоятельных систем: противовоздушной обороны (ПВО), противоракетной обороны (ПРО), предупреждения о ракетном нападении (ПРН), контроля космического пространства (ККП) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Значимую роль в ВКО Российской Федерации играет СПРН, которая была и остается надежным средством сдерживания ракетного нападения. Создание в конце 40-х гг. ХХ века первых советских ракет, их совершенствование и увеличение количества в 50-е и 60-е гг., а также первые испытания межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с термоядерными зарядами решительно перечеркнули монополию США в этом виде вооружения.

Группировки ракетных сил за счет морской компоненты географически расширялись (Северная Атлантика, Норвежское и Средиземное моря, Тихий и Индийский океаны). К концу 70-х гг. еще три страны – Англия, Франция, Китай – стали полномасштабными обладателями ядерного оружия и БР как основных средств их доставки. Принятые ими концепции его применения во время как противостояния двух ядерных сверхдержав, так и ядерной многополярности, предусматривают в различных вариантах нанесение одиночных, групповых, в том числе массированных ударов. Сегодня преднамеренное массированное применение ядерных БР этими государствами благодаря политическим мерам, договорным ограничениям и наличию у двух основных ядерных держав – России и США – национальных систем предупреждения маловероятно и бессмысленно.

В тоже время нарастающие в XXI веке проблемы поддержания эффективности мировой экономики, производства и потребления  энергоресурсов делают неизбежным распространение ядерных и ракетных технологий. Возрастают угрозы применения по России и ее союзникам непризнанными, непризнающимися или будущими ядерными ракетными государствами ракет малой и средней дальности в ядерном и обычном оснащении, а в перспективе и МБР. При этом угроза таких ударов с отдельных направлений в 60-е гг. прошлого века переросла в настоящее время в круговую.

Да, на современном этапе применение СВКН возможно с любого направления, но все же внимания заслуживают наиболее ракетоопасные из них. Учитывая продвижение НАТО на Восток и расширение его членства за счет стран Восточной Европы, новые угрозы могут использоваться и как средство силового давления со стороны стран Запада при разрешении тех или иных конфликтных ситуаций не только на Союзное государство России и Беларуси, но и отдельных государств-членов ОДКБ.

После недавнего выхода США из Договора по ПРО (1972 г.) перед Россией встал вопрос: как сохранить остатки того, что было разрушено под разговоры о многополярном мире? Тогда решили приостановить ликвидацию тяжелых стратегических ракет шахтного базирования «Сатана» – одних из самых мощных. Но чем восполнить, скажем, утрату станций СПРН в Скрунде (Латвия) и Красноярске, без которых даже самые совершенные ракетные комплексы слепы? Не удивительно, что в последнее время так возросла значимость российской РЛС СПРН «Волга» в Беларуси.

С началом боевого дежурства данная станция сразу возобновила контроль над районами патрулирования американских и британских подлодок с БР «Трайдент» в Северной Атлантике и Норвежском море. Было восстановлено также единое радиолокационное поле на западном и северо-западном направлениях, повышена эффективность СПРН в целом.

В каком сейчас состоянии и насколько эффективно работает «Волга»?

РЛС СПРН «Волга» (узел «Барановичи») разрабатывалась как первая в серии отечественных твердотельных цифровых радиолокаторов с возможностью перестройки частоты в широком диапазоне волн. Сегодня на ней применены самые последние достижения техники, в частности новые формы обработки сигнала.

Но это еще и высокопотенциальная станция, состоящая из передающей и приемной позиций. Ее антенны выполнены в виде активных фазированных решеток, состоящих из нескольких тысяч приемных и передающих модулей. По мнению специалистов, РЛС «Волга» обеспечивает высокие точностные характеристики именно за счет использования цифровых вычислительных комплексов. А модульное построение дает возможность еще и поэтапного ее развития без выведения из дежурного режима.

Станция сопровождает разнообразные воздушные и космические цели, идентифицирует их и измеряет координаты, обеспечивая тем самым контроль западного стратегического направления в азимутальном секторе 120 градусов и на расстоянии в пять тысяч километров. То есть над территорией всей Европы и не только. Данные из узла «Барановичи» поступают на Центральный кoмaндный пункт CПPH России в режиме реального времени. В том числе на небезызвестный «ядерный чемоданчик» Дмитрия Медведева.

После ее заступления на боевое дежурство в октябре 2003 года Геннадий Батырь, первый вице-президент межгосударственной акционерной корпорации (МАК) «Вымпел», которая являлась головным подрядчиком-исполнителем РЛС под Барановичами, сказал, что «Волга» определяет время старта, рассчитывает траекторию полета ракеты и вычисляет время. По его словам, сигнал предупреждения о ракетном нападении от момента обработки информации поступает на командные пункты (КП) управления не за минуты, а за секунды. Изначально такие станции дециметрового диапазона предполагалось размещать в промежутках зон ответственности РЛС типа «Дарьял», что позволило бы создать сплошное радиолокационное поле по всей периферии СССР. Не зря ее строили еще для обнаружения стартов «Першингов», размещенных в Западной Германии. Но потом перенацелили для решения глобальных задач в рамках СПРН.

Сейчас РЛС работает в автоматическом режиме и отслеживает не менее 5 объектов в минуту. Причем не только «подсвечивает» их в космосе и получает отраженный сигнал, но, при необходимости, и целеуказания от СККП. Существуют алгоритмические, технические и организационные мероприятия, которые, дополняя друг друга, в случае ракетного нападения позволят выдать сигнал об атакующей цели, не путая ее с ложной. Однако на эту многофункциональную станцию возложены задачи не только противоракетной обороны. В соответствии с мeжправительственным соглашением Беларуси и России о единой системе ПВО полученная посредством РЛС «Волга» информация также поступает и на ЦКП белорусских ВВС и войск ПВО.

За время боевого дежурства, то есть за восемь последних лет, в зоне ответственности станции пусков БР не зафиксировано. Но понятие «западное ракетоопасное направление» остается. И не только потому, что ракетный удар тех же террористов может последовать с любого направления, в том числе западного.

После неожиданного одностороннего выхода США из договора по ПРО уже никто никому не может дать никаких гарантий о сохранении стратегической стабильности. Спасение утопающих теперь дело, как говорится, самих утопающих. Америка тем самым дала понять, что для нее важнее всего собственные национальные интересы и реальная безопасность страны, а не пустые разговоры о всеобщем мире. Что ж, каждая страна имеет право на собственный выбор. В том числе и США, которые стремятся к достижению военно-стратегического преимущества. Но, увы, тем самым, по мнению многих обозревателей, Вашингтон дал толчок новой гонке вооружений.

Кстати, «Волга» – одна из немногих станций, где американцы так и не побывали, хотя совершали ее облет по программе «Открытого неба». Впрочем, всякая открытость тоже должна иметь свои пределы. В том числе и новое желание США контролировать российские ядерные объекты. По крайней мере, на модернизируемой ими РЛС системы ПРО в Гренландии из наблюдателей России, насколько известно, пока никто не побывал.

Несмотря на наличие в СПРН такой РЛС как «Волга», к сожалению, она сама не может решить задачу во всей зоне ответственности системы предупреждения. По оценке экспертов, ее широкий диапазон и мощность передатчика позволяют закрыть брешь от потери РЛС в Скрунде в западном направлении лишь на 85%. И это далеко не единственная проблема… К примеру, РЛС располагающиеся на территории Украины, не только исчерпали свой ресурс, но и неоднократно становились предметом политического торга с Россией (в связи с этим отрадно отметить, что «Волга», находящаяся в исключительном ведении России, ни разу не была предметом торга во взаимоотношениях лидеров России и Беларуси).

В соответствии с заключенным 6 января 1995 года соглашением между Российской Федерацией и Республикой Беларусь все недвижимое имущество и занимаемый отдельным радиотехническим узлом «Барановичи» земельный участок передан российской стороне в пользование на 25 лет без взимания всех видов налогов.

В то же время, технический ресурс той же РЛС «Дарьял» в Азербайджане предусматривает обеспечение ее работоспособности лишь до 2012 года. Подобная ситуация характерна и всем РЛС дальнего обзора, принадлежащим старому парку и находящихся на территории Российской Федерации.

Совокупность этих проблем вынудила военно-политическое руководство России принять решение о трансформации и перевооружении СПРН. Так, в декабре 2011 года к боевому дежурству приступят еще две РЛС типа «Воронеж» (согласно новой программе, сооружена и успешно функционирует РЛС в пос. Лехтуси под Санкт-Петербургом). Принятие «Воронежей» на вооружение позволило не только существенно расширить возможности ВКО, но и сосредоточить наземную группировку СПРН на территории России.

Выгода от новых РЛС дальнего обнаружения существенна, но, несмотря на это, такие основные характеристики как дальность обнаружения и время реакции практически не отличаются от взятой на вооружение в 2002 году РЛС «Волга». Учитывая этот факт, министр обороны Российской Федерации Анатолий Сердюков недавно заявил, что пока военное руководство не намерено отказываться от старых советских станций, расположенных в соседних республиках (таковыми являются «Волга» в Беларуси и «Дарьял» в Азербайджане). «Пока все остается, как у нас есть. Ни от одной станции не отказываемся и не планируем отказываться», – сказал Сердюков.

…У РЛС СПРН «Волга» было трудное детство, неопределенное отрочество, но, думается, будет стабильное и определенное будущее. Именно такие объекты возвеличивают Союзное государство России и Беларуси, придают союзу двух стран соответствующий международный статус и авторитет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.