Старый Свет против «перезагрузки» российско-американских отношений

Геополитика и безопасность

Германия, Франция и Польша поддержали идею создания единого командного центра Вооруженных сил Евросоюза. Соответствующее официальное заявление подписали министры иностранных дел трех государств Гидо Вестервелле, Ален Жюппе и Радослав Сикорский.

Поводом для осуществления этой идеи послужил доклад первого Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности баронессы Кэтрин Эштон, посвященный различным вариантам улучшения военного взаимодействия в рамках ЕС. Среди прочего, в докладе рассматривалась идея создания единого штаба вооруженных сил ЕС, который бы занимался планированием проведения военных и гуманитарных операций в кризисных регионах.

Осознавая всю несостоятельность существующих в настоящее время международных организаций, в том числе и ООН, европейские лидеры вынуждены обратиться к теме создания новой структуры, способной отвечать интересам, прежде всего, Европы. Так ли это, и есть ли другие причины наметившейся тенденции к увеличению военных управленческих структур Евросоюза, стоит рассмотреть отдельно.

Конечно, такая позиция противоречит политике Белого дома в регионе, и естественно она сталкивается с недовольством США, которое выражается не только в формальных высказываниях, но и сопровождается определенными шагами, направленными на дестабилизацию ситуации в Европе и демонстрацию необходимости присутствия Вашингтона во всех сферах политической и экономической жизни Старого Света.

Если по некоторым проводимым Североатлантическим альянсом операциям у США и некоторых стран Европы есть разногласия (к примеру, вокруг проводимой операции в Ливии: во Франции «брожения» начались уже давно, в Италии руководство хотят привлечь за это вмешательство к уголовной ответственности, а Норвегия с августа вообще вышла из военной операции), то есть и вопросы, в которых их точки зрения совпадают единогласно. Прежде всего, это касается белорусской тематики.

Западные политики обеспокоены «существующим режимом и нарушением прав человека» в Беларуси, которые, по словам президента США Барака Обамы, «могут иметь влияние на весь регион, что ослабляет нашу безопасность». Не вызывает сомнения, что тем самым они рассматривают Беларусь тем же «кризисным регионом», что в их терминологии является основанием для применения военной силы.

Политика США, прочно «застолбившими» за собой статус глобального лидера и «мирового жандарма», вроде бы всем понятна. А министры иностранных дел Германии, Франции и Польши во главе с баронессой К.Эштон не раз преуспевали в роли рупора антибелорусской риторики. В то же время удивляет завидная готовность польской стороны участвовать во всех мыслимых и не мыслимых военных проектах на территории восточно-европейского региона. Скорее всего, Польше на белорусском направлении уготована особая роль в выполнении замысла заокеанских хозяев. В частности, во время своего последнего визита Б.Обама заявил: «Мы договорились оказывать на Беларусь столько давления, сколько возможно, чтобы власти этой страны изменили свою практику». «США также будут сотрудничать в этом вопросе с другими европейскими государствами. Польша же имеет особое положение и имеет возможность заняться этим делом более интенсивно», – отметил Б.Обама.

С другой стороны, как отмечает большинство экспертов, Польша стремится показать свою значимость и стать региональным лидером через активное членство в НАТО и в структурах Евросоюза. Официальная Варшава давно выступает за создание общеевропейской системы обороны, и, как заявил президент Польши Бронислав Коморовский, этот вопрос является «приоритетным» во время председательства Польши в Евросоюзе. Только является ли это обороной и защитой ли своих национальных интересов, когда «руки все равно тянутся» на Восток. В противном случае кто мешал полякам поддержать инициативу президента России Дмитрия Медведева, касающейся строительства новой архитектуры европейской безопасности и выгодной, прежде всего, Европе, а не США.

В итоге мы имеем то, что имеем. Польша увеличила активность в регионе не только в политической и экономической сферах, но и в военной. Это и активное «проталкивание» вопроса о создании совместной бригады, в состав которой предварительно войдут подразделения Литвы, Польши и Украины. Это и выделение своего контингента не только в состав многонациональных сил НАТО, действующих в Афганистане и Ираке, но и в состав двух боевых тактических групп сил быстрого реагирования ЕС и т.д. И уже сейчас Польша становится одним из инициаторов создания единого штаба вооруженных сил Европы, который, повторимся, будет предназначен для планирования операций в кризисных регионах.

А где, по мнению еврочиновников и заокеанских стратегов, находятся кризисные регионы в Европе. Неужели Великобритания, где общество содрогнулось от уличных беспорядков? Или в Греции, где социально-экономическая ситуация может перерасти в революционную. Или в регионах, где попирают права силезских немцев (в Польше) и литовских поляков? Или, может, в самопровозглашенной республике Косово, где до сих пор «режут» коренных сербов. Наверное, нет. Кризисными регионами в Европе, по мнению последователей «великого шахматиста» Збигнева Бжезинского, являются богатый российский Арктический шельф, Калининградский анклав, «неспокойные» регионы западных областей Беларуси и России, Приднестровье, не желающее в конечном итоге «орумыниться», а также Нагорный Карабах как «исконная» территория Азербайджана.

Возвратимся к Польше и добавим следующее. На встрече министров обороны стран-участников «Вышеградской группы» (входят Чехия, Словакия, Венгрия и Польша, а НАТО хочет присоединить еще и Украину) в мае текущего года было объявлено о формировании многонациональной боевой тактической группы в составе подразделений вооруженных сил под руководством польской стороны. Планируется, что по достижению оперативной готовности к 2016 году эта группа войдет в состав сил реагирования Евросоюза. А, начиная с 2013 года, планируется ее участие в совместных учениях с силами первоочередного задействования НАТО.

Возникает вполне резонный вопрос, зачем в центре Европы создавать дополнительную боевую группу, если страны-участники «Вышеградской группы» входят в НАТО и защищены пятой статьей Вашингтонского договора? Делается это, по-видимому, прежде всего, для того, чтобы вывести личный состав, вооружение и военную технику из-под контроля Венского документа 1999 года и ДОВСЕ.

Не забываем также, что Польша так боится «угрозы с Востока», что потребовала от руководства НАТО для себя и стран Балтии дополнительные планы обороны. Ну, и конечно, для полной «защиты» полякам на своей территории крайне необходимы американские базы ударных самолетов F-16 (которые почему-то в самый разгар ливийской операции перекочевали из итальянской базы Авиано) и транспортных вертолетов «Геркулес», а также элементы так называемой ЕвроПРО.

В вопросе создания единого штаба вооруженных сил ЕС прослеживаются определенные интересы и завсегдатаев Старого Света – Франции и Германии.

С одной стороны, данные планы становятся для Европы необходимостью, обусловленной течениями, происходящими внутри Североатлантического блока. Старый Свет все больше начинает осознавать нехватку своего влияния на принимаемые Альянсом решения. Из военной организации обеспечения коллективной безопасности блок фактически превратился в организацию реализации личных интересов США под предлогом благовидных целей – распространения демократии в мире. В свое время канцлер Германии Герхард Шредер высказал следующее: проблема заключается не в том, что в НАТО «слишком много Америки, а в том, что там слишком мало Европы». Осознавая «незначительность» Европы в НАТО, руководители ведущих государств Европы (за исключением Великобритании) уже давно предпринимали шаги к созданию собственной системы обеспечения безопасности.

Президент Франции Николя Саркози еще со времен председательствования в Евросоюзе призывал правительства стран ЕС «к дальнейшей интеграции в военной области». Фактически речь шла о создании единой армии Евросоюза, которая будет подчиняться единому командованию, подчиняющемуся, в свою очередь, руководству ЕС. Н.Саркози уверял, что его новая инициатива не направлена против НАТО или США, однако военные аналитики склонны считать, что президент лукавит. Свой срок председательства в ЕС Франция использовала для создания «армии Европы и для Европы» и вывода континента из-под контроля Североатлантического альянса. Кроме того, Саркози предлагал создать единый воздушно-транспортный флот для переброски войск к местам операций, единую систему военных спутников и военную академию единой Европы.

С другой стороны, «французское выпячивание» можно рассматривать лишь как громкие заявления. Западные аналитики рассматривают возвращение Франции в военные структуры НАТО, как попытку проводить собственную независимую политику. «Брожения» Франции из стороны в сторону относительно проведения военной операции в Ливии – лишь подтверждение этому. Также не стоит забывать, что накануне президентских выборов Саркози крайне необходимо повысить свой рейтинг в глазах электората.

Говоря о наметившемся расколе внутри НАТО, стоит отметить, что все чаще возникают противоречия по поводу проводимых операций, имеющих целью установление безопасности в ответственном регионе. Рассматривая пример Ливии, заслуживает внимания и тот факт, что Франция была не единственной «сомневающейся» страной. Первым государством, которое приняло решение вопреки большинству, была Германия, отказавшаяся поддерживать принятие резолюции Совета Безопасности ООН № 1973 и не предоставила свои самолеты для нанесения ударов по правительственным войскам, лояльным Муаммару Каддафи. В последствии о своем выходе из коалиции западных стран заявила и Норвегия. Это стало еще одним подтверждением, что государства, входящие в НАТО, предпочитают принимать самостоятельные решения и при этом не принимать во внимание мнение других участников. К примеру, Италия, заявляющая о выводе своих самолетов из операции и правительство которой указывает на нецелесообразность дальнейших бомбардировок, повлекших огромные затраты. Мало того, население Италии вообще хочет привлечь руководство своей страны к уголовной ответственности за участие в операции.

Подводя итоги сказанному, остается спросить у Б.Обамы, почему «американские губернаторы» в Европе занимаются самоуправством и не следуют генеральной линии «партии» по «перезагрузке» отношений с Россией? Ответ прост. Наверное, никакой «перезагрузки» и не было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.