Итоги-2013: «Польско-польская война» на украинском «евромайдане»

Геополитика и безопасность

pl9283983298349834Прошедший год для Польши завершился дилеммой: как быть с Украиной? Проевропейское буйство, названное «евромайданом», проходило под ультрарадикальными лозунгами, и было направлено против украино-российского сотрудничества.

В польском экспертном сообществе шли бурные дебаты, поддерживать ли украинских необандеровцев в их антироссийских порывах, забыв на время Волынскую резню и прочие подобные трагедии в истории Польши, или подойти к этому более дифференцировано. Холодные расчёты пали жертвой горячего политического противостояния. Правящая партия «Гражданская платформа» («ГП») и конкурирующая с ней «Право и справедливость» («ПиС») в борьбе за умы избирателей открыто поддержали выступления «евродемонстрантов». На «евромайдане» побывали лидер «ПиС» Ярослав Качински и представитель «ГП», европарламентарий Яцек Протасевич.

Внешне всё должно было выглядеть как надпартийный диалог двух ведущих политических сил Польши, но на деле это было проявлением конкуренции, и стремлением не позволить оппоненту пожать лавры защитника польских интересов на Украине.

Качински был пойман в фотообъектив произносящим лозунг «Слава Украине!» (речёвка украинских националистов 1930-1950-х гг., вытащенная из нафталина современными последователями Бандеры и Шухевича в лице лидера партии «Свобода» Олега Тягнибока) под красно-чёрными знаменами ОУН-УПА.

Это возмутило многих поляков и ударило по рейтингу Качинского. Во-первых, потому что совсем недавно он призывал бойкотировать Евро-2012 на Украине как раз по причине роста необандеровских настроений. Во-вторых, потому что у себя дома  Качински слывёт евроскептиком, любящим критиковать брюссельских «жирных котов», «грабящих» Польшу. Можно добавить, что партия Качинского имеет клерикально-консервативный характер, и основой её идеологии является отстаивание традиционных семейных устоев и католических ценностей. Но среди заводил «евромайдана» значится немалое количество украинских политиков с «голубым» прошлым и настоящим, а некоторые представители Запад прямо говорили, что успехи Киева на пути евроинтеграции будут зависеть от соблюдения прав сексменьшинств (например, нидерландский политик Марийе Корнелиссен в интервью «Киевскому времени» в сентябре 2013 года).

Таким образом, визит Качинского на «евромайдан» был политическим трюком, а не искренним порывом. Приезд туда же Протасевича был попыткой лишить соперников из «ПиС» возможности воздействовать на форму и суть украино-польских отношений, что могло затем использоваться в публичной риторике. Польские СМИ окрестили произошедшее «польско-польской войной».

В итоге,  Качински предстал перед польским избирателем в образе приятеля Олега Тягнибока, а из уст правящей партии прозвучали призывы развивать диалог не только с оппозицией, но и с законно избранным президентом страны Виктором Януковичем. Мира между «ПиС» и «ГП» не получилось, и Качински проигнорировал приглашение президента Бронислава Коморовского принять участие в совместном заседании Совета национальной безопасности, касающемся положения на Украине.

2014 г. пройдёт под знаком польско-германского сближения

Польша стремится к максимально близким отношениям с Германией, чтобы быть рядом с мощной и влиятельной страной, влияющей на восточную политику Евросоюза. Немецкие экспертно-аналитические центры неоднократно публиковали на протяжении 2013 г. доклады о необходимости координации польской и германской восточной политики, рассматривая парафирование соглашения об ассоциации с ЕС Молдавией и подписание такового Украиной как веху на пути к расширению зоны геополитического влияния Берлина и Варшавы.

В данной ситуации Польше выгодно забыть, насколько это возможно, все исторические претензии к немцам, чтобы не портить отношений. Нам следует ожидать «исторических уколов» со стороны Польши в адрес Германии только по поводу Второй мировой войны, т.е. там, где немцы сами согласны осудить своё прошлое. Выходить за эти рамки польское правительство не будет.

Поведение Берлина позволяет сделать вывод о его намерениях «отодвинуть» Россию подальше от восточных рубежей ЕС. Берлин будет работать над нейтрализацией российского влияния на Украине, географическое положение которой превращает её в удобный буфер между евразийским континентом, где идут свои, евразийские интеграционные процессы, и Европой.

Евразийский и европейский интеграционные проекты – конкуренты, и оттого, с кем окажется Украина, будет зависеть, где будут пролегать восточные границы зоны влияния коллективного Запада, которые, одновременно, окажутся западными границами влияния Евразии. Главное достоинство внешнеполитических концепций Варшавы – их гибкость и способность гармонично сочетаться с более крупными идеологическими конструктами.

Так, доктрина Междуморья удачно налагается на либеральную идеологию открытого общества, расширения НАТО и Европейского Союза, выступая частью этих проектов. Все геополитические теории Варшавы, нацеленные на продвижение интересов Польши на восток, легко уживаются с таковыми у Германии. В ближайшие годы мы станем свидетелями внешнеполитических движений Берлина и Варшавы удвоенного характера: их масштабность и внешнее политико-дипломатическое оформление будет определять Германия, а внутреннее, более скромное и локализованное — Польша.

Важный нюанс: информационную «начинку» этой политики будет готовить тоже Польша. 2014 г. предоставляет для этого уйму поводов. 500-летие битвы под Оршей, 200-летие «Четвёртого раздела Речи Посполитой» (так некоторые называют раздел Польши в 1815 г. по итогам Венского конгресса), 100-летие Первой мировой войны и т.д. Поэтому следует ожидать мощную информационную антироссийскую волну, под шум которой Берлин будет решать крупные геополитические задачи.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.