Июнь 1941-го. Защитники Заславля. Часть 1

История

1234После нападения войск нацистской Германии на СССР, командование Красной Армии намеревалось сдержать наступление противника «на линии старой границы». Одним из таких опорных пунктов стало и небольшое белорусское местечко Заславль под Минском.

22 июня 1941 г. в 2.25 по берлинскому времени  самолеты 2-й, 3-й и 53-й бомбардировочных авиационных эскадр люфтваффе вторглись в воздушное пространство СССР – операция «Барбаросса» началась. В 3.15 по берлинскому времени на города, железнодорожные станции, аэродромы и другие важнейшие стратегические объекты Европейской части Советского Союза посыпались немецкие бомбы. В это же время, в 3.15, на всем протяжении советско-германской границы по советской территории открыли огонь 7 184 орудий разного калибра. Через несколько минут артиллерийский огонь прекратился и немецкие штурмовые группы устремились к железнодорожным и шоссейным мостам через пограничные реки, чтобы уничтожить пограничную охрану и предотвратить взрывы мостов.

24 июня, когда некоторые пограничные заставы на советско-германской границе еще вели упорные оборонительные бои, передовые подразделения немецких войск достигли бывшей советско-польской границы 1921-1939 гг. Здесь несли службу по охране линии т.н. «зоны заграждения» 13-й (м. Березино, Докшицкого района Витебской области), 83-й (м. Слободка (Малая Слободка) Витебской области), 16-й (г. Дзержинск, Минской области) и 18-й (г. Житковичи, Полесской (ныне – Гомельская) области).

16-й Дзержинский пограничный отряд пограничных войск НКВД БССР осуществлял охрану зоны заграждения на участке Радошковичи – Заславль – Негорелое – Тимковичи – Красная Слобода – Старобин. Начальником отряда был подполковник Алексеев Александр Александрович, начальником штаба – майор Крутьян Сергей Илларионович, должность заместителя начальника отряда по политчасти временно исполнял старший политрук Федоров Алексей Артемьевич. Штаб отряда находился в Дзержинске.

По штатам, утвержденным 3 августа 1940 г., в состав отряда входили: 10 комендатур пограничных участков (КПУ) с отделениями связи, 42 линейные заставы, контрольно-пропускные пункты (КПП) «Радошковичи» и «Негорелое» и три взвода: связи, хозяйственный и автомобильный. Списочная численность отряда составляла: 102 человека командного состава, 116 – начальствующего состава, 134 – младшего начсостава, 1174 – рядового состава. Однако на 24 июня 1941 г. штатная численность отряда составляла 1117 человек.

Управление 1-й КПУ, комендантом которого был капитан Павел Ломтев, располагалось в поселке Радошковичи, что возле одноименной станции железной дороги Минск – Молодечно (ныне – в составе д. Петришки). Здесь же находился железнодорожный КПП «Радошковичи». На правом фланге участка комендатуры, до стыка с участком 13-го Березинского пограничного отряда, располагались 4, 3, 2 и 1-я пограничные заставы.

5-я застава участка размещалась южнее железнодорожной станции Радошковичи, на правом берегу р. Свислочь, напротив деревни Петришки. Начальником 2-й заставы был младший лейтенант Скурихин, старшиной – старший сержант Иван Чередниченко; начальником 3-й – младший лейтенант Топчий; начальником 5-й – лейтенант Михаил Трегубов, его заместителем по политчасти – младший политрук Иван Паринов.

В тылу участка 16-го отряда, в Заславле находились подразделения, не входившие в состав пограничных войск НКВД БССР, а подчинявшиеся непосредственно Главному управлению пограничных войск НКВД СССР: Военно-технический склад № 11 и Межокружная артиллерийско-оружейная мастерская № 88.

Начальником Военно-технического склада № 11 был майор Пётр Соболев, заместителем по политчасти – батальонный комиссар Березин. Начальником Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 – старший лейтенант Василий Федулов. Личный состав Военно-технического склада № 11 располагался в казарме  маневренной группы расформированного 15-го Заславльского погранотряда, находящейся около железнодорожной станции «Беларусь»; личный состав Межокружной артиллерийско-оружейной мастерской № 88 – в двух других казармах бывшего 15-го отряда, располагавшихся рядом.

Численный состав мастерской составляли 25 человек младшего и среднего командного состава, около 30 вольнонаемных специалистов и 45 курсантов, прибывших из Гомельского стрелково-пулеметного училища для обучения специальности мастера по ремонту оружия.

Силы РККА

В тылу центра и правого фланга участка отряда и левого фланга участка соседнего 13-го Березинского отряда, от м. Околово до д. Могильно Узденского района, располагался 63-й Минский УР, занимавший около 160 км по фронту, а его укрепления располагались от старой границы не далее, чем на 5-10 км, а у Заславля – не далее 2 км.

Решение по возведению Минского УР было принято Постановлением СТО СССР от 15 февраля 1932 г. Согласно оперативно-тактического решения, утвержденного Народным комиссаром обороны 11 апреля 1932 г., УР должен был иметь следующий вид: обвод по линии Околово – Плещеницы – Жуковка – Заславль – Койданово – Станьково в составе 6-ти батальонных районов по 19 сооружений, 4 батальонных районов по 15 сооружений, 7 отдельных ротных районов по 5 сооружений – всего 209 ДОСов (долговременных огневых сооружений), т.е. примерно 3 ДОСа на 2 км фронта.

По штату УР, как войсковое соединение, примерно соответствовал бригаде: управление, десять пулеметных батальонов, семь отдельных пулеметных рот, рота связи, инженерная рота и другие подразделения. Строительство УР было закончено в основном в 1938 г., однако решением Главного Военного совета РККА от 15 ноября 1939 г. Минский УР был частично разоружен и демонтирован.

Комиссия Генерального штаба, проверив в сентябре 1940 г. укрепрайон, установила, что «оборудование, изъятое из сооружений и находящееся на складах, за подразделениями не закреплено и не укомплектовано. При передислокации пулеметных батальонов оставшееся оборудование никому не передано. Часть оставленного в сооружениях оборудования ржавеет и портится. Охрана сооружений и находящегося в них оборудования почти отсутствует». Немцы, обследовав Минский УР в 1942 г., насчитали в нем 33 орудийных каземата, 144 противотанковых казематов и огневых точек (в том числе 30 недостроенных), 412 пулеметных казематов (в том числе 11 недостроенных) и 35 командных пункта (в том числе 3 недостроенных).

В тылу левого фланга участка 16-го отряда располагался Слуцкий УР, который занимал по фронту до 60 км по линии Великая Раевка – Тимковичи – Семежево. К осени 1939 г. в составе УР было сооружено 145 ДОС из запланированных 262, однако осенью 1939 г. они также были законсервированы.

Также на участке отряда, практически по всему участку 63-го Минского УРа дислоцировались части 44-го стрелкового корпуса (командир – комдив В.А.Юшкевич) 13-й армии РККА (командующий – генерал-лейтенант П.М.Филатов). Справа, т.е. севернее Плещениц, соседа он не имел, а слева располагались части 20-го механизированного корпуса РККА, прикрывавшие полосу между Минским и Слуцким УРами.

Вечером 24 июня 1941 года начальник штаба уже Западного фронта генерал Климовских поставил командиру 44-го стрелкового корпуса комдиву В.А.Юшкевичу задачу на подготовку обороны Минского УРа.

Но на рекогносцировке 25 июня выяснилось, как в впоследствии вспоминал бывший командир 64-й дивизии полковник С.И. Иовлев, «что доты трудно, а иногда и совсем невозможно использовать по прямому назначению. Специальных войск не было, оружие и приборы наблюдения отсутствовали, связь, свет, вентиляция не действовали. Проволочные заграждения были сняты. Никаких документов (схем расположения огневых средств, управления, карточек огня) у нас не было».

Практически то же мнение в своих воспоминаниях высказывал и бывший начальник штаба 219-го гаубичного артполка полковник Г.С.Бурназян: «В полосе обороны 64-й дивизии было обнаружено много дотов, которые, оказалось, можно было бы использовать в общей системе обороны. Но наша радость была преждевременной. Отсутствие специальных войск, обученных действиям в укрепленном районе, оружия, приборов наблюдения, связи, света, вентиляции и другого технического оборудования сделало невозможным использовать доты по их прямому назначению. Однако стараниями командиров рот и батальонов некоторые доты ожили. Туда были поставлены станковые пулеметы, а в некоторые из дотов – даже пушки».

По воспоминаниям бывшего начальника штаба 108-й дивизии полковника Белышева «Использовать доты [было] нелегко, а многие и вовсе невозможно, поскольку демонтированы вооружение и приборы; не функционируют связь, вентиляция и освещение; нет никакой документации по системе огня…». Более категоричен в своих оценках бывший начальник штаба 44-го стрелкового корпуса А.И.Виноградов: «Использование уже имеющихся огневых точек Минского укрепленного района затруднялось тем обстоятельством, что Минский УР с 1940 года был законсервирован, и огневые точки были закрыты особыми запорами и проникнуть вовнутрь было просто невозможно. Комендант УРа просто исчез и найти его не удалось. Связь в укрепленном районе также не действовала, так как была размонтирована еще до войны…».

Все войска УРа составлял один (!) 101-й отдельный пулеметный батальон под командованием капитана А.В. Сугакова, который, как и штаб УРа дислоцировался около  д. Зеленое. На его усиление, по воспоминаниям С.И. Иовлева, «25 июня прибыло около 600 человек, приписанных к укрепленному району. Их мы тоже включили в свою дивизию. В подавляющем большинстве это были замечательные люди, рабочие, но не обученные. Один пожилой рабочий на мой вопрос, как он знает пулемет, ответил: «Я лодыжку делал, вот меня пулеметчиком и зачислили, ни разу не стрелял». Из них организовали учебный батальон».

К вечеру 25 июня 64-я (командир – полковник С.И. Иовлев) и 108-я (командир – генерал-майор А.И.Мавричев) стрелковые дивизии 44-го корпуса, которые еще в июне дислоцировались в Смоленской области (64 сд: управление, 30 сп, 288 сп, 163 лап, 219 гап, 83 обс, 73 отд. разведбат, 106 осб, 65 отд. медсанбат, 318 озенадн, 170 отд. дн ПТО, 178 авторота подвоза – г. Смоленск, 159 сп – г. Рославль; 108 сд: управление, 407 сп, 485 обс, 220 отд. разведбат, 157 отд. медсанбат, 188 авторота подвоза – г. Вязьма Смоленской обл., 444 сп и 172 осб – г. Дорогобуж, 539 сп – г. Гжатск, 575 лап, 458 озенадн и 152 отд.дн ПТО – д. Сычевка), заняли рубежи обороны на западных и северо-западных подступах к Минску.

64-я стрелковая дивизия с 49-м корпусным артиллерийским полком заняла оборону на участке Стайки – Заславль – Красное с основной задачей не допустить прорыва противника к Минску со стороны Молодечно, 288-й стрелковый полк дивизии занял позиции на правом фланге, 30-й полк – в центре, 159-й полк – на левом фланге.

108-я стрелковая дивизия в составе 407-го и 444-го стрелковых полков заняла оборону на участке Красное – Дзержинск – Станьково протяженностью 40 км. Так как 539-й стрелковый полк дивизии к этому времени еще находился в пути следования, и, следовательно, сил для обороны такого участка у дивизии недоставало, то 26 июня командир дивизии направил в штаб 44-го корпуса донесение: «Части дивизии в составе 407 и 444 стрелковых полков с одним артдивизионом 575 Артиллерийского полка заняли участок обороны по фронту 40 км.

Основные средства обороны – артиллерия противотанковой обороны и полевая артиллерия отсутствуют. … Боеприпасы и прочее имущество, необходимое для боя, выгружены на станции Ратомка. Своим транспортом обеспечить подвоз не в состоянии…». Вскоре из штаба корпуса поступил приказ, в котором, в частности, приказывалась: «Боеприпасы получайте на Заславском складе НКВД, через 64 СД».

Этим «Заславским складом НКВД» был находившийся в Заславле Военно-технический склад № 11 Главного управления пограничных войск НКВД СССР. Еще вечером 24 июня командир 44-го стрелкового корпуса комдив В.А.Юшкевич, получив задачу начальника штаба Западного фронта генерала Климовских на оборону Минска, подчинил себе все воинские части, расположенные в зоне его ответственности и отдал приказ начальнику склада майору П.В. Соболеву выдать оружие, боеприпасы и военное имущество, находившееся на складе, частям 64-й и 108-й стрелковых дивизий, так как их эшелоны с боеприпасами находились где-то между Смоленском и Минском.

Обстановка на участке отряда 23-28 июня

Хотя до советско-германской границы было более 300 км, но уже 23 июня пограничники 16-го пограничного отряда вступили в бой с немецкими диверсантами, одетыми в форму бойцов и командиров РККА, а 24 июня бои уже шли по всему участку отряда. Мужественно сражались заставы, располагавшиеся в Меткове, Новом Поле, Филипповичах и др.

В этот же день, 24 июня, после захвата Вильно, 7-я танковая дивизия 39-го корпуса 3-й танковой группы вермахта, а следом за ней и подошедшая сюда 20-я танковая дивизия этого же корпуса, начали движение по шоссе Вильно – Минск и 25 июня, не встречая почти ни какого сопротивления со стороны РККА, захватила Молодечно, а 26 – Радошковичи.

От Радошковичей 7-я танковая дивизия двинулась по дороге на Смолевичи и к 8.00 27 июня моторизованный пехотный полк 7-й танковой дивизии, обойдя неприкрытый правый фланг 44-го корпуса РККА, двигаясь по дороге на деревню Боровое и по Логойскому тракту, вошел в Острошицкий Городок, около которого уже был высажен воздушный десант.

К исходу дня части 7-й танковой дивизии вермахта, практически без боевых столкновений с РККА, обойдя Минск с севера, в районе деревни Слобода Смолевичского района вышли к шоссе Минск – Москва, по которому передовой отряд дивизии 28 июня попытался с ходу форсировать Березину в районе Борисова, но эта попытка была сорвана защитниками города.

20-я танковая дивизия от Радошковичей продолжила наступление на Минск по дороге Радошковичи–Заславль и 26 июня, так же практически без боевых столкновений с войсками РККА, захватив железнодорожную станцию Радошковичи, передовыми подразделениями вышла к Заславлю.

Участка нынешней дороги Р-28 Молодечно–Минск в обход Радошковичей и Заславля в это время еще не было, поэтому ДОСы 63-го Минского УРа т.н. «Линии Сталина», возле которых в настоящее время проходит эта дорога, в боевых действиях не участвовали. Сопротивление подразделениям 7-й танковой дивизии, наступавшим по дороге Радошковичи – Острошицкий Городок – Слобода, и 20-й, наступавшим по дороге Радошковичи – Сёмков Городок, оказали только несколько ДОСов Минского УРа, находящихся вблизи этих дорог. В частности, четырехорудийный ДОС около д. Мацки оборонялся с 26 по 29 июня. Его защитники повредили и уничтожили несколько единиц немецкой техники, в том числе и танки. Серьезное сопротивление немцам оказали артиллерийские ДОСы возле д. Жуки и пулеметные ДОСы у д. Ломшино.

28 июня около 17.00 части 20-й танковой дивизии вошли в Минск. Сосредоточенная севернее Минска 50-я стрелковая дивизия РККА безуспешно пыталась отбить Логойск, но к исходу дня 28 июня отошла в район восточнее Минска.

На участке 16-го пограничного отряда, где занимала оборону 108-я стрелковая дивизия РККА, 25 и 26 июня немцы не появлялись, однако на левом фланге участка отряда передовые подразделения 17-й танковой дивизии 47-го корпуса 2-й танковой группы вермахта пытались прорваться по шоссе Барановичи – Минск. В районе Столбцов с ними в бой вступили подразделения 26-й танковой дивизии 20-го механизированного корпуса РККА. Непрерывными контратаками они несколько замедлили продвижение подразделений немецкой танковой дивизии, так как передовой батальон дивизии понес значительные потери, однако и почти все танки 26-й дивизии были выведены из строя.

28 июня части 46-го и 47-го моторизованных корпусов 2-й танковой группы вермахта захватили Столбцы, Дзержинск и подошли к Минску с юго-запада. Затем 18-я танковая дивизия 47-го моторизованного корпуса обошла Минск с юга и направилась к Борисову, 17-я танковая дивизия осталась на позициях в районе южнее Минска, обеспечивая окружение 108-й и части 64-й стрелковых дивизий, а 4-я танковая дивизия 24 механизированного корпуса была выдвинута от Слуцка к Осиповичам для обеспечения связи с 46-м моторизованным корпусом.

На участке 16-го пограничного отряда, где занимала оборону 64-я стрелковая дивизия, 26 июня в течение дня немцы непрерывно группами в составе от 2 до 10 танков атаковали позиции 30-го и 159-го стрелковых полков, чередуя свои атаки с налетами авиации. Отбивая непрерывные танковые атаки, артиллерия полков к исходу 26 июня израсходовала почти все имевшиеся боекомплекты снарядов. Подвоза снарядов из тыла полков и дивизии не было, а 15 машин, посланных командиром дивизии на железнодорожную станцию.Колодищи, куда должен был прибыть эшелон с боеприпасами, обратно не возвратились, а впоследствии выяснилось, что и сам эшелон был уничтожен немецкой авиацией.

В этой ситуации единственным источником боеприпасов для частей 64-й и 108-й стрелковых дивизий РККА стал пограничный Военно-технический склад № 11. Также части дивизий получили со склада большое количество стрелкового оружия и военного имущества, благодаря чему удалось длительное время защищать Заславль.

Полковник К.З. Захаров, бывший начальник штаба 30-го стрелкового полка 64-й стрелковой дивизии, который во второй половине 21 июня 1941 г. выгружался на железнодорожной станции Ратомка, прибыв из Дорогобужских лагерей, впоследствии вспоминал: «Из военно-технического склада № 11 пограничных войск НКВД СССР мы взяли большое количество патронов, гранат, мин к 82-миллиметровым минометам, снарядов к 45- и 76-миллиметровым пушкам, а также ручных и станковых пулеметов» !!!

К сожалению, до сих пор нет должной оценки той неоценимой помощи, которую оказали  пограничники и работники Военно-технического склада № 11 64-й и 108-й стрелковым дивизиям 44-го стрелкового корпуса, обеспечив снабжение частей дивизий боеприпасами, а также выдав им большое количество вооружения и военного имущества, без чего эти дивизии не смогли бы успешно вести боевые действия на подступах к Минску в июне 1941 г.

Окончание следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.