Экс-глава контрразведки Латвии: Приоритетом для НАТО наш регион не будет!

Геополитика и безопасность

baltnat934793483498Накануне неизвестные напали на экс-главу контрразведки Латвии Яниса Кажоциньша. СМИ цитирует министра внутренних дел республики Рихарда Козловскиса о том, что некогда одного из сильных прибалтийского мира сего «сильно избили». Пока политики и журналисты выдвигают версии преступления, информационно-аналитический портал «NewsBalt» предлагает вниманию своих читателей закрытую лекцию Кажоциньша, которую он прочитал не так давно в Латвийском университете.

Если рассматривать Россию, то она не отказалась от своих имперских снов. Она пытается использовать всё, что она может, чтобы возобновить своё влияние. Хочу начать сначала с того, что такое «твёрдая власть» – это действия и намерения. Что такое намерения, потому что действия требуют долгого времени, а намерения могут измениться быстро. И поэтому нам нужно смотреть, что там есть. Это означает, что нам нужно серьёзнее слушать то, что русские говорят, что Владимир Путин говорит. Потому что, если мы не слушаем, мы не вслушиваемся, мы думаем, что он говорит своей аудитории, и то, что он говорит наружу, не относится к нам. Но по правде нам нужно вслушиваться, потому что если мы не вслушиваемся, мы представляем, что он говорит что-то, что он на самом деле не говорит. И так появляются недоразумения, такие недоразумения, которые развязали войну между Китаем и Японией.

Итак, что русские говорят?

В 2012 году руководитель генштаба Макаров, находясь в Финляндии, очень конкретно сказал финнам, чтобы они не продолжали делать такие агрессивные военные учения так близко у границ России. И чтобы они никогда не думали бы вступать в НАТО. Ну, в таком очень агрессивном тоне. Весной 2013 года Путин открыто объяснил, почему он считает, что Зимняя война против Финляндии, была обоснована и оправдана. Он сказал так, что эта Зимняя война решила или предотвратила ошибку, которая раньше была допущена. И эта ошибка заключалась в том, что Россия разрешила границе с Финляндией быть так близко к Ленинграду, что это угрожало городу. И поэтому было обосновано использовать военные силы, чтобы эту ошибку исправить, даже через двадцать лет после неё. И мы очень хорошо знаем, какая, по мнению Владимира Владимировича, самая большая ошибка ХХ века – это распад Советского Союза.

Мечта Российской Федерации о великой державе не исчезла, и это не только вопрос Путина. Были показания, что в начале самого первого президентства Путина, он больше смотрел на Европу. Как получить то, что желаешь? Есть три способа, как достичь желаемого исхода или результата: можно принудить силой, или купить или дать взятку, или привлечь. И Российская Федерация ещё надеется вернуть так называемый комплекс, который является твёрдой, экономической и мягкой властью, что отражает все эти три направления, которые есть, например, у США, ЕС и Китая.

Сначала немного о твёрдой власти: твёрдая власть доминирует в российском мышлении. Это результат истории СССР, это результат милитаризма, который доминировал там десятилетиями, это потому, что почти ничего другого нет, чем Россия могла гордиться, а победа, или защита государства это святая обязанность, историческая миссия. Но в тоже время нужно сказать, что опасения России НATO не являются полностью не рациональными, потому что Россия с падения железного занавеса потеряла то, что можно назвать стратегической глубиной. Потому что раньше у неё были не только государства-сателлиты, но и целая страна, которая сдерживала силы НАТО далеко от своих границ. Были также и западные республики Советского Союза, в том числе и наша.

А сейчас, когда они вступили в НАТО, во враждебный альянс, они читают, что это сделано с намерением, чтобы ослабить Россию, и то, что этот альянс находится так близко к Москве, это серьёзная угроза. Эта такая известная русская паранойя, но поймём, что у русских эта паранойя унаследована из поколения в поколение, потому что эта паранойя была столетиями, когда все пытались на Россию напасть.

Это также отражается, например, в решениях российского бюджета. Есть много различной статистики. Если мы говорим, что, например, 4,1% ВВП уходит на оборону, это довольно много, принимая во внимание, что у нас даже 1% не уходит. И самое страшное уже не то, что они хотят возобновить свои вооружённые силы, а, что они не инвестируют туда, где действительно это нужно – в экономическую диверсификацию и развитие инфраструктуры, а просто используют свои нефтедоллары, чтобы строить что-то, что является символом власти.

Если посмотреть на учения «Запад» в 2009 и 2013 году, то нужно сказать, что Россия после войны с Грузией в 2008 году выучилась, и в российском генштабе очень много способных людей. Нам нужно их понимать – они умные и способные, они поняли, какие ошибки там были, и сейчас пытаются эти ошибки устранить. Принимая во внимание, какое оружие у них, сейчас есть: ракеты Искандер и противоавиационные ракеты С400, с таким оружием по правде можно контролировать всю северную часть Балтийского моря.

Это является тем, что нас наиболее беспокоит, потому что наши вооружённые силы в странах Балтии довольно ничтожны по сравнению с тем, что сейчас у Российской Федерации, которое было так красиво продемонстрировано на учениях «Запад».

Что нас больше всего может беспокоить? То, что Россия внезапно из-за каких-нибудь политических соображений организует нападение. Она в силах завоевать страны Балтии и в тоже время обеспечить это новыми военными системами, что ни НАТО, ни ЕС, ни США не смогут прийти на помощь. Поэтому в регион приходят два новых серьёзных игрока, которых раньше не было, это Финляндия и Швеция, и особенно остров Готланд. Готланд это ключ к северу Балтийского моря, если у них есть такое оружие, тогда они смогут контролировать воздушное пространство на всём севере Балтийского моря. Шведы это всё забыли, они свою оборону так сильно сократили, что в начале 2013 года шведский главнокомандующий сказал, что в лучшем случае они могли бы маленькую часть Швеции защитить не больше недели, это был большой скандал в газетах. Сейчас за последние несколько месяцев первый раз отправили 12 танков на Готланд, это только начало, этого, конечно, не достаточно, но хотя бы они стали на это смотреть чуть-чуть серьёзнее.

Вообще о ЕС и НАТО. США уже по горло достало, что европейцы не могут сами заботиться о своей безопасности, они говорят: «Да, мы вас поддерживали, чтобы вы вступили в НАТО, мы вам верили, когда вы говорили, что 2% ВВП на оборону, это пустяк по сравнению с нами, но вы будете делать то, что в ваших силах, но вы даже это не можете. Как я своим избирателям в Оклахоме и Небраске объясню, почему им нужно платить за вашу безопасность?». Ну, конечно, это нельзя объяснить, если мы также, как и эстонцы, платили бы свои 2%. Да мы за это взялись, да, у нас трудные времена, но мы делаем то, за что мы взялись, но мы даже это не можем, ждём, что кто-то другой придёт нас спасать, это ну не очень хорошо.

Соединённое Королевство значительно уменьшило свои реакционные силы, и единственной положительный момент, что Польша очень серьёзно относится к военным делам, и у Франции появился новый интерес в нашем регионе. Для Северной Европы это хорошо, но как вы видите положение не такое хорошее. Если рассматривать твёрдую власть, сейчас экономическую власть, то это: энергетика, газ, нефть, железные дороги, порты, торговля. Мы полностью зависимы от них, и Россия использует давление на предприятия, предпринимателей, как честным, так и не честным способом. Это наши предприниматели очень хорошо знают, понимают, им очень трудно действовать, а сейчас в последнее время мы ясно это видели в отношении к Грузии и Украине. Сейчас это давление – мы один народ в двух странах, только чтобы они не подписали какое-либо соглашение с ЕС, потому что это дешёвое таможенное объединение. Молдавия, вино которой больше никому не нужно, на Армению надавили, Литва – сейчас молочные продукты, всё напрямую связано с Восточным партнёрством.

Вернёмся теперь к мягкой власти. Россия боится чужой мягкой власти, потому что она сама хочет использовать свою мягкую власть и первый раз её Россия признала в феврале 2013 года, в подписанной внешнеполитической концепции. Сначала, что такое мягкая власть? Профессор Джозеф Най, который её придумал, сказал: «Мягкая власть — это привлекательность, преимущественно в культурных, политических ценностях, внешнеполитическая привлекательность».

Они её боятся, поэтому они притесняют свои неправительственные организации и всем, кто получает какое-либо финансирование из-за рубежа, нужно декларироваться как иностранным агентам. В тоже время они создают то, что эстонцы очень красиво назвали организованные государством неправительственные организации. Если мы посмотрим на три направления по Наю – русская культура, я думаю, что ни один здесь не сомневается, что русская культура — это огромная ценность, всем нравится русская культура, это действительно то, чем Россия может гордиться. Но политические ценности, думаю, что нет, иначе не было бы так много русских, которые едут в страны Балтии и хотят получить страховой полис, если внезапно политическая система у них заберёт то, что они получили за последние 20 лет.

Посмотрим на другие ценности, например, ЕС, предлагает благосостояние, демократию, законность. США – свободу, индивидуализм, возможности развития, а что предлагает Россия? Православную церковь, победу в Великой Отечественной войне, и сейчас, в последнее время, достижения в космосе в ХХ веке. Но всё это очень плохо, потому что это всё в прошлом, это не направлено на что-то в будущее, на что-то, что было бы привлекательно, что хотелось бы достичь. Это уже в своём роде их проблема.

Православная церковь с патриархом Кириллом, который очень близко связан с Путиным, и этот способ особенно на Украине, в Эстонии мы видим, как развивается эта мягкая власть. Близко ко всему этому также и операции по влиянию, политическое и дипломатическое давление, например, против нарушения прав человека, переписывание истории, 16 марта. Почему было нужно, чтобы довольно незначительное мероприятие, с горсткой людей, нужно было преподносить таким огромным медийным событием? Только потому, что это болезненно воспримут в Латвии.

СМИ, особенно российских СМИ у нас очень много и против нас также используются международные организации. Одна организация «Мир без нацизма», руководитель которой Валерий Энгель, который является жителем Латвии. Они работают против Латвии, Эстонии, Украины и Молдавии. И являются классической организованной государством неправительственной организацией со скрытым государственным финансированием, создают тенденциозные новости с искажёнными фактами о нарушении прав человека и возрождении фашизма, что мы здесь очень ясно видим в Латвии. У них очень сильная поддержка из МИДа России, посольств и Госдумы. И в этой организации как бы 130 организаций членов, из которых большая часть полностью фиктивные 1-2 человека в организации. Но считая это всё, это выглядит очень внушительно, как, например, весной они поехали в Вашингтон, встречались с конгрессменами, им рассказывали все эти вещи.

И если не знать, почему у нас так много неграждан, не понимая то, что это последствия оккупации, тогда очень трудно понять, почему страна член ЕС может не давать гражданские права такому большому количеству своих жителей. Эти тенденциозные статьи появляются сейчас регулярно в провинциальных газетах США. И в провинции особо не понимают в политике. Если им так пишут, что Латвия притесняет свои меньшинства, то они думают, что да, это неправильно.

В тоже время очень много дел, которые связаны с Россией, что действительно нельзя оспорить, например, русский язык — это красивый язык, и его нужно знать. Я думаю, что это большая ошибка, что мы ему не учим своих детей с самого начала, что рядом так много самих жителей, пользователей языка. Это просто ошибка. Русская культура, да, история, отмечая 9 мая, ну мы отмечаем 8 мая, а это тот день, когда они отмечают. Также нужно понимать, что многие наши неграждане, действительно, считают, что мы являемся неблагодарными подлецами, потому что их отцы, братья, мужья отдали свои жизни и кровь, чтобы нас освободить от гитлеровского фашизма, и что мы делаем? Мы им сейчас «под зад коленом» — так они это видят, и нам это надо понимать. То, что мы их видим, как оккупантов — это другое дело. Нет, я не хотел так сказать, это последствия оккупации, это другое дело. Но это значит, что здесь нужно продолжать объяснять эти вопросы, это непросто. Это понятно, но если к этому идут стремления повлиять на нашу внутреннюю политику, на наши финансы, на наши экономические процессы, то это уже угроза стране.

Начиная с 2006 года, политика соотечественников стала серьёзно устроена, это решение было принято во время первого президентства Путина, и они даже в своей внешнеполитической концепции говорят об обязанности защищать своих соотечественников. Эта политика хорошо координируется, щедро финансируется, она считается полностью обоснованной внутри России, что также чрезвычайно важно. Это в долгосрочном периоде, а по правде открыто, она неправильна, она примерно такая, какая была во время СССР, когда Компартия использовала западные компартии, чтобы способствовать своим внешнеполитическим целям. Тоже самое примерно происходит и с соотечественниками.

Может ли всё это быть удачно? Ну в Западной Европе навряд ли, поэтому российскую мягкую власть слишком серьёзно в Западной Европе не воспринимают. В странах Балтии и СНГ это по-другому, ведь у нас всё же исторически очень много чего общего с Россией. Многие эти вещи наших соотечественников привлекают, поэтому нам нужно понимать, в какую сторону это тянет. В этом смысле не идёт речь о военной оккупации, а, скорее, о появлении неизбежного впечатления, что, по правде, страны Балтии являются частью большой России. Сейчас из-за какого-то недоразумения мы кратковременно отдалились, но, скорее всего, всё это урегулируется. Здесь также нужно обращать внимание на российскую конспирацию и паранойю. Российское правительство и в том числе Путин, мне кажется, действительно думают, что в 90-х годах Запад с умыслом делал всё возможное, чтобы ослабить Россию, и что цветные революции инспирированы Западом.

Что это означает для Латвии? Для начала — история не заканчивается вступлением Латвии в ЕС и НАТО. Нам нужно продолжать думать о своей безопасности, эстонский случай с Бронзовым солдатом в 2007 году и нападение на Грузию в 2008 году указывают на то, что мы не живём в стабильном регионе. У Европы самой свои проблемы и США тревожит то, что мы не хотим сами думать о своей безопасности. Смотря на оборонный бюджет, есть очень интересное сравнение: в конце 30-х годов на оборону Латвия тратила 25,2% от абсолютного бюджета — ¼ часть. Сейчас мы тратим 3,3%. С теми 25%, что было очень трудно заплатить, безопасности у нас не было никакой, мы выбрали нейтралитет, мы надеялись, что с помощью Лиги наций сможем выжить, но это не исполнилось. Сейчас мы выучились на этих ошибках и поняли, что одни мы не выстоим. Это означает, что значение НАТО и ЕС для стран Балтии всё увеличивается, а не уменьшается.

Также в этот момент есть смысл упомянуть, что является приоритетом для НАТО и России. Приоритетом для НАТО не будет наш регион, это может быть один из потенциальных рисков, но приоритетом для НАТО в будущем будет юг, потому что там все большие риски: терроризм, иммиграция, вакхабизм. Если мы в Латвии думаем, что всё обойдёт нас стороной, то мы ужасно ошибаемся.

То, что там происходит скоро, скорее всего, появится и у нас, если мы об этом не будем думать своевременно, то это действительно будет как волна цунами, которая ударит по Европе и не остановится в Южной Европе.

Что является приоритетом для России? Для России первый приоритет это Южный военный округ, потому что он является тем, что угрожает им больше всего. Потом Центральный, где у них находится стратегический резерв и только на третьем месте Запад и на четвёртом – Восток. Так что мы, конечно, волнуемся. На региональном уровне они чрезвычайно сильны, это нужно принимать во внимание. Но в тоже время нужно понимать, как недавно сказал один конгрессмен: «Я помню, что Россия была настоящей угрозой». Но они не понимают положение вещей, что Россия не является угрозой ни для НАТО, ни для США, но как региональная сила, Россия очень сильная и это означает, что и нам также нужно думать регионально. Нужно держаться вместе со Швецией и Финляндией, хотя они не являются членами НАТО и нужно пытаться поддержать стремления тех, кто стремится войти в НАТО.

В конце концов, нам нужно помнить, почему всё это нужно, почему нам нужна оборона, почему бюджет является важным и не хватает 1%? Потому что, в конце концов, Путин не прав, и эти европейские ценности, которые существуют также и в нашей стране – демократия, свобода, свобода высказывания, законность, это то, что всем кажется привлекательным, в том числе и большой части населения в России. Чтобы не дай Бог, мы опять не пришли к такому положению, что было в «русские времена», когда один житель Риги написал письмо в «угловой дом», где находилось управление КГБ, в котором он сообщал, что у него этим утром вылетел попугай и если он случайно влетит к ним в окно, то он хочет подтвердить, что он с политическими взглядами попугая не согласен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.