Что обещает Грузии интеграция в Евросоюз?

Геополитика и безопасность

5133_bУшедший 2013 год запомнился для Грузии двумя знаменательными политическими событиями. В итоге президентских выборов, состоявшихся в октябре прошлого года, в Грузии полностью сформировалась новая политическая система. «Грузинская мечта» стала правящей партией, а ее представитель Георгий Маргвелашвили – президентом страны. Единое национальное движение Михаила Саакашвили ушло в оппозицию, а его бывший лидер покинул страну и отправился в США, чтобы избежать уголовной ответственности.

Другое знаменательное событие связано с тем, что 29 ноября 2013 года в Вильнюсе грузинское правительство подписало с Евросоюзом договор об ассоциации и свободной торговле. Договор, состоявший из 1000 страниц, подписал заместитель министра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани. Назвав это событие историческим, он заявил, что для его страны процесс евроинтеграции уже стал необратимым.

В настоящее время Грузия превратилась в формального участника процесса евроинтеграции. Следует отметить, что речь пока идет не о членстве, а о политической и экономической ассоциации. Но само это достижение далось Грузии нелегко. В течение почти десятилетнего периода страна беспрекословно следовала рекомендациям Евросоюза и особенно США. Для этого потребовалось резко изменить ориентацию грузинской экономики. Российский рынок сбыта был отдан в жертву политике. В стране были созданы необходимые условия для иностранных инвесторов, вследствие чего европейский бизнес приватизировал наиболее выгодные активы.

Несмотря на несомненные позиции грузинского руководства по поводу приведения законодательства страны в соответствие с евростандартами, проведения требуемых Евросоюзом политических и экономических реформ, в Брюсселе остается еще много вопросов, адресованных грузинской стороне. Хотя Грузия по сравнению с другими постсоветскими странами достигла серьезных успехов в плане борьбы с коррупцией, улучшения бизнес-среды и других реформ, претензии к ней у ее европейских партнеров в основном связаны с ликвидацией антимонопольной службы, реформами в связи с новым трудовым кодексом и т.п. вопросами.

В согласованном с Евросоюзом документе остается еще много требований. Для достижения окончательной договоренности Грузия должна до конца года выполнить эти требования. В документе нашли отражение такие требования, как гармонизация законодательства, доведение юстиции до кондиции, соответствующей евростандартам, договоренность о реадмиссии, улучшение качества продукции, подлежащей в дальнейшем выводу на европейский рынок, адаптация системы управления и образования к евростандартам и т.п.

Сложные процедурные этапы процесса интеграции Грузии в Евросоюз, многочисленные условия и требования, конца которым не видно, открывает путь для множества скептических рассуждений и порождает немало вопросов.

Во-первых, возникает вопрос: «А станет ли Грузия в конечном итоге полноправным членом Евросоюза?».

По мнению лидера общественного движения «Украинский выбор» Виктора Медведчука, десятилетний пример интеграции Грузии в Европу показывает, насколько безосновательны жертвы, принесенные этой страной ради требований ЕС. Ведь взамен старых условий были выдвинуты новые, а Грузия все еще не стала членом Евросоюза (см.: На примере Грузии видна бесперспективность евроинтеграции – В.Медведчук / «Unn.com.ua», 28 августа 2013 г.).

Если бы Грузия не была расположена вблизи границ России и на пути транспортировки энергоносителей, вряд ли своими параметрами и отдаленностью от основных территорий Европы она вошла бы в круг серьезных интересов ЕС. Но, с другой стороны, вполне возможно, что именно это географическое положение и затрудняет вступление Грузии в эту структуру. Южный Кавказ граничит не только с Россией, но и с Ираном, и маловероятно, что Евросоюз в ближайшей перспективе будет готов приблизить свои границы к Ирану и Центральной Азии. Можно предположить, что именно по этой причине требования, которым должны удовлетворять страны-участники программы «Восточного партнерства» для того, чтобы стать членом ЕС, несравненно тяжелее тех, что были когда-то выдвинуты к прибалтийским странам.

Второй вопрос, вызывающий скептические рассуждения, связан с политическими и экономическими перспективами Грузии в Евросоюзе.

Руководитель администрации международного «Евразийского движения» Леонид Савин считает, что проект «Восточного партнерства» – это не что иное, как попытка расширить сферу влияния ЕС за счет некоторых бывших республик СССР, а в дальнейшем – превращение этой зоны в подконтрольные территории через имплементацию норм европейского права и экономических механизмов. С точки зрения логики капитализма, «Восточное партнерство» – это не что иное, как освоение современных рынков сбыта, ресурсов и дешевой рабочей силы. Если рассматривать военный аспект, то втягивание Грузии в НАТО означает опять же переход на западные системы вооружений, которые выпускают члены Североатлантического альянса (см.: Леонид Савин. Иванишвили сразу же после победы заявил о стремлении Грузии в НАТО, а этот вопрос очень чувствителен и принципиален для России / «Geworld.ge», 29 октября 2012 г.).

С другой стороны, не дает оснований для оптимизма и нынешнее все еще нерадушное социально-экономическое положение постсоветских прибалтийских республик. Например, средний размер пенсии пожилого населения Литвы не превышает 150-200 евро, а цены здесь почти как в Берлине. До 400 тыс. человек получают продукты от Красного Креста и других организаций. Иностранный капитал в этих странах (особенно в банковском секторе) преобладает. 80% банковского капитала в Латвии принадлежит скандинавским банкам, вследствие чего даже назначения на уровне должности заведующего отделом Министерства финансов должны быть согласованы с Ассоциацией Коммерческих Банков Латвии. Здесь основное полномочие принадлежит иностранным банкам. Наряду с экономическим положением, неудовлетворительна и социальная ситуация в прибалтийских странах. Например, во многих районах Эстонии остро ощущается недостаточность врачей. Большинство врачей в этой стране едут работать в Финляндию, где заработная плата врачей в 7-10 раз выше (см.: Конференция «Прибалтийский опыт евроатлантической интеграции: возможно ли повторение в Грузии?» / «Georgiamonitor.org», 21 ноября 2012 г.).

Несмотря на примеры прибалтийских республик, Греции, Кипра, балканских стран, среди политической элиты Грузии евроскептицизм не ощущается. Последствия геополитического выбора страны почти не обсуждаются ни в ее политических, ни в экспертных кругах. Здесь идея интеграции в Евросоюз стала своего рода идеологическим ориентиром. Грузия уверенно шагает по пути к Евросоюзу, но на фоне интенсивного потока геополитических процессов в регионе прогнозировать, что ее ждет в конце этого пути, трудно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.