Роль управления в обеспечении безопасности страны

Новости

big_1130636Управление – это тот единственный вид деятельности, который в полной мере определял, определяет и будет определять условия существования  человечества и обеспечивать его прогресс. От качества управления зависело, зависит и будет зависеть все то, что было, есть и будет хорошего, плохого и трагического в жизни человечества. Именно от качества управления зависит уровень эффективности социально-экономического развития государства, а также его всесторонняя безопасность, и в первую очередь военная. В свою очередь военная безопасность государства напрямую зависит от качества управления силами и средствами, входящими в состав вооруженных сил. Говоря о качестве управления боевыми действиями в современной войне, а именно для этого предназначены вооруженные силы, следует до мельчайших деталей рассмотреть этот аспект, чтобы вовремя и нужным образом парировать действия агрессора, совершенствуя оружие защиты и возмездия.

Управленческий подход является основополагающим при рассмотрении любых жизненных ситуаций, в том числе военного и международного характера. В основе его лежит целевая установка, согласно которой можно не только интерпретировать текущие действия, но и оценить будущее развитие событий. Целесообразность подхода объясняется тем, что любое событие совершается дважды – вначале мысленно, а затем физически. Другими словами, вначале любое мероприятие обдумывается, а затем совершается действие – это аксиома. Данная аксиома позволяет сделать вполне логичный вывод о возможности на основе анализа имевших место действий определить ход мыслей, вызвавших эти действия. Справедливость данного умозаключения можно проследить на примере действий США в международном масштабе. При этом самым важным результатом является не общеизвестный факт – стремление к мировому господству, которое не отрицают и сами США, а то, какими средствами они пытаются это сделать, решить этот вопрос.

Не касаясь экономико-финансового аспекта этого вопроса с непрерывно возрастающей пробуксовкой на своем пути, объясняемой появлением евро, усилением на международной арене Китая, Индии, следует уделить самое серьезное внимание военной составляющей. Именно на эту составляющую США делают основную ставку в обеспечении мировой гегемонии.

Стратегия использования вооруженной силы в этом плане базируется на применении воздушно-наступательной операции (ВНО) с широким задействованием военно-воздушных и космических сил.

Процесс широкомасштабного применения вооруженных сил в различного рода военных конфликтах страны НАТО рассматривают в первую очередь не как средство приобретения экономических и политических преимуществ, а как средство совершенствования стратегии и тактики вооруженной борьбы за мировое господство. И неудивительно, что ими предложен стратегический вариант массированного ракетного авиационного удара (МРАУ), наносимого на первом этапе ВНО. Без этого этапа, т.е. без МРАУ, назначением которого является обеспечение превосходства в воздухе, немыслима никакая ВНО.

События в Ираке, характеризуемые агрессией многонациональных сил, рассматриваются большинством как их стремление захватить нефтяные богатства Ирака. Такая точка зрения может быть лишь частичной правдой по отношению к целям, которые ставили США, организуя эту агрессию. На самом деле, здесь они проверяли эффективность боевых действий против численно превосходящего противника и эффективность работы спецслужб разведки при вербовке лиц и числа командного состава Ирака.

Война на Балканах была связана с уничтожением Югославии, цветущим оазисом социализма в Европе и преследовала цели по оценке возможности стратегического управления оружием и боевыми действиями непосредственно из Пентагона. Вопросы указанного управления были блестяще отработаны и закончились уничтожением точечной цели в виде Китайского посольства в Югославии. Сам по себе этот факт имел еще и политическое значение: в очередной раз продемонстрировать всемогущество США как единственной мировой державы на планете.

Особое место в планах США занимали ливийские события. События эти США готовили тщательно, так как они должны были дать ответ: какими силами и каким образом наносить МРАУ, чтобы выполненная по классическому варианту, по советам специалистов, система ПВО Ливии оказалась недееспособной после нанесения по ней МРАУ силами НАТО.

Американцы знали, что система ПВО Ливии, в современном понимании, по своим боевым возможностям была одной из лучших, уступая лишь Республике Беларусь и Китаю.

Группировка ЗРВ Ливии, составляющая основу системы ПВО, была смешанного состава. Базовыми зенитно-ракетными системами группировки ЗРВ являлись С-75, С-125, С-200, которые доставили в свое время серьезные неприятности американцам во Вьетнаме и израильтянам на Ближнем Востоке, да и в настоящее время они являются грозным оружием для агрессора. В состав зенитно-ракетной бригады входило 17 зенитно-ракетных дивизионов. Боевыми действиями группировки ЗРВ командир бригады должен был управлять с использованием АСУ «Сенеж», которая к тому же позволяет наводить на воздушные цели и шесть групп истребителей перехватчиков.

Зная толк в управлении войсками и оружием и имея сведения о том, что все АСУ боевыми действиями группировок ЗРВ в мировой практике их построения используют практически одни и те же принципы, руководство США и вооруженных сил решило в реальных боевых действиях определить достоинство и недостатки МРАУ в борьбе с классической системой ПВО.

В этом случае не беда, а трагедия Ливии, но и не только ее, состояла в том, что, ни одна из современных АСУ не в состоянии управлять боевыми действиями группировок ЗРВ в условиях МРАУ. Концептуальные ошибки, заложенные при создании АСУ, не позволили ни одному из типов АСУ принимать участие в боевых конфликтах за весь полувековой отрезок их существования. Сложность обнаружения концептуальной ошибки заключается в том, что она представляет собой правильное решение неправильно поставленной или сформулированной задачи, проблемы.

В силу таких концептуальных ошибок современные АСУ лишили командира права единоначалия, так как на его автоматизированном рабочем месте (АРМ) отсутствует полная информация о ведении боевых действий, а без этого невозможно одержать победу ни в бою, ни в операции. Поэтому необходимо совершенствовать управленческие подходы, особенно при управлении силами и средствами современного коллективного оружия.

Следовательно, управление силами и средствами следует понимать как управление вооружением, не путая этот вид управления с понятие «управление войсками». Управление войсками – это стратегический уровень управления, имеющий, как правило, стандартную структуру системы управления, в которой отдельные структурные элементы по мере необходимости могут видоизменяться согласно функциональному предназначению на данный период времени, диктуемому обстановкой внутри государства и за его пределами. При этом требования к временным интервалам, накладываемым на сам процесс управления, являются условными.

В свою очередь управление силами и средствами – это тактический уровень управления, структура которого определяется полностью возможностями противоборствующих сторон, зависящими от арсенала имеющегося вооружения и от оперативного искусства руководящего состава. Само понятие «оперативное искусство» предъявляет серьезные требования к руководящему составу в области владения наукой и искусством управления в экстремальной обстановке, особенно при отражении МРАУ. Наука об управлении в современных условиях имеет одну, состоящую в жизненно важной необходимости использования в широком плане АСУ боевыми действиями не только соединений, частей и подразделений, но и отдельных боевых расчетов, вплоть до конкретного бойца (стрелка).

Управление силами и средствами – это и есть управление оружием непосредственно в процессе боевых действий, осуществляемых отдельными военнослужащими, а также воинскими подразделениями, частями или соединениями.

В свою очередь управление силами и средствами – это тактический уровень управления, структура которого определяется полностью возможностями противоборствующих сторон, зависящими от арсенала имеющегося вооружения и от оперативного искусства руководящего состава. Само понятие «Оперативное искусство» предъявляет серьезные требования к руководящему составу в области владения наукой и искусством управления в экстремальной боевой обстановке.

И неудивительно, что «оперативное искусство» представляет одну из высших научных ступеней, позволяющей определить стратегию и направление развития современной войны, исключая всяческую возможность подготовки вооруженных сил к прошедшей войне. Абсолютную истину обнародовал Юрий Мухин, утверждая, что разгром, именно разгром, Красной армии в 1941 году был осуществлен немецкими генералами по причине низкой подготовки генералов Красной армии, а также по причине недооценки радиосвязи. Объединяя эти обе причины получим одну доминирующую, связанную с бездарностью красных генералов в области управления силами и средствами непосредственно в ходе боевых действий. И неудивительно, что даже Г.К. Жуков, бывший на посту начальника генерального штаба, оказался не в состоянии понять прозорливость Иосифа Виссарионовича Сталина, указавшего на необходимость скорейшего внедрения радиосвязи повсеместно, и тем более в авиации.

Бездарность генералов в области управления привела к тому, что озабоченность Иосифа Виссарионовича осталась его сугубо личным делом. Эта же бездарность объясняла и потерю практически всего авиационного парка прямо на аэродромах, буквально в первые часы войны, а также невозможность организовать хоть какое-то взаимодействие между частями, соединениями и объединениями в боевых условиях, чем и объясняется огромное количество окруженных войск немцами, так называемых «котлов», связанных с неисчислимыми потерями человеческих жизней и техники. Только такой бездарностью и объясняется потеря, практически без боя, огромных площадей территории нашей Родины. Слишком велика цена генеральской расхлябанности, а еще страшней генеральской трусости за свое кресло.

История важна не сама по себе, а как пролог к будущему. В этом срезе, можно по настоящему и справедливо оценить то мужество и величайшее человеческое достоинство, которое проявил бывший узник, маршал Советского Союза, истинный маршал Победы, Константин Константинович Рокоссовский, когда на пожелания генсека Н.С. Хрущева по вопросу лживого очернения Генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина, ответил кратко: «Нет, я его обожествляю». Эти слова должны стать убедительным и искренним ответом всем лжецам и негодяям, как надо чтить историю, забыв о шкурничестве. Это то, чем не мог бы гордиться Г.К. Жуков.

Совершенно очевидно, что успешное отражение МРАУ возможно лишь при разработке уникальной перспективной АСУ, учитывающей весь возможный аспект тактических приемов агрессора в их развитии, оптимизирующей весь арсенал управляемого вооружения, обеспечивая при этом необходимую вероятность поражения с учетом высоты применения средств воздушного нападения (СВН), и обладающей способностью в экстремальных ситуациях работать сугубо в автоматическом режиме и быть надежным средством интеллектуальной поддержки командира при принятии им оперативных решений непосредственно в ходе боевых действий в процессе отражения МРАУ.

Ливийские события, касающиеся разгрома в одночасье системы ливийской ПВО, однозначно показали, что никакие организационные мероприятия в настоящее время, даже самые затратные, не дадут возможность никакой стране отразить МРАУ. Чтобы ни говорили, но система ПВО Ливии была организована по всем правилам требований, требований прошлого времени.

Научный подход агрессора в области разрушения системы ПВО показал свою перспективность. В этом нет никакого секрета, так как «борьба умов», особенно в такой области конкуренции, как военная, ведется на уничтожение «конкурента».

Ответ на «беду» Ливии в этом плане лежит в сфере науки, а еще точнее, в сфере создания по-настоящему автоматизированной системы управления боевыми действиями группировки ЗРВ, способной не допустить превосходства, как в воздухе, так и на земле. Жесточайшая необходимость разработки такой перспективной АСУ в кротчайшие сроки диктуется и действиями вертолетного десанта спецназа США в Панаме, а также в Пакистане и, что особенно важно, бандитским, несанкционированным никаким международным юридическим органом, уничтожением уже более 5000 граждан планеты американскими ударными беспилотниками.

Любое государство, решившее данную проблему, практически гарантировано от агрессии со стороны другого, более сильного в военном отношении государства.

Именно поэтому, глядя на перспективу, необходимо уделять самое пристальное внимание вопросам разработки управляемого оружия защиты. В тоже время сам процесс управления должен быть изучен досконально, всесторонне и в самом широком плане с учетом возможности изменения и совершенствования тактики действия агрессора, а также и стратегии его войн в связи с разработкой или усовершенствования средств нападения.

Управление оружием защиты – это тоже управление силами и средствами. А это означает, что, говоря о качестве управления оружием, необходимо стремиться обеспечить высококачественное управление с использованием всех принципов управления одновременно во всех трех сферах жизнедеятельности человечества в порядке их появления: организационном управлении; автоматическом управлении; автоматизированном управлении. При этом сами принципы автоматического, автоматизированного и организационного управления следует рассматривать через призму использования релевантной информации в адаптивной боевой информационно-управляющей системе (АБИУС) противовоздушной обороны.

АБИУС – это сложная эргатическая организационно-технологическая система сетевой архитектуры, разнесенная в пространстве и работающая в реальном масштабе времени, обеспечивающая автоматизированный сбор, обработку и хранение информации от различных источников, создающих единое информационное пространство, необходимое для оптимизации принятия решения по адаптивному управлению разнотипными силами и средствами ПВО, в целях повышения эффективности и оперативности их применения.

В состав АБИУС входят три подсистемы: боевая или исполнительная подсистема, информационная подсистема и управляющая подсистема. ЗРВ образуют боевую или исполнительную подсистему, включающую различного типа ЗРК, ЗРС и зенитных ствольных установок. Информационная система обязана иметь источника информации различной физической природы, чтобы обеспечить управляющую подсистему релевантной информацией. В свою очередь управляющая подсистема, преобразовывая необходимым образом, поступающую на нее информацию с боевой и информационной подсистемы, будет выполнять роль инструмента интеллектуальной поддержки ЛПР (лица принимающего решение) при принятии им решений в ходе боевых действий непосредственно в процессе отражения МРАУ.

Следует иметь также ввиду, что при разнесении в пространстве элементов АБИУС на сотни километров друг от друга, работающих в реальном временном масштабе, ее требования боевая эффективность может быть достигнута лишь при использовании новейших информационных технологий.

Другими словами, высокоэффективная АБИУС представляет собой сложнейший вид вооружения, полностью основанный на применении новейших информационных технологий.