Нумизматический демарш

Геополитика и безопасность История

Выступая несколько месяцев назад в Национальном собрании Республики Беларусь, ее президент Александр Лукашенко сказал: «В Польше некоторые спят и видят – граница проходит не там. Граница должна быть возле Минска. Сталин не там границу провел». В Варшаве тревогу соседей считают необоснованной. Однако так ли это на самом деле?

Польские претензии на восточные территории с течением времени принимали разные формы. Но суть всегда оставалась одна: прибрать к рукам то, что тебе не принадлежит, а именно – земли Западной Украины и Западной Белоруссии и включить их в состав Речи Посполитой.

Одна из таких политических акций была предпринята, например, в 2009 году 23 сентября. В тот день Польский сейм проголосовал за следующую резолюцию: «17 сентября 1939 года войска СССР без объявления войны осуществили агрессивное нападение на территорию Польши, нарушив ее суверенитет и преступив основы международного права. Вторжение Красной армии было обусловлено пактом Молотова – Риббентропа, заключенным СССР и гитлеровской Германией 23 августа 1939 года. Таким образом, был осуществлен четвертый раздел Польши. Польша стала жертвой двух тоталитарных режимов: нацизма и коммунизма».

Одновременно польский Национальный банк выпустил монету, на аверсе которой изображена стилизованная территория РечиПосполитой в границах на 1 сентября 1939 года. Слева изображена стрелка со свастикой, справа – стрелка с серпом и молотом, направленные на территорию Польши. Под стрелками даты: 01.09.1939 и 17.09.1939. В середине изображены трещины, как бы делящие польские земли. Все это должно символизировать нападение Германии и Советского Союза на Речь Посполитую и ее расчленение. Монета номиналом в 10 злотых отчеканена в количестве 100 тысяч штук.

Таков был ответ польского руководства на статью Владимира Путина «Страницы истории – повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?», опубликованную в польском издании «Газета Выборча» 31 августа 2009 года, накануне скорбной даты – семидесятилетия начала Второй мировой войны.

Вот так-то. Даешь Западную Украину, даешь Западную Белоруссию. Откуда такие амбиции? Ответ можно найти на страницах истории.

Как известно, возрождение польского государства стало возможно после того, как 29 августа 1918 года Ленин подписал декрет Совета народных комиссаров РСФСР об отказе от договоров и актов, заключенных правительством бывшей Российской империи о разделах Польши. Документ создавал твердые юридические и политические основы для воссоздания независимой Речи Посполитой.

Сразу возник вопрос: какие границы определяет для себя вновь появившееся на карте Европы государство? К сожалению, у польских руководителей, возглавляемых Юзефом Пилсудским, возобладали захватнические амбиции. Подстрекаемая и поддерживаемая Антантой Варшава стремилась увеличить территорию страны за счет соседей на востоке «от можа до можа» – от Балтики до Черноморского побережья.

Более 18 лет восточная граница РечиПосполитой была существенно смещена на восток, искусственно включая западные земли украинцев и белорусов. Между тем политическая атмосфера в Европе сгущалась в преддверии Второй мировой войны. Усилия же Советского Союза по созданию новой системы коллективной безопасности в Европе зашли в тупик.

Оставался единственный способ защитить СССР: 23 августа в Кремле был заключен советско-германский договор о ненападении. В секретном протоколе, прилагавшемся к данному документу, определялись сферы геополитических интересов обеих стран, получившие названия «сферы влияния», «сферы интересов». К советской «сфере влияния» относились Восточная Польша (фактически Западная Украина и Западная Белоруссия), Финляндия, Эстония, Латвия, Бессарабия.

Содержание советско-германского договора и дополняющего его протокола, официально обнародованное в СССР в конце минувшего столетия, вызвало неоднозначную реакцию. Некоторые политики, историки, публицисты осудили их и даже квалифицировали как незаконные. Однако другие, основываясь на реалиях кануна Второй мировой войны, признали жизненно необходимыми.

Советское правительство, отдав 17 сентября 1939 года приказ частям Красной армии войти в западные районы Украины и Белоруссии, руководствовалось стремлением не допустить их оккупации нацистской Германией и утверждения там «нового порядка», установить предел продвижению Третьего рейха на восток ради получения удобного плацдарма для нападения на СССР.

Кстати, Советский Союз определил свои новые западные рубежи вовсе не произвольно. Он лишь восстанавливал границу между Польшей и советской Россией, которую в свое время предложил лорд Керзон по поручению Антанты. Да, в 1920 году Варшава штыком и саблей присоединила к Речи Посполитой «восточные кресы», пользуясь слабостью Москвы. Выходит, силой забирать чужое можно, но нельзя возвращать. Такова «логика» Польского сейма. Нелишне напомнить, что население Западной Украины и Западной Белоруссии встречало воинов Красной армии как освободителей, предлагало им всяческую помощь вплоть до вступления в ее ряды.

Из всего этого следует: изъятие из состава Польши западных земель Украины и Белоруссии не являлось «агрессивным нападением» на нее, нарушением ее суверенитета, а представляло собой освобождение этих территорий от агрессора. И поэтому не может квалифицироваться как нарушение основ международного права. Сказанное подтверждается всем дальнейшим ходом исторического развития.

В Лондоне и Вашингтоне квалифицировали развязанную Третьим рейхом войну против Советского Союза как агрессивную. Тогда как война со стороны СССР с первых же дней стала именоваться Великой Отечественной войной советского народа.

Показательно, что уже в ее начале СССР определил свою позицию по отношению к малым европейским государствам, оказавшимся под пятой гитлеровской Германии. Так, в телеграмме от 3 июля 1941 года, отправленной из Москвы советскому послу в Великобритании Ивану Майскому, говорилось: «…мы стоим за создание независимого польского государства в границах национальной Польши…» Национальной, заметьте, а не многонациональной.

Западные союзники СССР придерживались такого же принципа. На Тегеранской конференции (28 ноября – 1 декабря 1943 года), где впервые встретились лидеры трех ведущих держав антигитлеровской коалиции, конкретного решения по польскому вопросу не было принято. Вместе с тем Сталин, Рузвельт и Черчилль в принципе договорились о правомерности линии Керзона в качестве советско-польской границы.

На Крымской (Ялтинской) конференции (февраль 1945 года) руководители СССР, Великобритании и США в Декларации об освобожденной Европе зафиксировали:«…восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлением от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши».

Итак, во всех международных документах, принятых начиная с Парижской мирной конференции (1919–1920), подчеркивалось, что восточная граница Польши должна проходить вдоль линии Керзона. Резолюция польских законодателей, в которой говорится о «четвертом разделе» Польши – завуалированная претензия на западные земли Украины и Белоруссии, противоречит вердикту мирового сообщества. По логике варшавских парламентариев придется признать агрессорами и Великобританию, и Соединенные Штаты, участвовавших в начертании восточного рубежа Речи Посполитой вдоль линии Керзона…

Но в Польше явно не собираются отменять абсурдное решение и изымать из обращения «юбилейную» монету, а накануне 72-й годовщины Второй мировой наверняка предпримут очередной демарш, чтобы позлить Москву.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.