Еще раз о Катыни

История

17 сентября 1939 года войска Красной Армии перешли государственную границу Польши в целях взять под защиту свои бывшие земли и народы Западной Украины и Западной Белоруссии от фашистского порабощения. Но сразу после освобождения на этих территориях начали действовать банды из числа дезертиров польской армии, уголовников, белоэмигрантов и других элементов, сразу выступивших против Советской власти. И таких банд было достаточно много. Некто Петр Дьяченко («Кульгавый»), командир польского 3-го кавалерийского полка в Сувалках, был завербован «Абвером» и стал главой банды. Офицер польской армии Юзеф Гроховский перешел к немцам и возглавил банду диверсантов. Были и другие примеры.

Этих бандитов пришлось уничтожать советским чекистам. Из доклада наркома НКВД Белоруссии Цанава первому секретарю ЦК КП(б) Белоруссии Пономаренко: «Повстанческая банда в районе Белостока под названием «Польская Армия освобождения», действовавшая по приказу генерала Сикорского и готовившая вооруженное восстание, ликвидирована».

На возвращенной Красной Армией территории в 1939 году проживало более 500 тысяч поляков. Среди них были честные люди, но были и бандиты, были солдаты и офицеры польской армии, попавшие в плен Красной Армии. Польские военнослужащие юридически не являлись военнопленными, поскольку ни Польша, ни Советский Союз не были в состоянии войны, хотя дипломатические отношения и были прерваны. Но коль солдаты оказали вооруженное сопротивление, и Красная Армия несла потери, то многие из них оказались в плену, в лагерях военнопленных с предоставлением им вполне хороших условий содержания. Работающие военнопленные получали 1300 рублей в месяц. Деньги немалые, больше, чем у командира батальона Красной Армии, в четыре раза выше средней заработной платы и в десять раз больше прожиточного минимума в стране.

19 сентября 1939 года НКВД СССР принял решение (№ 0308) о создании 8 лагерей для содержания польских военнопленных: Осташковский, Козельский, Путивльский, Козельщанский, Старобельский, Южский, Оршанский и Юхновский. Всего в этих лагерях содержалось 130242 польских граждан и военнослужащих польской армии. Все они были определены в лагеря как подозрительные элементы – это помещики, полицаи, жандармы, тюремщики и офицеры, отрицательно относящиеся к Советской власти.

30 октября 1939 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) большую часть польских пленных рядовых и унтер-офицеров отпустили по домам. Среди них оказались Войцех Ярузельский (будущий президент Польши), Менахен Бегин (в последующем премьер-министр Израиля).

В начале 1940 года часть военнопленных польских офицеров была выслана в Сибирь и в районы северного Казахстана. Но некоторые остались в трех лагерях близ Смоленска – Осташковском,  Козельском  и Старобельском. Офицеры были задействованы на дорожных работах по строительству шоссе Москва-Минск от 392-й отметки до 47 километра.

С началом Великой Отечественной войны и приближением немцев к Смоленску военнопленным этих лагерей было предложено идти пешком на Восток, но они подняли бунт, отказались идти и приняли решение сдаться в плен немцам. Сдались, а их немцы и расстреляли. Всех до одного в Катынском лесу. Немцы расчетливы: дескать, зачем их охранять, кормить, поить. Расстрел был осуществлен осенью 1941 года военной командой 537 батальона, возглавляемой обер-лейтенантом Аренсом и его помощниками – обер-лейтенантом Рексом, лейтенантом Хоттом, вахмистром Люмертом и другими.

В 1943 году, чтобы скрыть свою преступную деятельность в Катыни, Геббельс, проводя свою пропагандистскую кампанию против Советского Союза и в целях предупреждения массовой сдачи в плен немецких солдат, а также посеять вражду между советским и польским народами, послал специальную группу «исследователей», в состав которой вошли немецкие эксперты и специалисты судебно-медицинской экспертизы во главе с профессором Герхардом Бутцом.

После осмотра 9 трупов комиссия подписала протокол о том, что расстрел польских офицеров был осуществлен русской «спецтройкой НКВД» в 1940 году.

28-30 апреля 1943 года еще одна техническая комиссия уже польского Красного Креста работала в Катынском лесу и сделала вывод, подобный немецкой комиссии: «польских офицеров расстрелял НКВД».

Подпиши члены этих комиссий протоколы иного содержания, их ожидал бы неминуемый расстрел.

15 апреля 1943 года по указанию Геббельса немецкое радио объявило имена руководителей расстрела польских офицеров в Катыни – якобы это были советские комиссары Лев Рыбак, Хаим Финберг и другие.

Газета «Правда» 19 апреля опровергла решение этих комиссий и назвала выступление немецкого радио провокацией. Согласно публикации, в органах ОГПУ и НКВД таких комиссаров никогда не было и нет, все это – пропагандистская выдумка самого Геббельса.

И действительно, Геббельс в свое время заявлял: «Я сделаю из этого расстрела колоссальный скандал, который много лет спустя будет доставлять Советам огромные неприятности». Верно. Неприятности большие и малые остаются и до сих пор. У Геббельса оказалось много старательных последователей в лице высокопоставленных российских чиновников, ненавидящих советскую власть.

Премьер-министр Великобритании У.Черчиль, узнав об этой затее Геббельса, назвал ее «триумфом Геббельса». Даже прозападное правительство Польши во главе с генералом Сикорским, бежавшее в Англию, заявило: «Польское Правительство от имени народа резко протестует против использования в своих интересах преступления, в которых немцы (Геббельс) обвиняют других, для оправдания преступлений собственных в Катыни».

После освобождения Смоленска 25 сентября 1943 года в Катынский лес прибыла Правительственная комиссия Генеральной Прокуратуры СССР во главе с академиком Бурденко для расследования фактов гибели польских офицеров. В состав комиссии вошли иностранные независимые эксперты, корреспонденты, видные ученые, юристы, писатели. Комиссия в Катыни  работала четыре месяца. Провела вскрытие и обследование 925 трупов, опросила очевидцев и свидетелей. В могилах были обнаружены документы, письма, открытки, датированные  1941 годом. У трупа № 53 найдена открытка, посланная 20 июня 1941 года из Варшавы (улица Багателя 15, кв. 47). Труп № 101 – квитанция № 10293, выданная 14 марта 1941 года и т.д. В немецких трофейных архивах при желании можно найти и фотографии расстрела польских офицеров немцами. Было также установлено, что польских офицеров расстреливали в голову из оружия  калибров 6,35, 7,65 и 9,00 мм. Но стрелкового оружия подобного калибра в Красной Армии и НКВД в тот период не было. Руки пленных были связаны бумажным шпагатом, которого в ту пору в Советском Союзе тоже не было, но он широко использовался в Германии.

При допросе пленных немцев был подтвержден факт расстрела польских офицеров в Катынском лесу спецкомандами. В частности, офицер СС Франц Стаглекер докладывал в группу армий «Центр» генералу СС Гейдриху: «Выполняя Ваш приказ, очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха – большевиков, евреев и польских офицеров». Командир 528 пехотного полка майор Резлер докладывал своему начальнику: «Массовые расстрелы поляков в Катыни проводятся на виду у немецких солдат и гражданского населения, что не допустимо».

В показаниях 95 свидетелей, опрошенных комиссией академика Бурденко, значилось, что в августе – сентябре 1941 года на дачу в Козьи Горы, на территорию, которая входит в массив Катынского леса, ежедневно приезжали крытые грузовые автомобили, а затем в лесу начиналась одиночная стрельба. Работников, чтобы они ничего не видели, загоняли в сараи. Эту территорию немцы оградили колючей проволокой, тщательно охраняли. Под угрозой расстрела на месте был введен строгий запрет на вхождение в зону.

При отступлении немцы заметали свои кровавые следы. Дотла сожгли здания, где размещались, а свидетелей, которых успели отыскать, расстреляли.

Вывод официальной комиссии Бурденко был однозначен – крупнейшая трагедия учинена фашистами. Документами и судебно-медицинскими исследованиями трупов было установлена дата смерти – осень 1941 года. Акт подписан 26 января 1944 года всеми членами комиссии, в том числе митрополитом Николаем, академиком А.Толстым, Наркомом просвещения академиком В.Потемкиным, начальником Главного медицинского  управления РККА генерал-полковником Е.Смирновым, болгарским экспертом М.А.Марковым и другими.

На Нюрбенском процессе (20 ноября 1945 года  – 1 октября 1946 года) было рассмотрено дело о Катыни, как доказательство фашистских преступлений. Были опрошены участники расстрела обер-бургомистр Смоленска профессор Б.Базилевский и профессор П.Розовский, которые подтвердили факт расстрела польских офицеров немецкой командой 537-го батальона и «Азацгруппой Б» при штабе группы армий «Центр» в октябре 1941 года.

Все участники Нюрбенского процесса согласно ст. 21 Устава Международного военного трибунала признали факт расстрела фашистами польских офицеров, как не требующий дополнительных разбирательств и доказательств.

В 1951 году комиссия Конгресса США по вопросам Катыни пришла к выводу, что массового убийства польских офицеров и полицейских органами НКВД Советского Союза не было.

Но в 1990 году уже при Горбачеве, Ельцине, Яковлеве и других антисоветчиках Главная военная прокуратура Российской Федерации под давлением Александра Яковлева и польской стороны опять возбудила уголовное дело № 159 и установила факт гибели 1803 польских военнопленных в Катыни. Тогда же Польша потребовала признать и геноцид польского народа, совершенного русскими весной 1940 года. Но эта польская версия о геноциде была отвергнута и дело на основании п. 1, части 1, статьи 24 УПК РФ было прекращено по причине отсутствия события преступления.

Через два года польский Сейм вновь потребовал признания этого факта как акта геноцида и потребовал миллиарды долларов в качестве компенсации за расстрел офицеров, а еще и за ссылку их в Сибирь, и за неоказание помощи Варшавскому восстанию в 1944 году.

Владимир Путин дважды 16 января 2002 года, а затем 7 апреля 2010 года возлогал цветы в Катыни, но при этом не соизволил положить ни одного цветка на братскую могилу рядом с Катынью, где покоятся 10 тысяч бойцов Красной Армии. За «раскрытие» Катынского дела А.Яковлев и генерал-полковник Д.Волкогонов получили ордена от польского правительства.

Сегодня в Польше муссируется «катынский вопрос», но при этом ничего не говорится о том, что еще в самом начале Великой Отечественной войны 30 июля 1941 года Советский Союз и Польша заключили договор с польским Правительством в Англии о восстановлении дипломатических отношений. Стороны обязывались оказывать друг другу помощь в войне с Германией. Уже забыт и тот факт, что польские вооруженные силы были созданы на территории Советского Союза. Всем оставшимся польским военнопленным (389 тысяч 41 человек) Указом Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 года была объявлена амнистия и предоставлено право свободного перемещения по Советскому Союзу. Кроме того, Польше был предоставлен беспроцентный заем в 300 миллионов рублей, а также 15 миллионов рублей, как пособие офицерам формирующегося Войска Польского (Армия Людова, Армия Андерса, дивизия Т.Кастюшко). Армия Людова, дивизия Т.Кастюшко воевали вместе с Красной Армией на советско-германском фронте вплоть до окончания Великой Отечественной войны. А вот Армия Андерса (75 тысяч солдат и офицеров), несмотря на договоренности  выступить на советско-германском фронте в самое тяжелое, критическое время августа 1942 года под Сталинградом, позорно бежала в Иран, затем в Англию.

Сегодня вопрос расстрела польских офицеров достиг особой остроты. Но зачем было Советскому Союзу убивать польских офицеров, которые мирно строили дорогу. Ведь всем было известно, что избежать войны с Германией нам не удастся. Высококвалифицированные военные кадры были крайне нужны для борьбы с германским фашизмом, и их большая часть была призвана в ряды Войска Польского. И зачем расстреливать офицеров под Смоленском, а тех, кто был в Сибири, Казахстане оставлять живыми? Где логика обвинения?

Правда о Катыни состоит в том, что расстрел польских офицеров был совершен по приказу Геббельса с ведома Гитлера. Эту правду отстаивают честные люди, мы, ветераны войны, а еще фракция КПРФ в Государственной думе России.

Нужно отдать должное нынешнему Президенту Российской Федерации Д.Медведеву, который в декабре 2010 года в Польше заявил: «Надо довести дело расследований об убийстве польских офицеров до конца, максимально серьезно, досконально. Необходимо также опубликовать документы о судьбе десятков красноармейцев, пропавших в Польше в годы Гражданской войны».

Это заявление Д.Медведева заслуживает всяческого одобрения, но только с оговоркой: не «десятков красноармейцев», как он сказал, а десятков тысяч.

Но как можно расследовать максимально достоверно, а главное правдиво, когда Генеральная Прокуратура Российской Федерации предала огласке только 137 томов уголовного дела по Катыни, остальные – более 100 – признала секретными, засекреченными?

Но подождем-с!

Мнение редакции сайта может не совпадать с точкой зрения автора.

3 thoughts on “Еще раз о Катыни

  1. Мой дед, Казаков Михаил Александрович (1899-1982) из деревни Ржавка Сычёвского уезда, военный контрразведчик, подполковник КГБ, награждённый орденом Ленина и умерший в г. Смоленске, лично подготавливал оперативные материалы, для чего неоднократно в 1939-1940 годах переходил через границу СССР на территорию Польши, а затем участвовал в расстреле польских офицеров в Катыни — не стрелял, но держал в руках документы на всех поляков во время этой страшной экзекуции.
    У него была особая специализация — он со своей феноменальной памятью и слухом работал «ЭВМ» — держал в голове все агентурные сведения, фамилии, фото, тексты на разных языках. За кордон был послан для сбора материалов на задержанных поляков и не мог предполагать, что все они будут расстреляны. Логики в этом не было, а было, без иллюзий, политическое решение Сталина. По этому поводу дед всю жизнь, до самой смерти, испытывал угрызения совести, и нам советовал не вляпываться ни в партию, ни в органы (что я проигнорировал). Хотя дед сам вступил в ВКП(б) в 1919 году на Пятом форте Кронштадта, когда был убит его друг-односельчанин, член ВКП(б). На форте дед служил телеграфистом артиллерийской батареи http://img706.imageshack.us/img706/3102/dsc01052kh.jpg и, кстати, лично принимал телефонограмму от Ленина о начале восстания. Борзописцы потом за него придумали версию, что он вступил в ВКП(б) на следующий день после того ночного телефонного разговора с Лениным…
    Кстати, готовлю к публикации его воспоминания — как на форт приезжал Троцкий, как они отдыхали — играли в футбол форт на форт, как он участвовал в «подавлении» Кронштадтского мятежа. Частично об этом написал здесь: http://vechek.livejournal.com/5273.html
    Поэтому когда началась война, http://img855.imageshack.us/img855/2188/dsc01060kii.jpg дед отказался двигаться с архивом НКВД вглубь СССР, а сразу отправился на Сталинградский фронт начальником фронтовой военной контрразведки, которую потом назвали «СМЕРШ». Так сказать, чтобы достойно встретить смерть. Но не «срослось», был только контужен… http://img825.imageshack.us/img825/6346/dsc01066kii.jpg
    Сейчас борзописцы отрабатывают версии иного рода, а улюлюкающая толпа выбирает из них самые необременительные для своей совести…

  2. Нет гарантий достоверности никаких документов. Любые могут быть подделаны. С нахождением своего оруэллского героя-шахида, не важно с какими его мотивами.
    Тем не менее комментарий Человечика из НКВД внушает некоторое доверие. В таком случае мы предполагаем, что просто расходятся множества, списки или время которыми оперируют спорящие истцы.

    Забегая вперёд, скажем, что не вызывают сомнения намерения немцев избавиться от решительной благородной военной интеллигенции. ещё дворянских фамилий. людей с идеями и волей — и это могло бы подтвердиться, если происходило одновременно с расстрелом львовских профессоров. Учёных больше смысла было оставить жить и работать. Но уж не военных.

    В ХВ была статья автора Щукарь (псевдоним) с развитым форумом. Мы участвовали, и наш жизненный, научный и специальный (строительно-проектный) опыт позволил найти достаточно много натяжек и нестыковок версий Бутца (или Гебельса:), начиная с элементарного — с названия статьи, с вынесенного заведомого требуемого мнения, которого нельзя было не вынести и остаться жить, и, кажется, всё равно кого-то важного в подписях, обрушили с самолётом над морем — по сопоставлении с французскими данными Катыни в системе образования Франции.

    Мы настаиваем на восстановлении новыми владельцами статьи в ХВ в полном виде форума под ней, который совершенно нагло и беспардонно зачищался, хотя весь портал загнивал от непотребного стёба дебилов-клавиаторов, клонов и троллей:) явно наёмных или переодетых резидентов портала.
    Если этого не произойдёт, мы попытаемся восстановить основниые комментарии по копиям и просто по сути замеченных нестыковок и абсурдных выводов, например по свойствам грунта и сохранения останков, там явные натяжки Бутца, видные, возможно, на фото раскопов.

  3. Щукарь писал статью Отчёт доктора Бутца.
    http://h.ua/story/277533/

    Она в четверо зачищена от соображений, представленных нами через линки гостей или референтов, в т.ч. господина Универсального Инексперта. Исчезли очень серьёзные находки, и не трудно любому опыту их было понять.

    Теперь, видя эту статью и ссылку на оригинал, рекомендуем срочно новому руководству ХВ восстановить первоначальный вид статьи и форума под ней, порушенной по оконечному указанию, по всей вероятности, Сухомлина. Не знаем для кого конкретно.
    Иначе теперь назрел момент и есть люди без особой занятости, которые восстановят начальный ход споров в другом и большего веса портале, сопоставив с огрызком, который вы найдёте по приведеннолму линку.

    С предложением вынести какие-то выводы и решения с действиями по отношению к людям, нарушившим авторское право и свободу печати в Украине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.