Владимир Безбородов: Минное поле — не место для ошибок

Геополитика и безопасность

123_z1. Почему Россия до сих пор не ввела войска в Донецк и Луганск?

Тому есть несколько глобальных причин. Первая из них геополитическая. Сейчас Россия находится в крайне невыгодном геополитическом положении — до границ НАТО от Санкт-Петербурга можно добраться пригородным электропоездом, Калининградская область представляет собой анклав, имеющий сухопутные границы только с государствами-членами НАТО. Конечно, это следствие глобальной политической катастрофы, произошедшей в 1991 году, но от этого ситуация не меняется. В отличии от СССР, имевшего огромное «предполье» в виде государств, входящих в Организацию Варшавского договора, современная Россия имеет строго обратную ситуацию. Теперь Европа «защищена» от РФ «буферной зоной» из тех же самых государств, являющихся членами не очень дружественного военного блока НАТО. Грубо говоря, России в случае обострения взаимоотношений с Западом на почве украинского кризиса до состояния операции «по принуждению русских к миру» будет крайне проблематично «достать» как средствами обычного вооружения так и тактическим ядерным оружием — до основных «проводников» политики США и НАТО в Европе. За то такая возможность имеется у участников Северо-атлантического альянса.

Вторую причину также можно отнести к геополитическим. Надежных союзников у России в отличии от СССР — сейчаспрактически нет. Конечно, существует ОДКБ и союз Россия-Белоруссия-Казахстан, но по опыту событий 2008 года в Южной Осетии можно судить, что на политическую, не говоря про прямую военную поддержку со стороны остальных участников этих альянсов и союзов Россия надеяться не может. И это при том, что картина соотношения сил

НАТО и РФ  выглядит примерно вот так:

45_tab

Негусто, вообщем. С Северо-Западным направлением, откуда наиболее вероятно нанесение удара силами НАТО по России — ситуация еще более нехорошая — 23 дивизиям НАТО на направлении противостоит всего 3 российские дивизии, 5 бригад и 4 полка. Учтем, что в случае, если Россия вмешается в украинские события, то какую-то часть боеспособных войск с Северного и Северо-Западного района придется задействовать для проведения миротворческой операции в Украине. И одновременно — силы НАТО в Европе могут быть увеличены за счет переброски дополнительных контингентов из США и Канады.

Третья причина — увы, но внутриполитическая. К большой войне мало быть готовым с военной точки зрения. Важна еще и морально-психологическая подготовка общества и страны к вооруженному противостоянию. Полистаем учебник истории на предмет аналогий. Вот относительно «свежий» пример из нашей отечественной истории — в 1914 году Российская Империя благородно заступилась за несчастных сербов, подвергшихся нападению Австро-Венгрии. Поначалу общество радостными криками приветствовали вступление России в войну, но при первых же неудачах — те самые «патриоты» серьезно задумались, а через два года в стране были наиболее популярными прямо противоположенные лозунги «Долой царя-долой войну». Что и привело к гибели России как государства с последующими социальными потрясениями. В политическом плане, если рассмотреть внутреннюю ситуацию в современной России — она как раз во многом напоминает 1914 год — рост поддержки курса власти и вспышку патриотизма. Но при этом, в России несложно обнаружить огромный пласт элиты, прежде всего представителей бизнеса, да и что греха таить — чиновников, которые имеют значительные личные и коммерческие интересы на западе. Смогут ли они из патриотических убеждений отказаться от этих интересов? Очень большой вопрос. К ним примыкают и многочисленные представители внесистемной оппозиции, а также сочувствующие им «недовольные»  —  важно понимать, что сторонники «майдана» в России после 2012 года никуда не делись, и вряд ли они радикально изменили свои взгляды. Только дай им повод — наступит снова активизация их деятельности, что на фоне военного противостояния, причем с большой долей вероятности — не очень успешного для России — чревато повторением ситуации 1917 года.

Если посмотреть на экономику современной России, то  она в значительной степени, если сравнивать с почти локальной экономикой СССР — также зависима от запада. Даже если не поднимать тему экспорта энергоносителей в страны Западной Европы, который условно можно заместить перенаправлением потоков в КНР и возможно в Японию, остальные отрасли производственной сферы имеют очень серьезную интеграцию с западными поставщиками — например, большая часть промышленности России, включая такие стратегические отрасли как автомобильное и транспортное машиностроение применяет импортные комплектующие. Конфронтация с западом, тем более военная может серьезно ослабить Россию в экономическом плане. А локализацию экономики провести за год-два — практически нереально, это работа должна быть проведена в течении минимум 5-10 лет.

Таким образом, события в Украине сейчас расставили все точки над «i»:

Чтобы играть с Европой в те же геополитические игры — России прежде всего необходимо добиться определенного паритета с НАТО в вооруженных силах, хотя бы на наиболее опасных направлениях, устранить морально-психологическую зависимость определенных кругов в обществе от «интересов» на западе и максимально локализовать хотя бы стратегические отрасли экономики. Без этого — лезть в конфронтацию и стучать туфлей по-хрущевски, угрожая «всем показать кузькину мать» — чревато.

И тут я предвижу целый ряд возражений. Например такое:

2. Да не рискнут они на нас напасть, у нас же вроде есть ядерное оружие?

Представьте себе, в НАТО об этом также прекрасно осведомлены. Поэтому НАТО и не планируют что-то «этакое» в военном плане, способное повлечь его применение Россией. Военный план НАТО в отношении России в прошлом году отрабатывался на учениях «Steadfast Jazz 2013».

56_karПо замыслу этих учений — Россия вдруг стала внезапно «угрожать» соседнему государству своим вмешательством — причем в этом качестве неофициально назывались именно что Украина и Грузия. В этих условиях НАТО проводит операцию по «принуждению России к миру», причем без официального объявления войны — то же самое, что Россия проделала с Грузией в 2008 году, только с прямо противоположенной полярностью. В ходе этих учений предусматривались такие действия, как блокада Калининградской области (что чревато повторением ситуации 1941 года с прорывом флота из Таллина в Кронштадт), нанесение ракетно-бомбовых ударов по объектам инфраструктуры Северо-Западного региона, в основном при помощи беспилотных летательных аппаратов и оккупация части приграничных районов — силами армий государств Балтии.

Конечные цели данной «мироносной» операции заключались в принуждении России к отказу от военных действий в отношении третьего государства, нанесение экономического ущерба региону и главное — дестабилизация внутриполитической обстановки в России, вследствие утраты доверия к власти.

Как видно из замысла учений, которые c такой явно выраженной антироссийской направленностью, были впервые проведены в 2013 году, вероятная «ответная» операция НАТО на действия России в Украине предусматривает весьма локальную военную операцию, с одновременным расчетом на то, что российская «ответка» не будет включать в себя применение тактического, тем более стратегического ядерного оружия.

67

Военный удар  должен нанести серьезные, но отнюдь не смертельные повреждения России. Если это, не дай Бог, произойдет, то Россия и не «спасет» Юго-Восток Украины — оттуда придется перебрасывать войска для прикрытия Северо-Запада и возможно понесет территориальные и экономические потери, включая разочарование части населения в политике действующей власти. Последнее даже более существенно, полистав учебник истории несложно найти ответ — откуда «выросли ноги» революционной ситуации в 1905 году в России.

Даже если до прямой конфронтации с применением оружия дело не дойдет, ведь и в самом деле западное «общество потребления» всерьез воевать с кем либо, тем более «по соседству»,  не очень готово — все равно активные действия России в Новороссии могут нанести серьезный ущерб и так не самому выгодному геополитическому положению РФ. Понятное дело, что на фоне представления России как «агрессора» и запугивания государств Восточной Европы «новым Советским Союзом» — становится совсем несложной вопросом для США решение задач по размещению элементов ПРО вблизи границ России и процесс втягивания в альянс таких пока еще нейтральных государств как Швеция, которая уже заявляла о «страхе перед русскими» и Финляндия, которая тоже не отрицает вероятности вступления в НАТО в свете событий в Украине, не говоря уже о том, что перспектива радикализации действий самой Украины и  её интеграция во враждебные России альянсы — становится гораздо более реальной.

Поэтому далеко идущие геополитические потери в случае «активного вмешательства»,  которые может понести Россия и без войны с НАТО — могут легко поставить на грань нецелесообразности политические и геополитические выгоды от приобретения лояльной Новороссии.

3. Крым присоединить не побоялись, почему Новороссию присоединять боимся?

Во-первых, операция «вежливые люди» в Крыму была проведена с использованием фактора «внезапности» и на «мягких кошачьих лапах». В принципе, любые возможные ответные действия НАТО требуют определенной подготовки. Так вот, к этим ответным действиям в марте-апреле ни НАТО ни Украина попросту не были готовы, что и позволило России достигнуть бескровного успеха. В случае с Новороссией — фактор внезапности как таковой полностью отсутствует. НАТО мониторит перемещения российских войск, на политическом фронте — подготовлена соответствующая почва — Россия представлена агрессором и в ООН поддержки действий России — практически нет. Кроме того, в Прибалтику уже переброшены дополнительные силы Северо-атлантического альянса. Поэтому «крымский» вариант по сути — одноразовый, и второй раз проделать тот же номер в Новороссии не получится.

Во-вторых, ситуация в Новороссии очень отличается от ситуации в Крыму. Если в Крыму была практически безусловная, за редкими исключениями, поддержка действий России, то в Луганской и Донецкой области происходит эффект «слоенного пирога»:

78

Таким образом, ситуация на Юго-Востоке Украины не такая однозначная, как в Крыму. Например, значительная часть севера Луганской области контролируется Киевом. Фактически, ополченцы контролируют только опорные пункты в ряде городов, прежде всего крупных — Луганске и Донецке. Сил и средств ДНР и ЛНР для установления плотного контроля над территориями — явно не хватает. И в случае «миротворческой» операции — российской армии придется действовать напрямую как против украинской армии, так и против различного рода «добровольческих» батальонов, сформированными на деньги украинских политиков и бизнесменов. При таком раскладе — операция имеет все шансы перетечь в борьбу с партизанским движением и диверсионными группами, которая может затянуться на годы. А это, учитывая антироссийский настрой жителей центральной и тем более западной Украины — более чем реально. Поэтому, руководству провозглашенных республик — намного выгоднее в данной ситуации попробовать справиться «своими силами», дабы избежать большей эскалации конфликта при прямом вмешательстве в него России.

Вот поэтому Россия и пытается решить украинский кризис сугубо дипломатическими методами, причем в этом направлении достигает определенных результатов — чаша весов общественного мнения в странах Запада потихоньку склоняется в сторону симпатии к Путину и России. И прошедшие выборы в Европарламент тому подтверждение. Вот это заявление — одно из ярких подтверждений правильности выбранной Россией стратегии.

4 thoughts on “Владимир Безбородов: Минное поле — не место для ошибок

  1. Ne vozmozno nezametno skoncentrirovat 100-300 000 armiju dlja intervenciji, kak pokazano strelami na karte. V takoi voine taktiteckoje jad. oruzije srazu resaejet vse problemi.

    1. А кто это тебе позволит начать ядерную войну, когда НАТО заклюет обычными средствами, которые они сейчас усиленно развивают и которых у них предостаточно.

  2. ОЧЕНЬ В ТЕМУ ЦИТИРОВАНИЕ ГЛАЗЬЕВЫМ ЧЕРЧИЛЛЯ — «Хочу напомнить слова Черчилля: «Тот, кто между позором и войной выбирает позор, получает и войну, и позор одновременно». Учиться не зазорно. Например, у Израиля. Что касается схемы на карте учений, то навскидку, полторы — две сотни тактических ядерных зарядов по территориям, инфраструктуре и ВС любителей напасть, будет достаточно для холодного душа… «Хочу напомнить слова Черчилля: «Тот, кто между позором и войной выбирает позор, получает и войну, и позор одновременно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.