Грузия: долго ли продлится праздник? (Часть 2)

Геополитика и безопасность

nato-stopСостоявшееся в конце июня подписание Грузией соглашения об ассоциации с ЕС, кроме экономического, несёт в себе также и военно-политический аспект.

Мечта и реальность

Нет никаких сомнений в том, что данное соглашение активизирует попытки грузинского руководства по вступлению в НАТО. По крайней мере, Тбилиси будет всячески склонять к этому страны блока.

Стоит признать, что территория Грузии очень важна в стратегическом отношении для НАТО и США. Это и южное подбрюшье России, и часть евразийского транспортного коридора, и звено континентальной трубопроводной магистрали, и северный плацдарм для действий против Ирана. Поэтому Альянс также заинтересован держать Тбилиси на коротком поводке.

Но несмотря на якобы обоюдное желание быть вместе, похоже, что перспектива вступления Грузии в НАТО еще более туманна, чем интеграция в ЕС.

Каковы же причины того, что заявляя об открытых дверях организации, ее руководство фактически отказывает Тбилиси в возможности вступления?

Как уже отмечалось в первой части статьи, скорейшая интеграция в евроатлантические структуры стала основой грузинской пропаганды. Причем, этот вектор политики избрали для себя не только официальные власти Грузии, но и практически вся оппозиция. Между различными политическими партиями и движениями фактически ведется соревнование «кто первый приведет страну в ЕС и НАТО». Но одно дело – мечты и амбиции местных лидеров, и совсем другое – реалии международной политики.

А реалии эти таковы, что и НАТО, и особенно США выгодно иметь своего ярого союзника в Закавказье, но они абсолютно не желают взваливать на себя проблемы Грузии.

Да, Тбилиси является давним и последовательным союзником Альянса. Грузинская армия начиная с 2002 года обучалась американскими военными специалистами и при интенсивной финансовой поддержке Запада. Для примера, военный бюджет этой небольшой страны увеличился с 2003 по 2008 год более чем в 30 раз и достиг 1 млрд. долларов (8% от ВВП). Примерно такой же показатель сохранился и до наших дней. И это при столь плачевном состоянии грузинской экономики! Даже у многих гораздо более развитых стран НАТО, военные расходы значительно меньше требуемых в организации 2%, которых так долго и безуспешно пытается истребовать с членов блока генеральный секретарь Андерс Фог Расмусен.

Не менее активно поставлялись и вооружения – как правило, устаревшие образцы, от которых избавлялись союзники Грузии. Как говориться, мелочь, а приятно. Тем более, его утилизация обошлась бы бывшим хозяевам дороже, чем безвозмездная передача.

Не удивительно, что при таких солидных объемах военной помощи, Вашингтон и НАТО могут уверенно рассчитывать на послушность официального Тбилиси. Особенно это актуально в условиях, когда США, приходится практически выцарапывать у европейских членов Альянса каждого военнослужащего для участия в международных операциях.

Грузинское руководство, наоборот, изо всех сил старалось показать свою готовность к вступлению в блок. Поэтому Грузия является своеобразным рекордсменом по участию в международных миссиях Альянса. Так контингент этой страны в Ираке был третьим по численности (после США и Великобритании), а грузинское представительство в составе ISAF насчитывает 1600 человек – это самый большой контингент среди государств, не входящих в НАТО. В этом плане успехи попутчиков Грузии по вступлению в Альянс (Македонии, Черногории, а также Боснии и Герцеговины) куда скромнее. Однако их шансы на попадание в организацию, не смотря на отказ в этом году, оцениваются экспертами значительно выше.

НАТО – Грузия: дружба дружбой, но все-таки «табачок» врозь

Таким образом, Североатлантический блок и США имеют в лице Грузии надежного союзника в стратегически важном регионе за вполне приемлемую цену. И, все же, стать полноправным членом Альянса, несмотря на все заслуги, этой стране, видимо, не удастся.

Во-первых, в данном вопросе Запад, особенно Европа, не может игнорировать позицию России, которая в последнее время жестко отстаивает свои интересы. Грузия всегда находилась в орбите ее влияния. И если экономические вопросы в отношениях с этой страной имеют не столь критичное значение для РФ, то усиление НАТО в и без того нестабильном регионе, безусловно, вызовет раздражение Москвы.

Во-вторых, ни у одной из стран-членов НАТО нет проблем с отколовшимися областями. У Тбилиси эти проблемы есть, и очень большие. Приняв Грузию в организацию сейчас, Запад взвалит на себя груз ответственности за поддержку одной из сторон в неразрешимых этнических конфликтах. Ни США, ни другие страны Альянса на это не пойдут – это уже совершенно другая цена вопроса. Получается, чтобы вступить в НАТО, Тбилиси должен решить территориальные проблемы самостоятельно, т.е. либо отказаться от Абхазии и Южной Осетии, либо воевать с Россией. Попытку решить вернуть мятежные регионы военным путем и ее результат мы уже наблюдали в августе 2008 года, а отказ от них неприемлем сейчас ни для одной политической силы в Грузии.

В-третьих, европейские союзники рассматривают стремление США расширять НАТО за счет малых стран как попытку усилить свое влияние в Альянсе, поэтому лидеры Германии и Франции высказываются против приема в организацию новых членов. Им достаточно того, что вступление в блок проамерикански настроенных Польши и Прибалтийских государств серьезно ослабило позиции стран «старой Европы».

В-четвертых, если для США наличие перманентной нестабильности вблизи границ своих главных геополитических конкурентов всегда было выгодно, то ЕС очень настороженно относится к любому обострению ситуации в Европе. Тем более, что она имеет наглядный пример событий в Украине и опасается повторения подобного сценария в Закавказье.

Поэтому в преддверии сентябрьского саммита в Уэльсе натовские чиновники бодро заявляют о признании заслуг Грузии в сотрудничестве с блоком, большом прогрессе в осуществлении реформ, но старательно обходят вопрос принятия этой страны в организацию. Даже стандартный для всех государств-кандидатов «План действий по членству в НАТО» в случае Грузии заменен на некий «продвинутый пакет мер», который якобы еще больше приблизит Тбилиси к долгожданному членству.

Тем временем, грузинские официальные власти находятся между двух огней. С одной стороны, им все труднее становится объяснить собственному народу, почему же, несмотря на все усилия, вопрос вступления в Альянс до сих пор открыт. С другой – оппозиция постоянно уличает их во лжи. Доходит даже до того, что подписание заурядного договора «Об обмене и двухсторонней охране секретной информации между правительством Грузии и правительством Республики Армения» доводит некоторых грузинских политиков до истерики. Якобы «НАТО не будет предоставлять Грузии тайную информацию, так как Армения является членом возглавляемой Россией Организации договора о коллективной безопасности и это может реально закрыть грузинам двери альянса, что нельзя ни в коем случае допустить». 

Есть, конечно, в Грузии и более прагматичные политики. Так, Нино Бурджанадзе, лидер оппозиционной партии «Демократическое движение – Единая Грузия», заявляет, что в ближайшее время нет никакой перспективы вступления в НАТО. По ее словам, все, кто говорит о том, что Грузия сегодня-завтра должна стать членом Альянса, «практически подписываются под тем, что Грузия должна войти в НАТО без Абхазии и Цхинвальского региона». Бурджанадзе, которая ранее несколько раз встречалась с президентом РФ Владимиром Путиным, считает, что Грузия может решить свои проблемы путем «прямого диалога» с Москвой и критикует власти за «непрофессионализм» в ведении как внешней, так и внутренней политики.

Однако таких трезвомыслящих людей в грузинском политическом истеблишменте сейчас не много. Большинство политиков этой страны продолжают стучаться в закрытые двери НАТО, но не получают ничего, кроме стандартного ответа: «Занято!».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.