Восточное обострение

Геополитика и безопасность

1405266812«Силовая операция на юго-востоке Украины», которая длится с середины апреля, де-факто переквалифицирована в войну. За минувшие три дня боевые действия на востоке страны настолько ужесточились, что не оставили возможности характеризовать ситуацию как локальное сопротивление или сепаратизм.

11 июля  24-я моторизованная бригада украинской армии около села Зеленополье Луганской области была обстреляна из артиллерии. Около 30 силовиков погибли.

12 июля был обстрелян из системы залпового огня «Град» городок Марьинка, расположенный в 30 км от Донецка. Менее чем за сутки город, в котором проживают около 10 000 человек, пришел в состояние Славянска: масштаб разрушений описывается как «огромный». В тот же день в Донецке был обстрелян частный сектор поселка шахты «Трудовская». 13 июля из установок «Град» были обстреляны жилые кварталы в Луганске.

В ночь на 13 июля в районе Изварино Луганской области около 100 единиц бронетехники и автомобилей проникли в Украину с территории России.

За минувшие трое суток, по официальным данным украинского Минобороны и пресс-службы Донецкой облгосадминистрации, количество погибших мирных жителей превысило 20 человек (шесть человек – в Луганске, девять – в районе шахты «Трудовская», шесть – в Марьинке).

«В тех регионах Востока, где идут боевые действия, ситуация развивается очень динамично. Оценки давать рано, конечно, хотелось бы, чтобы это были последние жертвы. Но всем нужно понимать и признать, что – да, это война», – отметил Павел Розенко, депутат от УДАРа, заместитель председателя комитета по вопросам социальной политики и труда.

Взаимные обвинения

16 июля на заседании Европейского совета планируется обсудить «украинский вопрос». Петр Порошенко пообещал, что предоставит все необходимые доказательства нарушения границы Украины российскими войсками.

В свою очередь Россия настаивает на нарушении статус-кво со стороны Украины. Накануне российский МИД сообщил о как минимум шести выстрелах с украинской стороны по городу Донецк в Ростовской области. Якобы от одного из снарядов, попавшего в жилой дом, погиб один человек.  Вице-спикер Совета федерации Евгений Бушмин, представляющий Ростовскую область, заявил, что считает необходимым применение «ответных военных действий».

Украинский МИД опроверг причастность украинских военных к этим событиям. «МИД Украины официально заявляет, что, по данным сил антитеррористической операции, украинские военнослужащие не вели огня в местности, о которой говорится в заявлении внешнеполитического ведомства РФ. Украинские военнослужащие никогда не обстреливали, не обстреливают, и не будут обстреливать территории соседнего государства и жилых кварталов», – подчеркивается в заявлении ведомства.

Смогут ли стороны вернуться на путь мирных переговоров, и главное – нужно ли это, однозначного ответа опрошенные Forbes народные депутаты и эксперты не дают.

«Пока я не вижу силового варианта решения. Да, АТО возобновилась, но это не решит вопроса – только мирным путем можно урегулировать ситуацию», – считает народный депутат Сергей Тигипко.

«На мой взгляд, всегда можно сесть за стол переговоров, если есть на это желание», – соглашается Игорь Еремеев, уполномоченный представитель депутатской группы «Суверенная европейская Украина». При этом он отмечает, что перемирие, инициированное Петром Порошенко, противник использовал для перегруппировки своих сил. «Мы дали адекватный ответ – продолжили АТО, но более мощную. И я считаю, нужно было не ограничиваться только продолжением операции, но и ввести военное положение на этой территории, чтобы в полной мере использовать армию», – уверен нардеп.

При этом даже самые радикально настроенные представители власти признают, что любая война рано или поздно заканчивается мирными переговорами, и в интересах Украины – максимально приблизить этот момент. «Рано или поздно переговоры будут, но Украина не должна торговать территориальной целостностью и государственным суверенитетом», – подчеркивает народный депутат Вячеслав Кириленко.

Каждый день военных действий не только грозит новыми потерями, но и усугубляет экономические проблемы страны. Слабое, но утешение, что в основном они концентрируются в тех регионах, которые стали эпицентром сепаратизма. «Прошло больше двух месяцев с так называемых референдумов. И что мы видим? Повышенные зарплаты и пенсии, и новые рабочие места? Бизнес закрывается, пенсии не то что не повышаются, они попросту не выплачиваются, – констатирует Павел Розенко. – Экономике нужны инвестиции. А о каких инвестициях на Донбассе сейчас может идти речь? И чем быстрее это закончится, тем лучше будет для всех».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.