Исламский халифат – очередной этап «демократизации» Ближнего Востока по западным лекалам

Геополитика и безопасность

13703Насильственное свержение войсками США и их союзников режима Саддама Хусейна в Ираке и, развязанная не без поддержки Вашингтона, кровопролитная гражданская война в Сирии привели к вполне ожидаемым результатам: сотни тысяч убитых и раненых, миллионы беженцев и перемещенных лиц, руины городов и сожженные деревни. Вместо обещанных миру новых демократических режимов и государств воссоздается Исламский халифат со всеми его атрибутами (насильственная исламизация населения, шариатские суды, преследование иноверцев и инакомыслящих, массовые казни и террор).

Самопровозглашенный халифат в  настоящий момент протянулся от города Алеппо на севере Сирии до провинции Дияла на востоке Ирака, планируется расширить его территорию за счет Ливана, Кувейта и других арабских и мусульманских стран. Впервые о создании халифата заявила в июле текущего года военно-политическая группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которая вышла из недр международной террористической организации «Аль-Каида» и является конкурентом воюющей в Сирии исламистской группировки «Джабга ан-Нусра». В июне-июле 2014 года ИГИЛ значительно расширило контролируемые им территории и, по сути дела, создало новое исламское государство, халифом которого объявлен Абдалла Ибрагим, взявший себе псевдоним — Абу Бакр аль-Багдади.

Чем можно объяснить экспансию радикальных исламистов в регионе и причины их военных побед?

Наибольших успехов в июне-июле т.г. ИГИЛ добилось в Ираке, где, поддержанное восстанием местного арабо-суннитского населения, в относительно короткое время смогло установить контроль за третью территории страны, крупным административным центром Мосул, участками границ с Иорданией и Сирией. Иракские правительственные войска (несколько механизированных дивизий) не смогли оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления боевикам и в панике бежали с поля боя. ИГИЛ оккупировало десятки городов и населенных пунктов, захватило новейшие образцы тяжелых вооружений и боевой техники, золотовалютные запасы местных банков. Якобы, боевикам удалось также завладеть 40 кг. радиоактивных материалов, компонентами для изготовления химического оружия, нефтепромыслами, нефтеперерабатывающим заводом, частью стратегического нефтепровода Киркук-Джейхан, складами ГСМ, одной из крупнейших в регионе ГЭС, снабжающей почти всю страну электричеством, а также плотиной с дамбой, которая позволяет контролировать подачу воды в центральные районы и дает возможность боевикам затопить крупные иракские города. Как известно, ранее исламисты захватили ряд нефтепромыслов Сирии. ИГИЛ не гнушается зарабатывать деньги и на контрабандной торговле оружием, наркотиками, похищениях людей, изготовлении фальшивых денежных знаков, контрабанде тысячелетних артефактов, похищенных из музеев, рэкете и грабежах на пограничных КПП и блокпостах. К настоящему времени ИГИЛ стало одной из богатейших террористических организаций в мире с годовым бюджетом свыше 2 млрд. долларов США. Попытки иракских правительственных войск отбить захваченные исламистами города и объекты успехом не увенчались. ИГИЛ продолжает удерживать оккупированные территории и пытается их расширить на севере страны, где им оказывают сопротивление лишь силы самообороны иракских курдов (бригады «пешмерга»).

Летнее наступление ИГИЛ в Ираке как цепная реакция распространилось и на Сирию. Создававшаяся в течение трех лет Вашингтоном с помощью Саудовской Аравии и Турции сирийская вооруженная оппозиция из числа дезертиров, перебежчиков и наемников, получившая известность как Свободная сирийская армия (ССА), к настоящему времени окончательно разложилась и большая часть ее подразделений влилась в ИГИЛ, ряды которого пополнили и другие, более мелкие, исламистские формирования. Похоже, что ИГИЛ удалось консолидировать вокруг себя большую часть антиправительственных сил в Сирии и Ираке и создать реальную угрозу режимам в Дамаске и Багдаде. Боевики ИГИЛ возобновили минометный обстрел столицы Сирии и угрожают захватом иракской столицы.

Главной причиной успехов ИГИЛ явилась практически неограниченная финансовая, материальная и военная помощь и поддержка боевиков-исламистов по каналам спецслужб и из различных фондов Катара.

Саудовская Аравия в начале сирийского кризиса уделяла главное внимание поддержке оппозиционного умеренного крыла арабов-суннитов в Сирии в лице Свободной сирийской армии и ряда суннитских антиправительственных группировок Ирака. Но сейчас, как выше отмечено, многие просаудовские группировки примкнули к ИГИЛ и весь этот конгломерат джихадистов-террористов варится уже как бы в едином котле, продолжая опираться на помощь и поддержку Дохи, Эр-Рияда и, в какой-то степени, Анкары. На территории Иордании американские инструктора продолжают военную подготовку боевиков, якобы для ССА, но выпускники этих ускоренных курсов с американским оружием вскоре пополняют ряды ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра».

Вторым, не менее важным, фактором в активизации ИГИЛ стали его практически неограниченные людские ресурсы. На деньги спонсоров и на основе идей радикального ислама по всему миру, включая США, страны Запада, Востока, Азии и даже СНГ, шла активная вербовка и переброска в Сирию и Ирак тысяч новых боевиков, осуществлялся подкуп полевых командиров ССА и вождей суннитских племен в Ираке, привлекались к участию в боях на стороне ИГИЛ освобожденные ими заключенные иракских тюрем, иракские баасисты, военнослужащие и сотрудники силовых структур времен Саддама Хусейна. За относительно короткое время спонсорам ИГИЛ удалось сколотить почти 100-тысячную армию радикального суннитского (салафито-ваххабитского) толка. По замыслу создателей ИГИЛ, главными целями этой организации являются: свержение режима Башара Асада в Сирии, восстановление позиций и влияния арабо-суннитского меньшинства в Ираке вплоть до отстранения от власти в Багдаде правящего режима арабо-шиитского большинства, изоляция шиитской группировки «Хизбалла» в Ливане, создание, так называемого, «пояса безопасности» на границах арабского мира с Ираном. Исламский халифат должен стать как бы барьером на пути распространения из Тегерана на арабский мир «шиитской дуги» или «шиитского полумесяца», т.е. блокировать влияние шиитского течения ислама в регионе.

Вашингтон на словах осудил действия ИГИЛ в Ираке и даже предложил оказать военную помощь центральным иракским властям. Однако, на деле администрация США не спешит ввязываться в новый вооруженный конфликт в регионе, тем более, что за ИГИЛ и его филиалами типа «Джабга ан-Нусра» стоят  партнеры и союзники Вашингтона в регионе. Пентагон лишь направил в Багдад дополнительно несколько сотен военнослужащих для усиления охраны своего посольства, международного аэропорта и ряда других американских загранучреждений. 7 августа 2014 г. президент США Б.Обама все же санкционировал проведение ограниченных военных операций в Ираке: точечные воздушные удары при возникновении угрозы американскому персоналу и оказание гуманитарной помощи иракским беженцам, которые вынуждены скрываться от боевиков ИГИЛ в горах без воды, продовольствия и медицинской помощи (в основном, курды-езиды).

Похоже, что, обанкротившийся политически и морально, к тому же заигрывающий с Тегераном, режим Нури аль-Малики в Ираке уже больше не пользуется доверием Вашингтона и не отвечает национальным интересам США.  В коридорах Госдепа и ЦРУ лихорадочно ищут замену этому премьеру, понимая, что назначение Малики на третий срок может привести к окончательному распаду Ирака, по меньшей мере, на три анклава (шиитский, суннитский и курдский). По оценке американских экспертов, этот политический деятель явно увлекся процессом дебаасизации страны и восстановил против Багдада арабов-суннитов, т.е. треть населения Ирака, которая при Саддаме Хусейне была политически наиболее активной и составляла костяк госаппарата и силовых структур. Поэтому реальную помощь иракским властям в борьбе с ИГИЛ администрация США намерена оказать лишь после назначения нового премьер-министра, который, по их мнению, должен будет создать коалиционное правительство с активным привлечением в центральные органы власти арабов-суннитов и курдов. Вашингтон ожидает также, что ИГИЛ активизирует борьбу с режимом Башара Асада, в том числе, и с использованием американского тяжелого оружия и боевой техники, взятого в виде трофеев у войск Малики, и переданного ранее американцами на вооружение бывших подразделений оппозиционной Б.Асаду группировки — ССА. Если до последнего времени в Сирии в военном конфликте участвовали, как миниум, три силы: правительственные войска, ССА и отряды исламистов, то теперь их осталось две: режим Б.Асада и ИГИЛ. Поскольку действия ИГИЛ и других исламистов в Сирии отвечают национальным интересам Вашингтона, который с маниакальной настойчивостью добивается свержения правящего режима в Дамаске любой ценой, вплоть до использования сил международного терроризма, то вряд ли следует ожидать каких-либо серьезных шагов и действий Вашингтона против ИГИЛ на данном этапе. Не исключено, что после смены режимов в Ираке и Сирии политика США и их союзников по отношению к ИГИЛ может постепенно измениться, но пока Вашингтон молчаливо наблюдает за провокационными действиями Эр-Рияда, Дохи и Анкары, приведших к созданию нового международного террористического монстра – Исламского халифата. Похоже, что в Ираке и Сирии массовые нарушения прав человека и разгул международных террористов администрацию США не волнуют. Ситуация в этих странах не обсуждается в Совете Безопасности ООН, каких-либо инициатив по проведению миротворческих операций или гуманитарной помощи населению Ирака и Сирии США и их западные союзники не предлагают. Это еще один яркий пример политики «двойных стандартов» Вашингтона, по прежнему претендующего на монопольное право навязывать миру модели и образцы демократии и «справедливого» устройства обществ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.