Восточно-Прусская стратегическая наступательная операция

История

prus13 января 1945 года в 9 часов утра страшный грохот потряс небо и землю. Началась артподготовка артиллерии трех фронтов – 2-го и 3-го Белорусских и 1-го Прибалтийского. Это было началом Восточно-Прусской стратегической наступательной операции войск Красной армии.

Освобождение Восточной Пруссии началось намного раньше. В конце операции «Багратион», в последних числах августа, наши войска, в том числе и наша 157 Неманская стрелковая дивизия, где я командовал 120-мм полковой минометной батареей, вышли к реке Шепуха – границе с Восточной Пруссией. На той стороне этой небольшой речки уже была Германия, та, откуда к нам пришла жестокая и страшная война. Со своего НП мы наблюдали, как за рекой суетились немцы, совершенствуя свою оборону. Но мы наступали уже более 2-х месяцев, наши наступательные возможности были полностью исчерпаны, и нам поступил приказ перейти к обороне.

В октябре 1944 года наши войска прорвали сильно укрепленную оборону немцев на границе и вошли на территорию восточной Пруссии. С тяжелыми боями нам удалось продвинуться на 40-50 км. В глубину и освободить город Шталлупенен (ныне город Нестеров) и затем перейти к обороне. В течение трех последующих месяцев мы накапливали боеприпасы, вели разведку и совершенствовали свою оборону, отражая контратаки противника.

Что из себя представляла Восточная Пруссия? Восточная Пруссия – это цитадель германского империализма, стратегический плацдарм для завоевания восточных славянских земель. Именно здесь зарождались и базировались Ливонский, Тевтонский и прочие Ордена, осуществляющие Крестовые походы на юг и на восток.

Столетиями здесь готовился стратегический плацдарм для нападения на русские и польские земли. Именно в Восточной Пруссии получали земельные наделы отслужившие в германской армии генералы, офицеры, капралы. Получив землю, они строили фольварки (поместья) по утвержденным военным ведомством планам. Каждое кирпичное строение было приспособлено к круговой обороне. Мы, захватив очередной фольварок, всегда с удивлением рассматривали подвалы, помещения зданий, имевшие амбразуры для ведения огня, что у нас никогда не было.

В ходе Второй мировой войны, особенно после понесенных крупных поражений на Восточном фронте, немецко-фашистское командование усиленно развивало и совершенствовало оборону Восточной Пруссии, включая город-крепость Кенигсберг.

 Вся территория Восточной Пруссии представляла сплошной сильно укрепленный район. Нам пришлось прорывать 7 оборонительных полос, по 2-4 позиции в каждой. В систему оборонительных полос вписывались 6 укрепрайонов, с большим количеством долговременных огневых точек (ДОТов), сооружений крепостного типа, прикрытых противотанковыми препятствиями, надылбами типа «Зубья дракона», минными полями и вписанными в оборону фольварками и каменными постройками.

Нельзя также не учитывать, что фашистские солдаты сражались уже не на берегах Невы или Волги, не в Смоленщине или в Белоруссии, а на своей собственной территории.

Все это определяло крайнюю ожесточенность боев, которые пришлось вести нашим воинам в Восточной Пруссии.

Встречаясь с боевыми товарищами других фронтов, освобождавших Польшу, Чехословакию и другие страны мы с уважением узнавали, что наших воинов встречали местные жители с цветами, флагами и улыбками, как освободителей. Нас, в Восточной Пруссии, встречали огнем, пулями и горящими развалинами.

Нам противостояли войска Группы Армий «Центр» (переименованную затем в Группу Армий «Север») встречались также подразделения  фольксштурма и гитлерюгенда. Немцы сражались до последнего патрона, пленных почти не было. Как мы узнали, за попытку отступления или сдачи в плен эсесовцы расстреливали на месте.

Начиная Восточно-Прусскую стратегическую наступательную операцию, мы командиры подразделений, понимали ее стратегическое значение. Нельзя было наносить главный и решающий удар на Варшавско-Берлинском напралении, не разгромив на севере мощную Восточно-Прусскую группировку противника. Эту задачу мы стремились выполнить.

В ходе артподготовки наша батарея в первом и четвертом огневых налетах вела огонь по первой траншее противника, во втором и третьем – по опорному пункту и минометной роте противника.

Наступление развивалось медленно. В первый день операции, несмотря на  мощную 50-ти минутную артподготовку, наши войска смогли только прорвать первую позицию противника и к концу дня выйти ко второй. И только на 6-й день, 18 января, нам удалось прорвать первую полосу обороны и выйти на глубину 40-45 км. Впереди был город Инстербург (ныне город Черняховск), куда мы устремили все наш помыслы.

В боях за Инстербург погиб наш Командующий  генерал армии И.Д.Черняховский, любимый всеми воинами Фронта. Несколько суток мы вели огонь по врагу «за Черняховского!». Шли дни боев, и мы не знали, кто командует Фронтом, как ни странно, но этот вопрос беспокоил каждого солдата.

И когда мы узнали, что Фронт принял Маршал Советского Союза А.М.Василевский, о котором мы уже были наслышаны, все успокоились.

В этих же боях погиб наш боевой друг, командир взвода нашей батареи, лейтенант Михаил Шаботинов.

Моя полковая минометная батарея, как правило, по решению командира полка поддерживала один из батальонов, действующий на главном направлении. Поэтому я практически всегда был с нашей героической пехотой. Поддерживать и сопровождать огнем пехоту было очень сложно. Поля в Восточной Пруссии сплошь покрыты водоосушительными каналами и заборами из колючей проволоки. Для пехоты эти «препятствия» не представляют большого руда, но для батареи на конной тяге нужны дороги. Эти проблемы возникали на каждом шагу в ходе наступления, не считая тех условий, которые нам навязывал противник.

Бои шли тяжелейшие. Если за сутки продвигались на 3-5 км, мы считали этот день успешным. И лишь в начале марта мы увидели, у подножия холмов, куда мы пробились, воды Балтийского моря. Однако дойти до побережья мы смогли только через неделю ожесточенных боев. Здесь мы узнали, что такое огонь корабельной артиллерии противника, которая активно поддерживала свои войска.

Разрезав группировку противника на части, наша дивизия начала вести боевые действия по сжиманию окруженной Кенигсбергской группировки врага. 3 апреля начался штурм города-крепости Кенигсберг. По мнению германских специалистов, Кенигсберг был непреступен для противника. Тем не менее, 9 апреля наши войска водрузили над Кенигсбергом Красный флаг. Кенигсберг был взят! противник потерял при этом до 42 тысяч человек убитыми и 92 тысячи человек были взяты в плен. Гитлер, узнав о падении Кенигсберга, приговорил его коменданта к смертной казни.

После взятия Кенигсберга войска нашей 5-й Армии – командующий генерал-лейтенант Н.И.Крылов – продолжили наступление на Запад, громя Земландскую группировку противника. 17 апреля после кровопролитных боев был взят город Фишхаузен (ныне город Приморск). Остатки гитлеровских войск прочно засели на косе Фриш-Нерунг, в военно-морской базе Пиллау (ныне город Балтийск). Шесть дней и шесть ночей не смолкал орудийный гул. И только 25 апреля пал этот последний опорный пункт обороны немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии. Так закончилась Восточно-Прусская стратегическая наступательная операция войск Красной Армии, продолжавшаяся 103 суток.

Разгром противника в Восточной Пруссии имел крупное военно-политическое значение. В ходе операции было уничтожено более 25 и разгромлено 12 вражеских дивизий. Военная мощь фашистской Германии была еще более подорвана. Была надежно обеспечена боевая деятельность Советских Фронтов на главном – Берлинском направлении. Позднее часть Восточной Пруссии вошла в состав СССР как Калининградская область РСФСР.

Победа Красной Армии в Восточной Пруссии была достигнута в результате длительных, тяжелых боев. В ходе их наши войска также понесли значительные потери. Только с 13 января по 10 февраля 3-й Белорусский Фронт потерял более 20% своего состава, а 2-й Белорусский – 15 %.

Я вывел свою батарею из боев в составе 38 солдат и сержантов из 80 по штату, 3-х офицеров из 4-х, 3-х минометов из 6-ти. Но мы были готовы и дальше вести бои.

Разгром врага в Восточной Пруссии, несмотря на мощную систему обороны и ожесточенное сопротивление немецко-фашистских войск, был достигнут высоким наступательным порывом наших воинов, массовым героизмом, стремлением как лучше и быстрее выполнить призывы Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина – «Вперед на Запад!» и «Добить фашистского зверя в его собственной берлоге!». С этим мы и шли в бой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.