Почему ливийские военные не поддержали Каддафи

Армия Геополитика и безопасность

Судьба Муаммара Каддафи сложилась бы совсем иначе, он мог бы быть сейчас жив, здоров и даже при власти, если бы во время гражданской войны ливийская армия встала на сторону полковника. Но в феврале 2011 г. ливийские военные разделились. Только часть армейских подразделений остались лояльными Каддафи, некоторые просто дезертировали, многие примкнули к повстанцам.

Ничего удивительного в такой реакции армии на начало массовых протестов не было. Ливийские военные давно копили обиды на брата-лидера, и недовольство регулярно прорывалось наружу и до начала «арабской весны».

ОТ ПОКУШЕНИЯ К ПОКУШЕНИЮ

Одно из первых серьезных выступлений в армии против Каддафи произошло еще 1975 г. Противники полковника пытались убить его во время военного парада, обстреляв трибуну, на которой он находился. Одним из главных организаторов этого покушения был давний и близкий друг Каддафи, министр планирования и научных исследований майор Омар Мохейши.

Потом был крупный августовский мятеж военных в 1980 г. в Тобруке, жестоко подавленный верными Каддафи подразделениями. В 1981 г. заговорщики из числа военных дважды пытались убить полковника. В первый раз ливийские военные летчики попытались сбить его самолёт, на котором он возвращался в Триполи из Москвы. Вскоре военные предприняли еще одну попытку убийства. В заговоре участвовали высшие представители ливийских вооруженных сил: физическую ликвидацию Каддафи взял на себя полковник Халифа Кадир, который стрелял в него, но только ранил в плечо.

В ноябре 1985 г. был раскрыт еще один заговор с участием родственников Каддафи. Полковник Хасан Ишкала планировал убить лидера Джамахирии в Сирте. Далее, в 1993–1996 гг. последовали выступления в центральной части страны, в том числе в Мисурате, а также новые мятежи в Киренаике, в которых заметную роль опять играли военные.

И это далеко не полный список военных заговоров и мятежей против Каддафи. Почти всегда активную роль здесь играли представители высшего командования в чине полковников, которых в вооруженных силах Ливии совсем немного.

Недовольство армии возникло не на пустом месте. Во-первых, хотя военные при Каддафи были неплохо материально обеспечены, ситуация была далека от идеала. Многие ливийские военнослужащие были недовольны тем, что полковник выделял среди них «своих» и, соответственно, платил им больше. Каддафи делал это для того, чтобы противопоставить одних военных другим и не позволить им договориться о скоординированном выступлении против него.

Именно поэтому главным центром повстанцев стала восточная часть Ливии, жители которой давно высказывали недовольство тем, что Каддафи обращает на этот регион куда меньшее внимание, чем на родную Триполитанию.

ПОТЕРИ И ПОРАЖЕНИЯ

Многих в руководстве ливийской армии раздражали военные авантюры, в которые регулярные ввязывался Каддафи. За время своего правления полковник успел втянуть Ливию в десяток войн в одной только Африке.

В числе наиболее крупных были конфликт с Египтом 1977 г., война с Чадом (1978–1987 гг.), участие в войне против Танзании на стороне Уганды (1978–1979 гг.), Вторая гражданская война в Конго (1998–2003 гг.), поддержка людоеда Бокассы в его противостоянии с народами Центрально-африканской республики на протяжении 1970-х гг.

Общие людские потери ливийских войск в этих конфликтах оцениваются в более чем 10 000 человек. При этом почти всегда Ливия терпела поражение. Бессмысленная попытка спасти режим диктатора Иди Амина в Уганде обошлась небольшой ливийской армии в 600 человеческих жизней (Joseph T. Stanik (2003). El Dorado Canyon: Reagan’s undeclared war with Qaddafi).

Но особенно унизительным было поражение в войне с Чадом. Полковнику не только не удалось присоединить к Ливии север этой страны, богатый ураном (полоса Аузу), но и пришлось отражать удар чадских войск на своей собственной территории. В результате, погибли около 7500 ливийских военных.

Престиж службы в армии тогда заметно упал. Молодые люди нередко шли на членовредительство, лишь бы не одевать военную форму. Многие из подростков передавали друг другу «чадские фотографии», на которых были их убитые старшие товарищи и колонны разгромленной бронетехники.

Многие из ливийских военных изначально считали попытку Каддафи утвердиться в Чаде обреченной на провал, а понесенные там потери, людские и материальные – совершенно напрасными. Они понимали, что Запад, и прежде всего Франция, не допустят того, чтобы Каддафи получил доступ к чадскому урану и смог создать собственное ядерное оружие.

Немалое число офицеров было возмущено тем, что в 2003 г. Каддафи, слывший пламенным ненавистником Израиля, открыто отказался от своих прежних взглядов, выступив с идеей сосуществования арабов и евреев в рамках общего государства Изратина. Поэтому сейчас на многих повстанческих листовках и карикатурах полковника изображают как предателя арабского дела.

Параллельно с «предательством арабских интересов» Каддафи начал политику резкого сближения с Западом, что явно не могло найти одобрения как в офицерской, так и в солдатской среде. И, с точки зрения армейских кругов, то, что делал тогда полковник под впечатлением от свержения Саддама Хусейна, было самой настоящей капитуляцией, предательством тех идей, на которых Каддафи сам же десятилетиями воспитывал ливийцев. Он отказался от программы создания ядерного оружия, покаялся за теракт над Локерби и выдал исполнителей Великобритании. По всем признакам – лакей Запада и Израиля.

АРМИЯ БЕЗ ГЕНЕРАЛОВ

Еще одним важным фактором, вызывавшим постоянно недовольство в армии, стали многочисленные эксперименты Каддафи с ее «реформированием». По сути, в Ливии отсутствовало отдельное министерство обороны, ликвидированное еще в 1971 г. Все его функции были собраны в руках Каддафи.

В своем выступлении 15 апреля 1973 г. в Зуваре Каддафи объяснил свои армейские реформы так: «Все режимы обычно опасаются своих народов и создают армию и полицию для своей защиты, в отличие от них, я вооружу ливийские массы, которые верят в революцию аль-Фатих». В 1979 г. он выдвинул программу полной ликвидации армии и замены ее «вооружённым народом», способным «отразить любую агрессию». В рамках этой идеи в армию стали брать женщин, гражданским приходилось участвовать в разного рода военных сборах, чтобы создать подлинно народное ополчение. Привлечение женщин в армию возмутило очень многих ливийских военных консервативных взглядов.

Офицеров оскорбило и то, что, по распоряжению Каддафи, в армии были созданы ревкомы с участием особо доверенных лиц полковника, контролировавших деятельность офицерства. Наконец, 31 августа 1988 года Каддафи объявил о «роспуске классической армии и традиционной полиции», на смену которым пришли формирования «вооруженного народа». Похожие «реформы» происходили в сфере высшего командования и в системе госбезопасности, которую он, по сути, ликвидировал, изгнав опытных контрразведчиков.

На следующий год Каддафи отменил систему воинских званий, а генеральное командование вооруженных сил заменил генеральным временным комитетом обороны, по сути, лишив армейскую верхушку власти. Многие эксперты тогда указывали на то, что в конечном итоге эксперименты Каддафи привели к ликвидации в Ливии боеспособных вооруженных сил.

Зачем эти эксперименты понадобились полковнику? Дело тут не только в том, что по своим знаниям и навыкам он так и остался на уровне капитана, поднявшего мятеж против короля и, скакнув из капитана в правители, недолюбливал высшее офицерство. Но в первую очередь Каддафи заботился о том, чтобы не допустить в стране военного переворота, подобного тому, что когда-то устроил он сам. Долгое время Каддафи удавалось успешно играть на противоречиях между военными. Но теперь эти созданные им самим противоречия оказались для него роковыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.