Европейская «стратегия сдерживания»: предварительные итоги

Геополитика и безопасность

2015Почему, несмотря на, казалось бы, успешность минской встречи в верхах, Евросоюз все же решил ввести в действие дополнительные санкции против России и самопровозглашенных сепаратистских образований, выработанные несколькими днями ранее?

Действительно, еще 9 февраля Совет Евросоюза добавил к своему санкционному списку 19 физических и 9 юридических лиц из России, «ДНР» и «ЛНР». Вместе с тем вступление этих ограничений в силу было отложено на неделю в зависимости от итогов предстоявшего минского саммита «нормандской четверки».

Тем не менее, хотя на нем вроде бы удалось принять комплекс мер, которые должны привести к прекращению боевых действий в Украине, большинство участников неформального саммита ЕС, состоявшегося буквально через несколько часов после завершения переговоров в Минске, судя по всему, чувства глубокого удовлетворения по поводу минских решений не испытывало.

Так, глава Европейского Совета Дональд Туск отметил, что вопрос войны и мира зависит сейчас от позиции Кремля. А британский премьер Дэвид Кэмерон заявил: «Хорошо, если это настоящее перемирие. Но действия значат куда больше слов, Владимиру Путину надо, наконец, понять, что для снятия санкций он должен поменять свое отношение к происходящему».

В результате Ангела Меркель подтвердила, что новые санкции вступят в силу, как и планировалось, 16 февраля. Более того, участники встречи в Брюсселе не исключили принятия новых мер в том случае, если достигнутые в Минске договоренности не будут выполняться.

Как представляется, помимо вполне обоснованного отсутствия доверия к Москве, у западных политиков имеются еще минимум два основания для подобной настороженности.

Прежде всего, нельзя не согласиться с анализом, показывающим, что заключенные соглашения значительно более выгодны для России, чем для Украины. Как-то слабо верится, что этого не осознают европейские лидеры, включая Меркель и Олланда.

В настоящий момент едва ли, тем более со стороны, можно однозначно установить все соображения, побудившие их согласиться с таким заведомо проигрышным для Киева вариантом. Однако не исключено, что своим последним решением ЕС попытался хотя бы в некоторой степени компенсировать упомянутую неравноценность соглашений, поскольку при всем демонстративном пренебрежении Москвы к западным санкциям они для нее весьма чувствительны.

Кроме того, возможно, тем самым объединенная Европа хотела показать Соединенным Штатам, которые в последнее время, похоже, все более склоняются к началу поставок Украине оборонительного, но летального оружия, что еще не исчерпаны менее радикальные средства.

К сожалению, до сих пор нет окончательного ответа на главный вопрос — какие же все-таки цели преследует Кремль, и, соответственно, как далеко он готов зайти. Поэтому эффективность европейской стратегии «ограниченного сдерживания» вызывает серьезные сомнения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.