Тысяча и одна сказка про иранскую бомбу из Вашингтона

Концепции и доктрины

Стратегия психологического устрашения Ирана становится все более опасной

В последние два месяца развернутая американцами широкомасштабная психологическая война против Ирана существенно активизировалась и перешла в наступление. Так, в конце октября американская газета The Washington Times проинформировала международное сообщество о том, что в начале 1990-х годов две ядерные боеголовки вместе со средствами их доставки (ракетами средней дальности) были украдены в Казахстане и тайно переправлены в Исламскую Республику Иран (ИРИ). В это же время четыре 152-миллиметровых тактических ядерных боеприпаса попали в ИРИ с территории Украины.

Далее утверждалось, что у Ирана сейчас имеются две готовые к применению ядерные боеголовки, а также более тысячи баллистических ракет, которые нацелены на американские военные базы на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Европе. Помимо этого ИРИ имеет достаточное количество обогащенного урана для создания шести атомных бомб. Рассмотрим приведенную информацию более подробно.

БЫЛОГО НЕТ, А НАСТОЯЩЕЕ УЯЗВИМО

Действительно, после распада Советского Союза на территории Казахстана оставался значительный ядерный арсенал: 1040 ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и 370 ядерных боезарядов воздушного базирования. В Державинске и Жангиз-Тобе дислоцировались две дивизии Ракетных войск стратегического назначения, которые имели в своем составе 104 пусковые установки тяжелых ракет SS-18 «Сатана» с 10 разделяющимися головными частями индивидуального наведения каждая.

Кроме этого, в Семипалатинске базировалась 79-я тяжелая бомбардировочная авиационная дивизия, в состав которой входило 27 стратегических бомбардировщиков Ту-95МС6, способных нести по 6 крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ), и 13 Ту-95МС16, несущих по 16 КРВБ. Однако в Казахстане не было баллистических ракет средней дальности. Указанные носители размещались только в европейской части Советского Союза и были уничтожены в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанным в декабре 1987 года.

Возможно, что в рассматриваемой статье The Washington Times речь шла о принятой на вооружении в 1984 году КРВБ Х-55, дальность полета которой составляет 3 тыс. км. По имеющимся данным, пять ракет этого типа могли попасть в ИРИ, но с территории Украины. В отношении сроков поставки ракет Х-55 полной ясности до сих пор нет. Но известно, что в конце 1999 года 575 крылатых ракет воздушного базирования Х-55 было доставлено из Украины в Россию железнодорожным транспортом в счет погашения долга за поставки природного газа. Нынешнее использование таких ракет, даже в случае своевременного проведения технического обслуживания (практически невозможное событие), вызывает серьезные сомнения ввиду превышения установленных сроков эксплуатации.

Носителями КРВБ Х-55, вес которых составляет 1250 кг, являются самолеты стратегической авиации Ту-95МС и Ту-160. Было бы ошибкой считать, что поставленные, если это имело место, Украиной ракеты послужили прототипом для создания иранской крылатой ракеты воздушного базирования. Подтверждением этого служит тот факт, что испытания так называемой «загоризонтной крылатой ракеты» осуществлялись иранцами с вертолета. Такой носитель не используется для запуска КРВБ Х-55 ввиду существенных ограничений как по дальности и высоте полета, так и невозможности размещения на балочных держателях по бокам фюзеляжа (указанный груз может перевозиться только на внешней подвеске). Эффективность такого боевого применения, даже в случае успешного старта КРВБ Х-55, окажется крайне низкой, в том числе по причине значительного уменьшения дальности полета ракеты.

После распада СССР некоторое количество тактического ядерного оружия в виде 152-миллиметровых артиллерийских снарядов могло размещаться на территории Украины. Однако оно находилось под управлением со стороны Москвы. В соответствии с односторонними инициативами президентов России и США в 1991–1992 годах это оружие было полностью уничтожено.

Ликвидация ракетно-ядерного потенциала Беларуси, Казахстана и Украины осуществлялась под строгим международным контролем. При этом стратегические носители, как правило, уничтожались, а ядерные боезаряды отправлялись на территорию России. Каких-либо достоверных фактов кражи в 1990-х годах советских ядерных боеприпасов, в том числе американской стороной, зафиксировано не было. В случае же гипотетической кражи ядерного боеприпаса обеспечить его работоспособность без проведения соответствующих регламентов с обязательной заменой отдельных элементов технически невозможно даже в течение десяти лет.

Имеющиеся у ИРИ ракеты средней дальности «Шехаб-3», с учетом места их дислокации, не позволяют доставить боезаряд даже на территорию Израиля. В этих условиях Иран не может нанести ракетный удар по американским военным базам в Европе. В отношении же военных баз на Ближнем и Среднем Востоке следует учитывать, что ракеты «Шехаб-3» нельзя хранить продолжительное время в заправленном состоянии. В момент подготовки к старту они будут крайне уязвимы для высокоточных средств поражения. Такие ракеты в отличие от перспективной двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль» (принятие на вооружение которой возможно в 2013 году) не представляют для Вооруженных сил США реальной угрозы. При этом следует учитывать, что Иран располагает всего одной бригадой ракет «Шехаб-3» в количестве 32 пусковых установок мобильного базирования.

В отношении «тысячи иранских баллистических ракет» хотелось бы отметить следующее. ИРИ сейчас хранит в своих арсеналах не более 750 ракет малой дальности (до 500 км): от 250 до 600 «Шехаб-1» и 50–150 «Шехаб-2». Ракеты указанных типов имеют низкую точность стрельбы, эффективность их боевого применения против американских военных баз, даже находящихся в сфере досягаемости, достаточно низка.

Согласно ноябрьскому докладу (2011) генерального директора МАГАТЭ, Иран имеет 4922 кг низкообогащенного урана (до 5% по урану-235) и 74 кг урана, обогащенного до 20%. В нынешнем виде ядерный материал не может быть использован для производства ядерного оружия. Его нужно дообогатить до уровня не менее 80% (уран оружейного качества имеет степень обогащения свыше 90%). И даже в этом случае, с учетом ожидаемых потерь, количество наработанного расщепляющегося материала едва будет достаточно для изготовления трех ядерных боезарядов.

Вышеприведенный анализ убеждает в том, что рассмотренная статья написана непрофессионально. Ее публикация создает негативный фон как вокруг Ирана, так и вокруг «дружественных» ему государств, в качестве одного из которых Запад рассматривает Россию. Указанную статью следует рассматривать как элемент давления, в первую очередь на ИРИ.

АТАКА НА ПСИХИКУ ИЛИ ОСОЗНАНИЕ СЛАБОСТИ?

В рамках стратегии психологического устрашения 11 октября прокуратура США выдвинула обвинения против двух выходцев из Ирана, связанных, как утверждается, с Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Они подозреваются в подготовке убийства посла Саудовской Аравии в Вашингтоне и планировании террористических актов на территории посольств Саудовской Аравии и Израиля. Позже с обвинениями в адрес Ирана выступили Государственный секретарь Хиллари Клинтон и президент США Барак Обама.

Такие обвинения являются достаточно спорными. КСИР включает подразделения, предназначенные для ведения диверсионной деятельности. Однако он избегает прямого участия в таких операциях. Для этого обычно используются боевики ливанской группировки «Хезболлах».

В качестве элемента психологического давления можно рассматривать вышеупомянутый доклад генерального директора МАГАТЭ о состоянии иранской ядерной программы. В приложении к этому докладу приведена конфиденциальная информация о проведении ИРИ военно-прикладных исследований в ядерной области. Деятельность в этой сфере до 2003 года (начало ядерного кризиса) достаточно изучена, поэтому ее публикация не носит принципиально нового характера. Однако ее распространение в СМИ создало излишнюю напряженность и, по сути, заблокировало переговоры по урегулированию существующей проблемы.

Достоверность же более поздних фактов, приведенных в указанном докладе, внушает серьезные сомнения. Исходя из этого, Россия считает, что по-прежнему отсутствуют веские основания для введения против Тегерана новых санкций со стороны Совета Безопасности ООН.

Не следует забывать и того, что в начале ноября высшее руководство Израиля в лице президента Шимона Переса впервые проинформировало о готовности нанести военный удар по иранским ядерным объектам. Одновременно в стране были проведены масштабные учения по гражданской обороне, а премьер-министр Биньямин Нетаньяху и министр обороны Эхуд Барак, по некоторым данным, начали консультации со своими коллегами по правительству в отношении силового решения иранской ядерной проблемы.

Можно ли это рассматривать как продолжение психологической войны против ИРИ? На первый взгляд с этим можно согласиться, так как Иран в настоящее время не представляет для Израиля ни ядерной, ни ракетной угрозы. Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) пока не имеет достаточного потенциала для уверенного поражения 15 основных иранских ядерных объектов. Не закончено формирование четырехэшелонной структуры израильской системы противоракетной обороны (ПРО). Противоракеты ее верхнего (внеатмосферного) эшелона, наличие которого дает возможность второй попытки для перехвата баллистической ракеты (ее головной части), будут приняты на вооружение только в 2013 году. В стадии разработки находится и третий эшелон ПРО – «Праща Давида». Все это существенно снижает эффективность национальной противоракетной обороны, даже с учетом ее возможного усиления за счет американских комплексов наземного (THAAD) и морского (на основе системы управления ракетным вооружением Aegis) базирования.

БОЙКОТ ИЛИ БОМБАРДИРОВКА

Можно говорить о двух возможных сценариях дальнейшего развития событий в отношении иранской ядерной программы. Первый из них предполагает отказ России и Китая от введения против ИРИ новых санкций со стороны Совета Безопасности ООН. Конечно, принятие заявления председателя этой организации в отношении Ирана вполне возможно, но оно не носит обязательного характера.

В этих условиях США и их союзники увеличат давление на Тегеран путем расширения действующих односторонних санкций. Иран продолжит сотрудничество с МАГАТЭ, но по мере политизации деятельности агентства будет ограничивать его масштаб. По-видимому приостановится, возможно на длительный срок, процесс переговоров по урегулированию иранской ядерной проблемы. Тегеран будет увеличивать запасы низкообогащенного урана, строя одновременно тяжеловодный исследовательский реактор в Араке, который может быть использован для наработки оружейного плутония.

Такое развитие событий является наиболее вероятным. Оно не ведет к катастрофическим последствиям, но позволяет ИРИ все ближе подходить к «красной черте», за которой вопрос о создании ядерного оружия находится только в политической плоскости. Именно в рамках этого курса возможно дипломатическое решение иранской ядерной проблемы.

Второй сценарий предполагает нанесение по иранским ядерным объектам ракетно-бомбового удара со стороны Израиля. Принятие такого решения зависит не столько от реальности исходящей от ИРИ ядерной угрозы, сколько от внутриполитической ситуации в Израиле и текущей ситуации в прилегающем регионе. Удержать от такого шага Тель-Авив не могут даже американцы, которые, как и все международное сообщество, будет поставлено перед свершившимся фактом.

При этом следует учитывать, что ключевые объекты ядерной инфраструктуры ИРИ достаточно хорошо защищены. Так, предприятие по обогащению урана в Натанзе заглублено в землю на 8 м и защищено несколькими слоями армированного бетона. Аналогичное предприятие в Фордо вообще создается внутри горы, а его связь с внешним миром ограничивается пятью тоннелями. Тем не менее, согласно оценкам известного американского эксперта Энтони Кордесмана из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, израильский военный потенциал достаточен для уничтожения ключевых иранских ядерных объектов в Натанзе, Исфахане, Араке и Фордо. Для этого потребуется 95 самолетов, включая самолеты боевого обеспечения и все топливозаправщики. Это составляет 25% авиационного парка Армии обороны Израиля.

Израиль и ИРИ не имеют общей границы. В связи с этим для нанесения ударов израильскими военно-воздушными силами необходимо будет заблаговременно получить воздушный коридор или решиться на пересечение границ ряда государств без уведомления. При этом возможны следующие направления израильского удара.

1. Северное направление – вдоль сирийско-турецкой границы, далее на восток через Сирию и турецкую часть Курдистана.

Такой маршрут имеет низкие политические риски со стороны Дамаска, с которым Тель-Авив не имеет мирного договора, но высокие со стороны Анкары. С военной точки зрения это направление удара является оптимальным, так как Сирия практически не имеет здесь военно-воздушных баз. Однако турецкое противодействие, особенно при возвращении израильской авиации, может быть достаточно сильным, что может потребовать либо достижения негласных соглашений с Анкарой, что в настоящее время практически невозможно, либо обратного пролета уже над территорией иракского Курдистана.

С целью воспрепятствования этому маршруту Турция уже разместила дополнительные средства ПВО в непосредственной близости от своей границы с Сирией. Помимо этого в качестве ответной меры на гибель восьми собственных граждан и одного человека с турецко-американским гражданством, которые в составе «Флотилии свободы» попытались прорвать израильскую блокаду сектора Газа, Анкара полностью закрыла воздушное пространство страны для полетов израильской военной авиации.

2. Центральное направление – через Иорданию или вдоль сирийско-иорданской границы, далее через Ирак.

Этот маршрут имеет высокие политические риски ввиду подписанного в 1994 году Договора о мире с Иорданией. В случае заблаговременного уведомления Аммана о нанесении израильского удара по иранским ядерным объектам воздушное пространство страны будет закрыто, а информация будет как минимум передана в арабские государства. Вполне возможно военное противодействие со стороны Иордании и Сирии, а также запрет Вашингтона на пролет через территорию Ирака. Все это настолько мешает осуществлению военной операции ЦАХАЛ, что делает центральный маршрут малореализуемым для нанесения израильского воздушного удара.

3. Южное направление – через Иорданию и Саудовскую Аравию, далее через Ирак (Кувейт отказался предоставить для этих целей свое воздушное пространство).

Рассматриваемое направление имеет многие недостатки центрального маршрута, обусловленные высокими политическими рисками. Однако серьезного военного противодействия на этом направлении оказано не будет. При наличии дополнительных возможностей по дозаправке израильских самолетов, в случае например, согласия на их посадку со стороны Эр-Рияда, возможно удлинение маршрута и нанесение удара через Персидский залив, минуя территорию Ирака.

По-видимому, это направление является основным для израильского удара. Косвенным подтверждением этому служит факт доставки израильскими ВВС оборудования в саудовский город Табук. Во время посадки и разгрузки самолетов Израиля были отменены все гражданские рейсы, а пассажиров развезли по четырехзвездочным гостиницам ожидать возобновления полетов. Объяснений отмены рейсов никто не получил.

Для нанесения авиационного удара придется использовать ракеты класса «воздух-земля», дальность пуска которых составляет от 40 до 150 км, что неизбежно потребует входа в зону действия иранских средств ПВО. И хотя на вооружении ВВС Израиля имеется около 40 самолетов разведки и радиоэлектронной борьбы, помимо 10 самолетов-разведчиков RF-4Е потери израильского самолетного парка, по-видимому, будут неизбежными.

Вызывает сильные сомнения возможность уничтожения в первом ударе всех иранских мобильных ракетных комплексов. В значительной степени это имеет отношение и к иранской ядерной инфраструктуре, безвозвратно уничтожить которую в ходе ограниченной военной операции невозможно ввиду уже принятого в ИРИ политического решения о дублировании всех стратегических объектов и предприятий.

В дальнейшем все будет зависеть от позиции Вашингтона. Если он поддержит Тель-Авив, нанеся обезоруживающий удар, то Ближний и Средний Восток погрузится в пучину региональной войны с непредсказуемыми последствиями. В противном случае Иран в максимально короткие сроки создаст ядерное оружие, что подтолкнет к ядерному выбору Саудовскую Аравию и, возможно, Турцию. Предсказать начало такого сценария практически невозможно, но его реальность становится все более очевидной.

Таким образом, стратегия психологического устрашения Ирана становится все более опасной. Никто не хочет в регионе новой войны, но ее вероятность постепенно увеличивается. Остановить такой процесс еще возможно, но необходимость этого должны осознать не только в Тель-Авиве, но и Тегеране.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.