Сокращения военного бюджета: мелочь или отличная возможность?

Геополитика и безопасность

Министр обороны Панетта вот-вот изложит свою новую «стратегию», в которой им будут даны оценки по вопросу сокращения военного бюджета. Но неясно следующее: все останется без изменений, или мы наберемся мужества и решимся сделать то, что по-настоящему необходимо для создания образцовых вооруженных сил, способных обеспечивать потребности национальной безопасности Америки в будущем?

Уже кажется неизбежным то, что вооруженным силам США в следующие 10 лет предстоит сокращение бюджета на сумму около 450 миллиардов долларов. Более того, если Конгресс не прекратит свои нескончаемые споры и пререкания о том, кто чей сыр украл, то военные потеряют еще 500 миллиардов долларов. И это будет плата за вопиющее невнимание американского правительства к неспособности Конгресса ответственно тратить ваши налоги.

Поэтому я спрашиваю всех вас, живущих на американской земле – в чем дело? Уоррен Баффет вполне мог бы обеспечить денежное покрытие на сумму 45 миллиардов долларов в год (или 95 миллиардов в год, если решение о сокращении пройдет в полном объеме) еще до того, как взоры обратились к Goldman Sachs. Правда, я могу поспорить, что ни Уоррен Баффет, ни Goldman Sachs не дадут взаймы, а в данном случае не расстанутся с этими деньгами, пока не выяснят, что с ними будет делать получатель. И еще важнее, что они с этого будут иметь.

Но о Конгрессе и о Пентагоне этого сказать нельзя. Как и в предыдущие периоды сокращений, Министерство обороны действует в авральном порядке. Оно будет на лету решать все эти вопросы с бюджетными сокращениями на оборону. А Конгресс снова примет решение о сокращениях безо всякого подобия долгосрочных стратегических оценок, в связи с чем Объединенный комитет начальников штабов не сможет осуществить никакие реальные перемены.

И опять все останется как прежде; а шанс на то, что военная верхушка сумеет обеспечить готовность американской армии к неизвестному и все более сложному будущему, будет столь же ничтожен, как и шанс отыскать жизнь на Марсе.

Надежда остается, но история говорит о том, что сокращения ассигнований на оборону не давали реальных перемен. Американские администрации одна за другой терпели неудачу с выработкой оборонной стратегии после окончания холодной войны, а американские интересы с годами не менялись. И все последние попытки создать глобальную национальную безопасность или выработать грандиозную стратегию наталкивались на опасение раскачать лодку военного ведомства, на страх перед политической междоусобицей и, что более важно, на две войны.

И опять же, многое говорит о том, что власть предержащие обращаются к старой практике, но не к реалиям будущего. В своей первой важной речи по программным вопросам министр обороны Леон Панетта главное внимание обращает на военно-воздушный, военно-морской потенциал и на современных противников, осуществляющих мощную модернизацию. Но это просто эвфемизм, который означает, что Соединенные Штаты снова встраивают свою военную политику в парадигму холодной войны. Администрация вновь повторяет старую историю. Сухопутные войска существенно сократят, чтобы удержать под контролем текущий долг и сдержать усталость, накопившуюся за десять лет войны. А остальные виды вооруженных сил будут усилены, и они сфокусируют свое внимание на Китае, который заменит собой несуществующий Советский Союз.

А войска будут получать ассигнования не по потребностям, а на основе древних параметров, дающих проценты от бюджета. Как обычно, львиную долю получат сухопутные войска. Старые и безопасные решения снова будут базироваться на прежнем опыте бюджетных отчислений, но не на стоящих перед войсками задачах и не на изменениях, которые должны осуществить наши военные. Скажем, выбор в пользу дальнейшего производства кораблей и самолетов, который присутствует в речи Панетты, наверняка понравится военно-промышленному комплексу, но в нем никак не учитываются общие потребности национальной безопасности.

К сожалению, процентные сокращения, являющиеся самым легким выходом, наверняка возьмут верх. Таким образом, задача руководства в этих условиях – обеспечить мощь и боеспособность американских вооруженных сил. Военачальники не должны допускать, чтобы мелкое политиканство оказывало свое влияние на всестороннюю оценку военных структур, и на создание армии 21-го века.

Несмотря на неизбежные сокращения, Объединенный комитет начальников штабов вооруженных сил имеет уникальную возможность осуществить масштабные и далеко идущие изменения в Пентагоне в целом. Оптимизировав чиновничий аппарат, сведя к минимуму накладки в работе, проведя реорганизацию среди личного состава и повысив боевой потенциал войск в целом, чтобы они демонстрировали настоящую слаженность, вооруженные силы США смогут продолжить модернизацию, повышая свою способность адаптироваться в новой обстановке, и превращаясь в подлинные силы быстрого реагирования, которые нужны США. Это будет, если хотите, поджарая, но грозная боевая машина.

В этом контексте Министерству обороны пора заняться «усвоением уроков», а не их сбором и накоплением, потому что оно продолжает идти прежним курсом, как во времена администрации Клинтона, упуская при этом шанс вывести США из холодной войны и подготовиться к новому десятилетию.

Простые процентные сокращения это не лучшая стратегия. Они ведут к междоусобной борьбе, и при этом вместо того, чтобы оценивать картину системы обороны в целом, внимание обращается на отдельные составляющие. Вот почему руководители должны заглядывать дальше. Соединенные Штаты  завершают две войны, из которых они вынесли обширные уроки, касающиеся объединения усилий сухопутных войск, ВМС, ВВС и морской пехоты, включая национальную гвардию и резервистов, для достижения победы над врагом. Было бы ошибкой проигнорировать этот богатейший боевой опыт.

ОКНШ и командиры боевых частей и соединений должны совместными усилиями отодвинуть в сторону политику и произвести стратегическую оценку того, что необходимо для создания образцовых вооруженных сил, готовых к следующей четверти века, а также для наведения в Пентагоне такой же дисциплины, какая существует в войсках.

Отчасти они уже сделали это. Как отмечается в докладе Центра Стимсона (Stimson Center) «Что мы купили: закупки военного ведомства в период с 2001 по 2010 финансовый год» (What We Bought: Defense Procurement from FY01 to FY10), среди прочего, военные полностью «обновили транспортный парк сухопутных войск, закупили больше боеприпасов, чем ожидалось, приобрели новый флот самолетов F-22 и транспортных машин С-17 для ВВС, а также большое количество новых кораблей для ВМС». Все это абсолютно необходимо, но главная проблема после десятилетия модернизации это не обновление, а отсутствие долгосрочных и всесторонних стратегических прогнозов на будущее, что касается развития ситуации, угроз и благоприятных возможностей в самых разных регионах. А ведь именно это будет определять перспективную политику США в вопросах обороны и интервенций. Режим строгой экономии нужен, но становиться его заложником совсем необязательно.

Без полного стратегического анализа невозможно делать надежные оценки относительно «достаточности» существующих войск. Никто на самом деле не знает, достаточно ли внимание, уделяемое концепции «воздушных и морских сражений», и вообще – верна ли эта концепция. Не имея стратегии и необходимого перечня приоритетов в сфере национальных интересов США, вооруженные силы снова сталкиваются со все более сложной «задачкой по математике», условие которой состоит лишь в том, кого сократят, а кого удалят вовсе.

Предсказать будущее не может никто, но попытки угадать, какие, где и когда проявятся угрозы, также контрпродуктивны. Такого рода ошибочные догадки и калькуляции лишают администрацию возможности правильно судить о том, куда следует больше вкладывать средств – в ВМС, ВВС или в сухопутные войска (или делать это надо в определенном сочетании). Результатом неизбежно становятся количественные предположения и допущения, политические дебаты о том, какая партия лучше действует в вопросах обороны и, что неудивительно, местническое соперничество между видами вооруженных сил и родами войск.

Свою роль в этом должны играть и сегодняшние политические лидеры. Вместо того, чтобы  погружаться в дебри партийной политики и защищать военно-промышленный комплекс, они должны более серьезно относиться к своим обязанностям по надзору и контролю. Конгресс должен понять, что в рамках наших экономических проблем безопасность страны зависит от дисциплины в Министерстве обороны, которое должно осуществлять стратегическое планирование в целях защиты американского народа.

Пока американские законодатели и военачальники не продемонстрируют решимость проводить необходимые перемены во благо обороны страны, Соединенные Штаты  будут обречены на бессистемные военные решения и на чистой воды спекуляции по поводу угроз и структуры вооруженных сил. Между тем, если военные не могут делать ничего другого, то пусть они приложат усилия в целях подготовки и обучения высококачественных военнослужащих для армии, ВВС, ВМС и морской пехоты, одновременно способствуя развитию навыков и умений гражданских служб (образованных и умелых дипломатов, сотрудников внешнеполитической службы, профессионалов-разведчиков, а также преподавателей и инструкторов). Человеческий капитал это единственное ассигнование, которое может гарантировать успех, ибо ни у кого сейчас нет смелости для занятий стратегическим планированием, несмотря на все более неопределенное будущее.

Патриция Де Дженнаро – старший научный сотрудник Института мировой политики (World Policy Institute).

Патрисиа Де Дженнаро (Patricia DeGennaro) («Huffington Post», США)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.