Американцы в Сирии — что дальше?

Геополитика и безопасность

235114026

Данное сообщение трехдневной давности, имевшее все основания стать сенсацией, как ни странно, не произвело ожидаемого впечатления ни в Европе, ни на Ближнем Востоке, ни — что особенно странно — в России.

Последнее обстоятельство особенно настораживает, поскольку в Москве то уж хорошо помнят, как едва ли не весь предшествующий период американский президент раз за разом убеждал мировую общественность и собственных граждан в том, что у Вашингтона нет никакого желания направлять американских парней в сирийскую пустыню, ибо «это чревато гибелью тысяч жизней, и мы должны найти иные способы решения проблемы».

Если не считать желчного комментария по сему поводу Дмитрия Киселева в его популярной воскресной программе, в целом, Москва не стала развивать тему. И это тем более вызывает недоумение, что за пребывание в Сирии российских Воздушно-космических сил Москве досталось от Вашингтона и его союзников, как говорится, по полной программе.

Наиболее часто повторяемое объяснение — Пентагону удалось убедить «правительство США ввести сухопутные вооруженные силы на территорию Сирии и Ирака, что, по словам министра обороны США Эштона Картера, позволит победить «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Однако это объяснение столь же убеждает, как распространенное в свое время утверждение о том, что вьетнамская авантюра стала возможной из-за происков ЦРУ, а афганской войне СССР была обязана прогрессирующим склерозом Брежнева. И то, и другое являются лишь фактами, усугубляющими политическую опрометчивость государственной политики, а причина последней — в стратегических расчетах супердержав.

Есть одна ускользнувшая деталь в информации о причинах неожиданного поворота в настроениях Обамы: министр обороны Э.Картер убедил его, что »добиться успехов при помощи наземных сил удастся в кратчайшие сроки». То же самое военные утверждали перед Вьетнамом и Афганистаном. Не думаю, что сирийская война будет длиться так же долго, как две вышеупомянутые. Но вот последствия ее могут стать не менее ужасающими.

Впервые после Эльбы американская и российская армии окажутся лицом к лицу. Какая опасность таится в этой перспективе, можно представить, если вспомнить, как отчаянно пыталась использовать весной 1945 года агонизирующая гитлеровская Германия ситуацию, чреватую лобовым столкновением союзников.

Заметьте — союзников, которым предстояло разделить Европу на сферы влияния. Территориальные обретения нынешних соперников — западной коалиции во главе с США и одинокой России — не идут ни в какое сравнение с итогами Второй мировой войны. Но стратегические цели правопреемницы СССР и глобальной державы куда как сравнимы. Для США на кону взятие под контроль ближневосточного топливного коридора со всеми отсюда вытекающими последствиями для мира, в том числе и западного. Россия собирается утвердиться не только в качестве равного партнера в ближневосточном регионе, но и как минимум в качестве игрока, с мнением которого впредь придется считаться.

В связи с этим решение США вступить в наземную войну в Сирии не смотрится отнюдь как неожиданность. Так же как неожиданное признание главы оборонного ведомства Великобритании Майкла Фэллона, заявившего о необходимости срочно начать наземную операцию по окружению террористов вблизи Эр-Ракки. Старая добрая Англия, как всегда, выполнила отведенную ей роль вечного союзника, как это она умеет делать. Заявление М.Фэллона вполне вписывалось в контекст предшествующих переговоров Дж.Керри с кремлевским руководством, особенно максимально мягкие комментарии госсекретаря.

Кульминацией этой, во многом закрытой от внешнего взгляда многоходовой комбинации, явилось неожиданное обращение Лаврова к сирийскому президенту оставить свое кресло. Честно говоря, в дипломатической практике подыскать аналогичного случая, когда союзник на первом же крутом повороте предлагает поднять руки своему товарищу по оружию, не так-то просто. И тем не менее, заявление Лаврова, означающее по существу, что участь Асада решена, также оказалось незаслуженно забытым.

Скорее всего о нем вспомнят, когда американские части продвинутся вглубь Сирии и тут окажется, что русская военная помощь не ограничивалась одним лишь бомбометанием.

И вопрос вовсе не в том, где встретятся солдаты двух держав — глобальной и региональной (говоря языком Обамы) — в предместьях столицы ИГ — Эр-Ракки или неподалеку от резиденции Асада под Дамаском. Появление американской армии на сирийском фронте (откуда бы она не двигалась — из Ирака или в виде новых частей из США) вносит определенную ясность в ход дальнейших событий.

На данном этапе просматривается определенная договоренность между Москвой и Вашингтоном относительно судьбы Асада. И это не обязательно гарантии безопасности на Западе или проживание в Москве. При благоприятном течении событий он может возглавить подконтрольную Москве автономию в федерализирующейся Сирии. Напомним, что НАТО фактически давно участвует в военных действиях посредством Турции. Как бы и кому бы то ни было не нравилась война Турции в Сирии, а территории, населенные туркманами, уже де-факто автономизировались.

Остается еще учесть и курдское меньшинство, которое также уже сформировало свои структуры самоуправления. Почти так, как это происходило в Иране времен тегеранской конференции — полным ходом шло образование еще одной азербайджанской республики. Вот вам и федерация в полном соответствии с известным изречением, аналоги которого имеются во всех европейских языках: «И овцы целы, и волки сыты».

С овцами все достаточно ясно: около миллиона из них стали беженцами, остальные выжили в родных краях. Так или иначе они уцелели. А вот волки… Известно, что их сытость, если таковая случается, есть состояние кратковременное. Вот в этом — удовлетворении державных аппетитов и таится та опасность, о которой мы упомянули в самом начале.

Есть еще одна деталь, которая вспоминается в связи с новой фазой войны США в Сирии — низкая эффективность продолжающейся около года бомбардировки военных баз террористов силами американской коалиции. По сравнению с ними вмешательство России сопровождается ликвидацией многочисленных опорных баз террористов, а также успешным наступлением асадовских войск.

Последнее обстоятельство может серьезно повлиять на расстановку сил в стане победителей. Американцы явно рассчитывают собственными наземными силами поставить последнюю точку в этой странной войне.

Как бы не передрались союзники на заключительном этапе войны, когда с ИГ будет покончено и вчерашние союзники сядут за круглый стол. И если это произойдет, то мы станем свидетелями поистине небывалого союза. Ибо впервые в истории за столом победителей окажутся представители стран, одна из которых душила другую экономическими и политическими санкциями. Возможны два взгляда на последствия этого странного сотрудничества.

Первый, оптимистический. Разразившийся в Европе кризис и благоприятный опыт сотрудничества с Россией может получить развитие в решении других, прежде всего, социально-экономических проблем во взаимовыгодном направлении. Со всеми благоприятными последствиями.

Второй взгляд, пессимистический. Конфронтация продолжится. США в роли победителя ИГ будет смотреться державой, которой под силу после Сирии продолжить свой поход далее на Восток. Со всеми пренеприятными последствиями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.