Комплекс от неполноценности

Армия

Как один из важных плацдармов нейтрализации ЕвроПРО рассматривает Беларусь российское военно-политическое руководство.

Согласно оценкам российских и зарубежных специалистов, вероятность того, что система ЕвроПРО все же будет развернута к 2020 г., весьма велика. В пользу этого говорит достаточное и устойчивое финансирование мероприятий по ее созданию. Так, за последние 10 лет США затратили около 87 млрд. USD, а планируемые до 2016 г. ассигнования (на разработку, модернизацию и закупку элементов ПРО, строительство объектов инфраструктуры и прочие затраты) должны составить более 60 млрд. USD.

Благодаря мобильности и способности к оперативному наращиванию группировки противоракет наземного и морского базирования на северном и западном направлениях ЕвроПРО будет способна в определенной степени девальвировать российский потенциал ядерного сдерживания.

Напомним, в сентябре 2009 г. президент США Барак Обама одобрил создание европейской ПРО. При этом основная ставка сделана на мобильную систему ПРО, разворачиваемую в Средиземном, Балтийском и Черном морях и на территории ряда европейских государств.

Ее основу должны составить корабельная система Aegis, противоракеты Standard Missile-3 (SM-3), а также ряд других систем и элементов, например РЛС AN/ТPY-2, используемая в составе системы THAAD. В полном объеме позиционный район американской ПРО в Европе предполагается создать к 2020 г. в 4 этапа.

Первый этап, намеченный на 2011 г., предполагает размещение в Средиземном море кораблей, оснащенных ракетами-перехватчиками SM-3, а также радара ПРОв Южной Европе (часть этих мероприятий выполнена, часть — перенесена на более поздний срок).

Второй этап включает в себя размещение к 2015 г. мобильных батарей с ракетами типа SM-3 в Румынии, третий — создание к 2018 г. их позиций в Польше. И, наконец, на четвертом этапе в 2020 г. США собираются заменить все первые версии ракет SM-3 более совершенными SM-3 Block IIB.

Как полагают многие военные аналитики, именно третий и четвертый этапы программы создания ЕвроПРО представляют наиболее серьезную опасность для российских стратегических ядерных сил.

Основным компонентом развертываемой системы является ракета-перехватчик GBI (Groundbasedinterceptor — перехватчик наземного базирования). В настоящее время в качестве таковой используется ракета-перехватчик Standard SM-3 BlockIА корабельного базирования, которую адаптировали к шахтным пусковым установкам (ШПУ).

Сконструированная в развитие созданной еще в начале 1990-х гг. фирмой Raytheon зенитной ракеты дальнего действия SM-2 Block IV, ракета SM-3 Block IA имеет одинаковые с ней размеры и массу. Дальность действия и высота перехвата SM-3 составляют соответственно 600 и 160 км, максимальная скорость — 3-3,5 км/с.

В настоящее время в соответствии с соглашением, подписанным между США и Японией в декабре 2004 г., ими ведутся работы по созданию еще более продвинутой версии SM-3 — SM-3 Block IIА. Использование в ней разгонно-маршевого двигателя больших размеров должно обеспечить прирост конечной скорости ракеты на 45-60%, или до 4,3-5,6 км/с, а дальности действия — до 1.000 км.

В следующей версии SM-3 Block IIВ предусматривается дальнейшее повышение боевых характеристик за счет установки ступени перехвата, обладающей более высокими возможностями по поиску и распознаванию целей, а также способностью энергично маневрировать на конечном участке. Для SM-3 Block IIB также предусматривается использование технологии дистанционного поражения цели.

Предусматривается, что к 2020 г. ракеты SM-3 Block IIB будут оснащены несколькими ступенями перехвата MKV, масса и размеры которых позволят разместить на ее борту до 5 таких аппаратов. Введение подобных усовершенствований позволит рассматривать SM-3 Block IIB как противоракету, обладающую серьезными возможностями по перехвату МБР и их боеголовок на внеатмосферных участках траектории полета.

По мнению ряда российских военных аналитиков, в случае размещения противоракет SM-3 Block IIB на базах американской ПРО в Восточной Европе (в частности, на территории Польши) в зоне их поражения оказываются дивизии твердотопливных «Тополей», развернутых в районах Выползово, Тейково, Йошкар-Олы, а также дивизии тяжелых жидкостных ракет УР-100НУТТХ в районе Козельска. Причем уязвимость этих МБР будет весьма высокой, так как появится возможность их поражения на наиболее удобном для перехвата — активном или разгонном — участке траектории полета.

В связи с этим Москва хотела бы получить от своих западных партнеров юридически обязывающие гарантии ненацеленности создаваемой ими системы противоракетной обороны против стратегических сил сдерживания России, размещенных в европейской части страны, в частности, обязательства не разворачивать самые современные элементы ПРО в Польше и на севере Европы, включая зону Балтийского моря, ограничив при этом количество развернутых систем согласованным количеством и понизив их боевые возможности, с тем чтобы ударные комплексы могли перехватывать только баллистические ракеты средней и меньшей дальности (которые есть или могут появиться у стран-«изгоев») и не угрожали российским межконтинентальным ракетам.

Однако чем решительнее российское руководство настаивает на таких гарантиях, тем более решительно американское отказывается их дать, заявляя, что никто не вправе навязывать США ограничения, могущие нанести ущерб их национальной безопасности. Ситуация зашла в тупик, и президенту России, чтобы никто не усомнился в серьезности намерений Кремля, 23 ноября 2011 г. пришлось выступить с жестким телеобращением по этому поводу.

В нем военным и ВПК дано поручение предпринять ряд первоочередных мер противодействия ЕвроПРО, не требующих больших затрат времени и финансов, в числе которых были названы:

— ввод в боевой состав радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении (РЛС СПРН) в Калининграде и усиление прикрытия объектов стратегических ядерных сил;

— оснащение новых стратегических баллистических ракет комплексами преодоления ПРО с расширенными возможностями и новыми высокоэффективными боевыми блоками;

— разработка и принятие мер, «обеспечивающих при необходимости разрушение информационных и управляющих средств системы ПРО».

Если перечисленных мер окажется недостаточно, чтобы остановить развертывание американской ПРОв Европе, то на западе и на юге России будут размещены современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО США. Одним из таких шагов станет развертывание оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Искандер» в Калининградском особом районе.

В случае же если США и НАТО и в дальнейшем будут злостно игнорировать позицию России по ЕвроПРО, то Москва может выйти и из Договора по ограничению стратегических вооружений СНВ-3.

Выпад Дмитрия Медведева противПРО породил целый вал противоречивых комментариев специалистов-международников и военных аналитиков. Предметом оживленных дискуссий также стал вопрос о том, почему российский президент не упомянул Беларусь в качестве возможного места для дислокации ракетных комплексов «Искандер».

Ведь буквально накануне выступления президента РФ в СМИ (со ссылкой на неназванный военно-дипломатический источник в Москве) появились сообщения о том, что, помимо Калининградской области, руководством России рассматривается возможность размещения «Искандеров» в Краснодарском крае и Беларуси. После того как эта информация не получила подтверждения из уст первого лица, ряд комментаторов поспешили признать ее не соответствующей действительности.

Между тем авторитетные военные эксперты, не связанные обязанностями госслужбы, заявляют не только о желательности, но и о высокой вероятности появления российских ОТРК «Искандер» в западных регионах Беларуси, прежде всего по причине высочайшей боевой эффективности этого оружия.

Противоречие в этих суждениях чисто кажущееся. Развитие ситуации с ЕвроПРО чревато настолько непредсказуемыми поворотами событий, что бросать сегодня сразу все козыри на стол было бы достаточно опрометчиво. Примечательно, что в подобном духе выразился и председатель думского комитета по международным делам РФ Константин Косачев, подчеркнув в своем комментарии, что пока Москва намерена действовать лишь на собственной территории. Но это пока ситуация с ЕвроПРО не станет «необратимой».

То, что руководство России и Беларуси придерживается на настоящий момент именно такой стратегии, подтверждает и заявление президента РБ Александра Лукашенко, сделанное им 23 декабря 2011 г. на пресс-конференции для представителей белорусских и зарубежных СМИ. По его словам, «мы не прорабатывали глубоко эти вопросы. Надо будет для обороны наших общих интересов — белорусы всегда пойдут на то, чтобы защитить свою страну и своих союзников…».

Тем более что Государственной программой вооружения до 2015 г. уже предусмотрено начало перевооружения 465-й бригады на комплексы «Искандер-Э». Завершиться оно должно к 2020 г. — аккурат к моменту «сдачи» ЕвроПРО. Другое дело, что экспортная версия этого ОТРК, которой намечается переоснастить 465-ю бригаду, в 1,8 раза уступает по дальности базовой, производимой Россией для себя.

Однако военные эксперты уверены, что в случае обострения ситуации на территорию РБ может выдвинуться одна из российских бригад, оснащенных дальнобойным ОТРК «Искандер-М», формирование которых в настоящее время заканчивается в РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.