Донбасс может превратиться в сектор Газа

Геополитика и безопасность

8

В декабре 2016-го исполнился год с момента, когда конфликт в Донбассе должен был быть урегулирован. Подписанный в феврале 2015-го Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Минск-2) был рассчитан до конца года. Но даже его пролонгация ничего не дала: сейчас стороны спорят о «дорожной карте» (фактически о Минске-3), а бои в Донбассе не прекращаются.

В 2016-м лидеры стран «нормандской четверки» провели всего одну встречу – в октябре в Берлине. Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко договорились к концу года согласовать и утвердить «дорожную карту». Но главы МИД «четверки», встретившись в ноябре в Минске, пришли к выводу, что сделать это на данном этапе невозможно. Сергей Лавров пояснил, что «на рабочем уровне пока не получается даже согласовать последовательность шагов, прежде всего в сфере безопасности и политических реформ».

Киев с начала года занял жесткую позицию: вначале выполнение всех пунктов Минских соглашений, связанных с обеспечением безопасности, затем – выполнение всех политических обязательств, взятых на себя украинской стороной. В России настаивают на выполнении пунктов соглашений в той последовательности, в которой они записаны. Разница заключается в том, кто сможет стать местной властью Донбасса, которую Украина признает, – представители ДНР и ЛНР или украинские силы.

Республики нацелены на то, чтобы проведением местных выборов завершить оформление своего особого статуса (от Украины требуют законодательно закрепить его). В Киеве добиваются ликвидации системы ДНР и ЛНР, а местные выборы в Донбассе рассматривают как путь к возвращению региона под контроль украинской власти. Это противоречие носит принципиальный характер, поэтому компромиссного решения быть не может. Либо ДНР и ЛНР существуют и официально признаются, либо ликвидируются – середины нет.

Роль России в этой ситуации остается неизменной с 2014 года: на международных переговорах по урегулированию она выступает в качестве посредника наравне с Германией и Францией. Представители украинской власти в публичных политических заявлениях обвиняют Россию в агрессии против Украины и требуют, чтобы именно Россия выполнила ту часть Минских соглашений, которая связана с обеспечением безопасности в регионе. Российская сторона, как и прежде, рекомендует Киеву начать прямые переговоры с Донецком и Луганском. Команда Порошенко делать этого не собирается.

В 2017 году – после формирования новой администрации в США и завершения избирательного цикла в Германии и Франции – может встать вопрос о переформатировании переговорной группы. Но каждый месяц и год конфликта отдаляют Украину и Донбасс друг от друга. Как заметил руководитель украинского Центра исследований проблем Российской Федерации Максим Розумный, ситуация, которую ранее сравнивали с хорватско-сербской войной, Боснией, Приднестровьем, другими горячими точками, с течением времени все больше напоминает прецедент сектора Газа. «Скорее всего это будет тлеющий конфликт с периодическими вспышками агрессии», – прогнозирует он.

Украинцы устали от войны, официально именующейся антитеррористической операцией. По данным Центра Разумкова, к концу года 42,3% граждан выступали за то, чтобы решить вопрос о статусе Донбасса на всеукраинском референдуме (33,2% – против, 24,4% – не определились). Если бы референдум состоялся, то 53,6% из тех, кто готов принять в нем участие, проголосовали бы за признание неконтролируемых районов Донбасса оккупированной территорией и за полную блокаду. 29,6% поддержали бы предоставление этим территориям особого статуса.

При этом подавляющее большинство выступает за то, чтобы местные выборы в Донбассе проводились только после обеспечения безопасности – полного прекращения огня, вывода техники и отвода войск.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.