Угрожающая модернизация

Геополитика и безопасность

США, вооружающие Польшу и прочих натовских неофитов, готовят их вооруженные силы к участию в реальной войне, а не к декларируемой борьбе с террористами

По мнению значительной части экспертов, в том числе и польских, принятые в начале нового тысячелетия амбициозные национальные программы перевооружения польской армии сорваны. Причина – нехватка средств на их реализацию и отсутствие ясного и общесогласованного представления о характере угроз, парировать которые в среднесрочной и долгосрочной перспективе должны быть способны польские вооруженные силы. Эти утверждения формально верны, но, с точки зрения оценки военной угрозы, исходящей с «польского направления» для национальной безопасности России, они мало что дают.

В настоящее время совершенно очевидно, что развитие военного потенциала польского государства подчинено приоритетной цели – обеспечению готовности вооруженных сил Польши к взаимодействию с вооруженными силами США. В первую очередь, в регионах Центральной и Восточной Европы и Балтии. Поэтому перевооружение и наращивание боевых возможностей вооруженных сил Польши осуществляется с опорой на современное американское вооружение и военные технологии.

Стоит обратить внимание на тот факт, что, в отличие от остальных стран-членов НАТО, значительно сокращающих военные бюджеты в условиях системного кризиса, Польша свои оборонные расходы наращивает. Так, в 2011 году, бюджет польского министерства обороны возрос примерно на 7,1% по сравнению с 2010 годом. Комментируя это обстоятельство, министр обороны Польши Богдан Клих указал, что Польша, т. о., практически достигла требования НАТО о выделении на оборону 2% от ВВП.

На 2011 год оборонный бюджет Польши составил около 27,5 млрд. злотых (8,9 млрд. долларов), что составляет 1,95% ВВП. Примерно половина военного бюджета расходуется на модернизацию вооруженных сил и приобретение нового вооружения. В 2011 году средства военного бюджета запланировано также инвестировать в предприятия военно-промышленного комплекса страны с целью обеспечения их развития.

Вернемся к программам модернизации и оснащению польской армии новым вооружением.

Говоря о срыве польских национальных программ модернизации вооруженных сил, подразумевают прежде всего программу строительства корветов проекта 621 («Gavron II») и планы строительства «универсального транспортного корабля снабжения», водоизмещением до 10 000 тонн. К 2005 году в боевом составе ВМС Польши предполагалось иметь 2 корвета данного проекта (с перспективой развития серии, к 2012 году, до 6-7 кораблей). К этому же сроку предполагалось ввести в боевой состав польских ВМС 2-4 новых универсальных транспортных корабля.

В настоящее время работы по строительству кораблей обоих типов заморожены. Однако, в 2000-2002 годах в боевой состав ВМС Польши были введены выведенные из боевого состава ВМС США два фрегата УРО (оснащены управляемым ракетным оружием) проекта «Оливер Х. Перри». Один из этих кораблей в августе 2008 года в составе морской группировки ударных кораблей Сил Реагирования НАТО «демонстрировал флаг» в акватории Черного моря. Таким образом, Варшава одной из первых поддержала активность Вашингтона, пытавшегося демонстрацией военной мощи оказать давление на Россию, отразившую грузинскую агрессию против Южной Осетии и проводившей операцию по принуждению Тифлиса к миру.

Автор полагает, что в дальнейшем усилия Польши в развитии потенциала ее вооруженных сил будут переориентированы с ранее начатых масштабных проектов создания и производства собственных образцов военной техники на закупку американской военной техники и модернизацию уже стоящей на вооружении военной техники, в том числе и закупленной у США. На данный прогноз наводят, например, меры, предпринимаемые Польшей по повышению боевых возможностей ее военно-воздушных сил, о чем будет сказано далее.

Автор не видит причин, которые могли бы заставить польское политическое, военно-политическое и военное руководство при выборе путей повышения боевого потенциала того или иного вида сил, особенно ВВС и ВМС, руководствоваться принципиально разными концептуальными подходами. К тому же, надо ясно понимать, что Вашингтон, вооружающий Польшу и прочих натовских неофитов, готовит их вооруженные силы к участию в реальной войне, а не к беготне за «террористами». И в этом случае, американцы явно предпочтут иметь союзников, на вооружении которых стоит именно американская техника и вооружение. Техника и вооружение, боевые возможности, которых уже многократно проверены и подтверждены в боевых условиях и хорошо известны Вашингтону.

В военно-морских силах Польши это будет касаться, прежде всего, американских фрегатов УРО «Оливер Х. Перри» и, вероятно, двух польских корветов проекта 1241. В акватории Балтийского моря, как представляется, эти боевые корабли во взаимодействий с подводными силами и ВВС Польши будут решать задачи, характерные для условий крупного военного конфликта. В частности, прикрытия портов и военно-морских баз на побережье Польши и стран Балтии, обеспечивая т. о. прибытие туда контингентов американских сил и доставку вооружения, военной техники и грузов, противодействия силам Балтфлота и воспрепятствования их развертыванию в акватории.

Автор напоминает, что инфраструктура (порты и аэродромы) для приема и развертывания американских сил на территории Польши уже создана. С учетом уже существующего потенциала стратегической мобильности вооруженных сил США и уровня готовности аэродромной инфраструктуры стран Балтии (аэродромы Эмари, Лиелварде, Рига, Зокняй) Соединенные Штаты в состоянии в течении двух суток перебросить по воздуху на территорию Польши и стран Балтии группировку общей численностью, до 10 000 военнослужащих — по одной бригадной боевой группе, с техникой и вооружением в страны Балтии и две бригады в Польшу.

И никакого «значительного периода сосредоточения», который якобы позволит России «своевременно отреагировать» и «принять соответствующие меры», о чем беспрестанно твердят некоторые российские эксперты пресловутым американским «силам поддержки» не понадобится. Вопрос лишь в том, будут ли эти силы прибывать для «оказания поддержки» в обороне натовских неофитов (и от кого?) или для вторжения совместно с натовскими неофитами на территорию Беларуси и России, при принятии Вашингтоном соответствующего политического решения.

Коротко рассмотрим состояние дел в польских ВВС. Начнем с упоминания о том, что в период существования Варшавского договора Польша имела самые многочисленные ВВС среди восточно-европейских стран-участников этой организации. После самороспуска ВД и вступления Польши в НАТО политическое, военно-политическое и военное руководство страны целенаправленно и своевременно предпринимает эффективные меры по модернизации аэродромной сети, сохранению и повышению боевого потенциала польских ВВС. Последние структурно сведены в три бригады военной авиации и авиационный полк специального назначения, задачей которого является обеспечение перевозок особо важных государственных персон. Две бригады тактической (по нашей классификации — фронтовой) авиации, каждая в составе четырех эскадрилий, образуют ядро ударного потенциала ВВС Польши. В каждой эскадрильи по 16 боевых самолетов.

Основу парка фронтовой авиации Польши составляют три типа боевых машин. Самолеты американского производства F-16 «Fighting Falcon» в самой современной модификации «Block 52 +», стоящие на вооружении 3-ей, 6-ой и 10-ой эскадрилий тактической авиации ВВС Польши. Всего 48 истребителей, из них — 36 одноместных (F-16C) и 12 двухместных (F-16D).

Примечательно, что в 2006 году, когда Польша подписывала с США контракт на сумму 3,5 млрд. долларов на поставку этих самолетов, сроком реализации контракта значился 2012 год. Однако, контракт был реализован форсированными темпами, и уже в 2010 году ВВС Польши получили все предусмотренные сделкой самолеты. Дополнительно Польша на сумму примерно 7 млрд. долларов приобрела американское авиационное вооружение для закупленных у США истребителей – несколько тысяч ракет класса «воздух-воздух» и «воздух-земля», авиабомбы и иное оснащение. Отмечая этот факт, автор еще раз предлагает читателю освежить в памяти характер задач, решаемых польской авиацией в ходе натовских учений, проводимых в воздушном пространстве Балтии.

Следующим типом боевых самолетов, стоящих на вооружении ВВС Польши, являются истребители МиГ-29 советского производства. Всего 31 истребитель. Первые 13 самолетов были поставлены Польше Советским Союзом в 1989 году. Еще 11 самолетов были получены по бартерной сделке от Чехии в 1995-1996 годах (в обмен на польские вертолеты W-3 «Sokol»). В 2003 году Германия по цене в один евро за истребитель «продала» Польше 22 самолета МиГ-29, ранее стоявших на вооружении Национальной Народной армии ГДР. Эти самолеты к моменту «продажи» их Польше уже прошли модернизацию в соответствии с требованиями НАТО.

В настоящий момент истребители МиГ-29 стоят на вооружении двух эскадрилий ВВС Польши. В отношении истребителей МиГ-29 с конца 2010 года планируются масштабные работы по их дальнейшей модернизации, которые будут проводиться в две очереди. Во-первых, предполагается установить подвесные топливные баки, современное навигационное оборудование, новую, компьютерную систему управления полетом и новые средства связи. В ходе второй очереди модернизации МиГ-29 обретет новые радары, систему радиоэлектронной борьбы и систему управления режимами работы двигателей. Истребители МиГ-29 будут модернизированы таким образом, чтобы они могли быть оснащены вооружением, предназначенным для истребителей F-16 «Fighting Falcon» американского производства. После проведения двух очередей модернизации срок эксплуатации МиГ-29 будет продлен еще на 20 лет. На вооружении ВВС Польши в настоящее время находится 31 истребитель МиГ-29.

В 80-е годы прошлого столетия, СССР поставил Польше около сотни истребителей-бомбардировщиков Су-22 различных модификаций. Данный тип боевых машин будет постепенно выводиться из боевого состава ВВС Польши в связи с истечением срока эксплуатации. В настоящее время на вооружении стоят 48 истребителей-бомбардировщиков Су-22М4 (три эскадрильи). К 2016 году их количество планируется сократить до 32 единиц.

Бригада военно-транспортной авиации ВВС Польши оснащена десятью легкими военно-транспортными самолетами М-28ТД (местная модификация самолета Ан-28 КБ Антонова), восемью легкими военно-транспортными самолетами С.295М, закупленными у Испании и обеспечивающими доставку польских военнослужащих в Ирак, и десятью средними военно-транспортными самолетами С-130 «Hercules» различных модификаций, закупленными у Великобритании.

Армейская авиация сведена в два вертолетных полка, по одному, в каждом военном округе.

Авиация ВМС представлена Бригадой морской авиации, в составе трех эскадрилий. На вооружении бригады стоят патрульные самолеты M-28RM «Bryza» и вертолеты-амфибии Mi-14, используемые для проведения поисково-спасательных работ. В отношении последних рассматривается возможность их вооружения новейшими норвежскими противокорабельными ракетами NSM.

В январе 2009 года норвежская компания «Konsberg Defence & Aerospace» на американском военном полигоне в Калифорнии провела очередное успешное испытание противокорабельной ракеты пятого поколения NSM (Naval Strike Missile). В ходе проведенного полетного испытания, были подтверждены все заявленные изготовителем ТТХ ракеты и успешно поражена условная цель – корабль противника. Представители компании «Konsberg Defence & Aerospace» утверждают, что сегодня NSM в своем классе не имеет аналогов в мире. Конструктивные модификации NSM могут быть поставлены на вооружение, как современных кораблей, так и наземных ракетных комплексов. После проведения технологической адаптации, эти ракеты можно поставить и на вооружение новейших многоцелевых истребителей.

Отметим, что ТТХ новой норвежской ракеты оказались столь впечатляющи, что американская компания «Lockheed Martin» после появления NSM на рынке вооружений отказалась от сотрудничества с «Boeing» — разработчиком крылатой ракеты авиационного базирования SLAM-ER (Standoff Land Attack Missile Expanded Response). Последними предполагалось вооружить американский многофункциональный истребитель пятого поколения F-35 «Lightning II».

Синхронно с Вашингтоном достижениями норвежского ВПК впечатлились и в Варшаве. В январе 2009 года, практически сразу же за проведением испытаний NSM в США, Польша объявила о том, что сделала выбор в пользу сухопутной модификации норвежской ракеты. На ее приобретение в последующие три года было ассигновано 115 млн. долл. С 2011 года Польша использует ракеты NSM в мобильных наземных ракетных комплексах, которые будут обеспечивать оборону побережья Балтийского моря.

От кого и каким образом Варшава в условиях декларируемого отсутствия в среднесрочной и долгосрочной перспективе угрозы возникновения крупного военного конфликта в Европе собирается «оборонять» Балтийское побережье, нетрудно догадаться. Эффективный радиус действия NSM при поражении наземных и надводных целей -185 км, что позволяет их применять для поражения объектов (целей) не только в значительной части балтийской акватории, но и на всей территории Калининградской области и значительной части территории Беларуси. Приоритетное размещение ракет на мобильных наземных платформах позволяет обеспечить скрытность их боевого применения и оперативную переброску в любую точку польской территории, а также в страны Балтии.

Производители ракеты обращают внимание потенциальных заказчиков на то, что во время полета ракета совершает трудно прогнозируемые маневры, обеспечивая способность преодоления самых современных систем ПВО. Стоит иметь в виду, что в Норвегии продолжается разработка новой универсальной модификации ракеты JSM («Joint Strike Missile»), пригодной и для базирования на воздушных платформах. После реализации программы технической адаптации, радиус действия JSM будет увеличен до250 км.

Очевидно, что с реализацией программ модернизации вооруженных сил Польши дело обстоит далеко не столь печально, как это может показаться некоторым экспертам. Главный документ, о котором выше уже было упомянуто — Программа интеграции Вооруженных сил в НАТО и их модернизации до 2012 года — Польшей выполнен не только полностью, но и досрочно.

И в этой связи стоит упомянуть о следующем. В контексте с американскими планами о размещении в Польше комплексов ПВО «Патриот», актуальным является недавнее заявление предприятия польского ВПК «Bumar» о продолжении активной работы над проектом «Польский щит». Представители «Bumar» сообщили, что работа над этим проектом продолжается уже несколько лет и проект предполагает создание системы обороны общенационального масштаба от баллистических ракет среднего радиуса действия и средств воздушного нападения. Эта система будет состоять из трех уровней ПВО радиусом, соответственно, 4-6 км, до20 кми до200 км. По прикидкам «Bumar», общая стоимость проекта может составить до 10 млрд. долларов, но при этом будет обеспечена не только противовоздушная оборона Польши, но и соседних государств.

Так что формирования ВВС России на территории Калининградской области могут чувствовать себя совершенно спокойно. С реализацией данного проекта и поступлением на вооружение польской армии боевых модификаций ЗРК «Патриот», обстановка в воздушном пространстве будет находиться под полным контролем польской стороны. Тоже можно сказать и о дислоцированных на западе и в центральной части республики формированиях ВВС союзной Беларуси, которая появления ЗРК С-300 российского производства на своей территории так, видимо, и не дождется. Так что, вся надежда на польское «прикрытие».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.