Мин нет. В Речице торжественно уничтожили последнюю партию белорусских противопехотных «Лепестков»

Новости

Исторический момент: сегодня в Речице уничтожают последнюю партию из некогда богатых запасов мин ПФМ-1 («Лепесток»). Кассета с минами загружена в детонационную камеру. Перед этим на каждую кассету установлены разрушающие заряды. Многотонная дверь закрывается. В качестве операторов сегодня Глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин и начальник инженерных войск полковник Андрей Кураков. Ключ повернут, кнопка электродетонации нажата — но никаких фонтанов земли, огня, грохота.

Взрыва не слышно — говорят, так должно быть. Энергию гасят толстые стенки контейнера. Метод «холодной детонации» — прямо скажем, не самый зрелищный способ утилизации боеприпасов. Особенно в сравнении с открытой детонацией.

Все, «Лепестков» у нас больше нет. Кто-то расчувствовался, впал в лирику: «Лети-лети, лепесток…»

ПФМ-1 широко применяли советские войска в Афганистане. Полиэтиленовый корпус отдаленно напоминает бабочку. Эти мины вручную не ставят, они предназначены для разбрасывания с помощью кассетных авиабомб и снарядов. Взрываются, если наступить или сдавить корпус, наполненный жидким взрывчатым веществом. Мощность относительно малая, около 30 грамм в тротиловом эквиваленте. «Лепесток» травмирует преимущественно ноги, в основном — отрывает или повреждает ступни и голени. Есть модификация, настроенная на самоподрыв через определенное время (если никто не наступил), другие могут лежать долго.

В 1997 году была принята Конвенция о запрете противопехотных мин («Оттавский договор»). На сегодня к ней присоединились 142 государства, в том числе Беларусь. Советские противопехотные мины, как и многочисленные иностранные аналоги, признаны негуманными. Их нельзя использовать, производить, продавать. (Россия, США, Китай и некоторые другие страны конвенцию пока не подписали.)

В мае 2014 года в Речице при 2271-й базе инженерных боеприпасов открыли Центр утилизации противопехотных мин. Его задача — утилизация кассетных боеприпасов с жидким взрывчатым веществом. К этому времени на складах белорусских военных лежало 3 375 788 советских ПФМ-1 и ПФМ-1С. Тендер на их утилизацию выиграла испанская фирма Expal. Европейская комиссия выделила на производство работ 4 млн евро. Одно из условий выполнения работы — экологичность, решение проблемы детонационных газов.

 С тех пор взрывы в бронекамере производились в три смены шесть дней в неделю. Специалисты центра (персонал местный, 16 человек) загружали кассеты, взрывали, извлекали оставшийся алюминий, загружали новую партию. Сегодня эта работа завершена. Ликвидированы последние 78 мин. Осталась учебная кассета в разрезе. Но и ее, скорее всего, утилизируют за ненадобностью.

Испанское оборудование в ближайшее время будет демонтировано. Куда отправится дальше — пока непонятно. Руководитель проекта Хавьер Гонсалес говорит, с удовольствием остался бы здесь.

Напоследок белорусские военные подарили испанцам и другим участникам ликвидации мин трогательные сувениры — серебристые макеты «Лепестков».

 Ранее, в 2006 году, в соответствии с контрактом, который белорусское Минобороны заключило с Агентством НАТО по техобеспечению и снабжению, мы уничтожили также все противопехотные мины других типов, доставшиеся в наследство от СССР. Тогда использовался метод открытой детонации. Теперь у нас остались только противотанковые и противотранспортные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.