Почему востребовано русское оружие

Армия

Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ) опубликовал список 100 крупнейших производителей вооружений в 2010 году, в числе которых 45 американских. На первом месте – «Локхид Мартин» (США), на втором – «БАе системз» (Великобритания). Вне этого рейтинга оказались китайские предприятия «ввиду отсутствия достаточно точных сведений».

Наиболее конкурентоспособны

Девятый год подряд в перечне СИПРИ значатся российские компании. Концерн ПВО «Алмаз-Антей» (изготовитель ЗРС С-300 и С-400) занимает 20-е место, Объединенная авиастроительная корпорация – 21-е, ОАО «Вертолеты России» – 47-е, ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» – 51-е, АХК «Сухой» – 55-е, ОАО «НПК «Иркут» – 56-е, Объединенная двигателестроительная корпорация и ОАО «ПО «Севмаш» – 62-е, ОАО «Корпорация «Тактические ракетные вооружения» – 69-е, ОАО НПК «Уралвагонзавод» – 89-е, ММПП «Салют» – 92-е. При этом надо иметь в виду, что принимается в расчет выпуск продукции не только военного, но и гражданского назначения как для отечественных заказчиков (включая, разумеется, Вооруженные Силы РФ), так и на экспорт.

Список самых успешных компаний нашей «оборонки» отражает давно и хорошо известный факт – наиболее конкурентоспособны на мировом рынке российские летательные аппараты, а также средства наземной ПВО. Именно эти изделия в первую очередь поступают сегодня на вооружение армии и флота РФ, поставляются за рубеж.

Правда, значительная часть отечественной техники (например С-300 или Су-30) никогда ни в одной войне не участвовала, но все равно продается хорошо. Дело в том, что у нее практически нет иностранных аналогов. Единственный конкурент «трехсотки» – американский «Пэтриот» стоит гораздо дороже, причем отнюдь не факт, что он лучше по качеству. По крайней мере его участие в боевых действиях в двух войнах против Ирака не впечатлило ничем, кроме уничтожения весной 2003 года, в первые дни вторжения в эту страну двух своих самолетов (американского «Хорнета» и британского «Торнадо»). Совершенно непонятно, как новейшая ЗРС могла сбить собственные машины, что у наших партнеров с системой опознавания?

У Су-30 тоже лишь один близкий аналог – F-15Е. И опять-таки куда более дорогой да еще со значительными ограничениями на возможность продажи за рубеж.

Очень хорошо продаются вертолеты Ми-17, которые, несмотря на сопротивление конгресса США, купил даже Пентагон для афганской армии. Но они, в общем-то, относятся к технике двойного назначения и могут использоваться в гражданских целях, в чем и заключается одна из причин популярности этих винтокрылов.

Такие разные партнеры

Структура импорта продукции российского оборонно-промышленного комплекса по странам в отчете СИПРИ не указана, хотя она прекрасно известна и сама по себе интересна. На протяжении последних лет первое место по объемам закупок изделий нашего ОПК с большим отрывом занимает Индия, за ней, меняясь местами, следуют Вьетнам, Алжир и Венесуэла. Пятое-шестое места принадлежат Китаю и Сирии. Дальше идет много стран, например сейчас активными покупателями нового (а не подержанного) отечественного оружия становятся Азербайджан и Туркмения. Но поскольку нельзя объять необъятное, интереснее обсудить главных приобретателей.

С Сирией все ясно – ей больше просто негде заказывать ВВТ, к тому же она привыкла к нашей технике. Опасаясь вторжения извне (со стороны как НАТО, так и «братьев-арабов», которые сейчас прессуют Башара Асада гораздо активнее, чем Запад), Дамаск закупает все необходимое для его отражения: береговые ПКРК «Яхонт», ЗРК «Бук-М2», ЗРПК «Панцирь», истребители МиГ-29М2. Однако платежеспособность страны очень ограниченна, ценных активов, которые можно отдать вместо денег, у нее тоже нет. Поэтому сирийские заказы ниже потребностей этого государства и являются максимумом возможного, а продавать сирийскому режиму оружие в кредит Москва не собирается.

Венесуэле никто, кроме России, вооружения также не поставит. Каракас покупает много и очень эклектично. Наряду с вполне современными образцами (БМП-3, БТР-80А, САУ «Мста», ЗРК «Тор», ПЗРК «Игла-С», истребители Су-30, вертолеты Ми-35М) он берет не очень новые танки и САУ (Т-72Б, 2С23), совсем уж не новые РСЗО «Град», ЗУ-23 и ЗРК С-125. Если сирийцам, весьма вероятно, российскую технику в обозримом будущем применять придется (только она Дамаск, увы, не спасет), то венесуэльцам – с вероятностью 99 процентов – вряд ли.

Кстати, обращает на себя внимание следующий факт: очень богатая нефтью страна берет у Москвы оружие в кредит. Это результат социалистических экспериментов Чавеса. Многие эксперты в России тревожатся, что долги нам не вернут, если к власти в Каракасе придет правая оппозиция. Однако почему-то никто не задумывается о том, что даже если Чавес останется на посту президента, также нет ни малейших гарантий возврата кредитов. Или он собирается отдавать долги натурой, то есть нефтяными месторождениями?

Алжир в первом десятилетии ХХI века провел тотальное переоснащение армии и флота. Сначала он закупил значительное количество хотя и подержанных, но относительно новых ВВТ в России, Белоруссии и на Украине, а затем приобрел очень много самой современной техники в РФ, а также заключил с ней соглашения о модернизации многого из того, что импортировал раньше.

В сухопутные войска поступили танки Т-90, модернизацию должны пройти все Т-72. Заказаны РСЗО «Смерч», ПТРК «Фагот» и «Конкурс». ПВО получат ЗРС С-300П, ЗРПК «Тунгуска» и «Панцирь». Для ВВС куплены бомбардировщики и разведчики Су-24М, истребители-бомбардировщики Су-30, учебно-боевые самолеты Як-130. Ранее были приобретены истребители МиГ-29, остаются на вооружении перехватчики и разведчики МиГ-25.

Состав ВМС пополнят две подлодки проекта 636 с ПКР Club, до их уровня будут модернизированы и две имеющиеся субмарины проекта 877. Проходят модернизацию все три малых ракетных корабля проекта 1234, на них устанавливается по 16 ПКР «Уран». И что уж совсем удивительно, в Италии заказан десантно-вертолетный корабль-док типа «Сан Джорджио», причем увеличенный по сравнению с оригиналом. Он станет первым ДВКД в арабском мире. Возможен заказ в России двух корветов проекта 20382.

Для чего Алжиру такое количество самых современных образцов ВВТ, понять очень трудно. Возникает даже фантастическая мысль: здесь что-то знали об «арабской весне» за 10 лет до ее начала. Но зачем в таком случае нужен вертолетоносец (вдобавок западной постройки, с западным же вооружением и оборудованием)? Куда Алжир собирается высаживать десанты? Пока ответов нет.

Китай уверенно лидировал в списке покупателей изделий российского ОПК на протяжении полутора десятилетий. Но в 2006–2007 годах ситуация резко изменилась: Пекин не только ушел с первого места, но часто выпадает даже из первой пятерки основных импортеров отечественного оружия. Сейчас он приобретает в России лишь небольшое количество транспортных вертолетов, а также авиационные двигатели, причем в основном для оснащения собственных экспортных истребителей.

Объяснения очевидны: Поднебесная взяла у нас все, что ей было нужно, причем очень часто, мягко говоря, дешевле, чем это стоило на самом деле. Купленные или украденные образцы ВВТ китайцы освоили, творчески развили и перешли к массовому производству всего спектра собственной, вполне современной техники. Кое-что они еще могли бы у нас приобрести (например С-400 или Т-50), но Москва не готова продавать изделия, интересующие Пекин.

В российском руководстве наконец-то обратили внимание на то, что мы сами вырастили как минимум очень серьезного конкурента России на рынке вооружений (причем нагло, без малейшего стеснения ворующего любые технологии), как максимум – опаснейшего потенциального военного противника нашей страны. Выпуск сотен танков и десятков боевых самолетов ежегодно, растущий масштаб и весьма странные сценарии учений ВС КНР все сложнее объяснять мирными намерениями Китая. Самообманом нельзя заниматься до бесконечности.

Антикитайский уклон

К такому самообману относится и одна из самых абсурдных, но очень навязчивых химер российской внешней политики – треугольник Москва – Дели – Пекин.

В Индии давно понимают, что ее главный враг – Поднебесная. Именно на отражение китайской угрозы направлено индийское военное строительство. Поскольку технологический уровень и производственные возможности ОПК республики ниже, чем китайского, она гораздо больше зависит от импорта вооружений. С другой стороны, платежеспособность страны высока, а политических ограничений практически нет. У западноевропейцев Индия покупала оружие и во времена холодной войны, а сейчас практически любую технику (вплоть до F-35) Дели предлагает Вашингтон, поскольку они окончательно перестали рассматривать друг друга в качестве противников и все чаще задумываются о возможности создания американо-индийского союза (естественно, антикитайского).

Тем не менее российская техника индийцам гораздо привычнее, связи с Москвой у Дели давние и прочные. Кроме того, Россия допускает Индию практически к любым технологиям. Поэтому несмотря на многочисленные скандалы, связанные с затяжкой поставок отечественной техники или ее низким качеством, Дели остается и еще долго будет оставаться основным импортером российского оружия.

Номенклатура импорта (включая лицензионное производство) очень широка. Это танки Т-90С, РСЗО «Смерч», ЗРПК «Тунгуска», истребители-бомбардировщики Су-30, палубные истребители МиГ-29К, вертолеты Ми-8 и Ми-17, авианосец «Викрамадитья», фрегаты проекта 11356 «Талвар», ракетное и артиллерийское вооружение ВМС, палубные вертолеты ДРЛО Ка-31, авиационные двигатели АЛ-55И для учебных самолетов HJT-36 и HJT-39 и РД-33 для истребителей МиГ-29.

Кроме поставок и лицензионного производства новых вооружений с помощью России модернизируются ранее поставленные образцы (танки Т-72, истребители МиГ-29, подлодки проекта 877 и другие). На основе российских комплексов «Бук» в Индии создан ЗРК «Акаш». Оснащенные им шесть дивизионов (из восьми) планируется развернуть на северо-востоке страны на границе с Китаем. Состоялась передача Индии в лизинг российской ПЛА проекта 971 «Нерпа».

Наиболее значимые примеры российско-индийского военно-технического сотрудничества – производство крылатых ракет типа PJ-10 «БраМос», разработка истребителя пятого поколения по проекту FGFA (Fifth-Generation Fighter Aircraft) на базе нашего Т-50 и военно-транспортного самолета средней грузоподъемности нового поколения МТА (Multi-role Transport Aircraft) на базе российского Ил-214.

Учитывая наличие у страны ядерных боеприпасов и разнообразных средств их доставки, вооруженные силы Индии по своему боевому потенциалу уже вышли на четвертое место в мире. Тем не менее они на самом деле обладают лишь минимально достаточной мощью. Нельзя не видеть, что Пекин проводит целенаправленную политику военного «окружения» республики.

Главный геополитический противник страны – Пакистан с 60-х годов является важнейшим стратегическим союзником Китая. Поднебесная поставляет ИРП современное вооружение, в частности танки Туре-85, истребители JF-17 и J-10. По-видимому, китайцы внесли весьма значительный вклад в реализацию пакистанских ядерной и ракетной программ. Находящаяся на востоке от Индии Мьянма очень зависима (политически, экономически и в военной области) от КНР. Чрезвычайно активно идет проникновение Китая в Бангладеш.

В отношениях Пекина с Исламабадом, Янгогом и Даккой очень заметна военная составляющая. Причем если раньше речь шла лишь об экспорте китайского оружия, то теперь и о строительстве китайских военных баз (в первую очередь ВМБ) на территории трех соседей Индии. Это не просто серьезно ограничивает глобальные амбиции Дели, но может поставить индийцев в ситуацию «обороны по всем азимутам». Поэтому Индия продолжит наращивание военного потенциала и будет закупать оружие в первую очередь в России, поскольку слишком глубока степень интеграции с ней. Приобретение Дели «Рафаля» и «Апача» не может изменить общую тенденцию.

Аналогичная ситуация и еще у одного давнего союзника Москвы и важнейшего импортера отечественных вооружений – Вьетнама. Наше ВТС с ним практически обнулилось в первой половине 90-х, но уже с середины десятилетия начался «ренессанс». Ханой купил в России истребители Су-27 и Су-30, авиационные ракеты Х-31 и Х-59, ЗРС С-300ПМУ-1, ракетные катера проектов 12411 и 12418 (последние строятся по лицензии в самом Вьетнаме), фрегаты проекта 11661 и сторожевые катера проекта 10412, заключен контракт на поставку шести субмарин проекта 636. Наконец, Вьетнам приобрел в России наиболее современный береговой ракетный комплекс «Бастион» с ПКР «Яхонт» (входит в то же семейство ракет, что и российско-индийский «БраМос»).

Хотя в настоящее время вьетнамско-китайские отношения формально считаются нормализованными, нет ни малейших сомнений в том, что укрепление боевой мощи ВС СРВ направлено в первую очередь на сдерживание Китая. Разумеется, экономические возможности Вьетнама значительно ниже, чем КНР. Его оборонная промышленность находится в зачаточном состоянии и в основном выпускает боеприпасы, хотя в последнее время начало развиваться военное кораблестроение. Вот почему Ханой крайне заинтересован в военно-техническом сотрудничестве с Москвой и не сможет от него отказаться. И в данном случае немногочисленные закупки западной техники (австралийских сторожевых катеров и испанских патрульных самолетов) общую тенденцию не изменят, поскольку интеграция СРВ с РФ в военной области у него еще глубже, чем у Индии.

Бесспорно, даже с помощью России Вьетнаму не удастся по мощи ВС сравняться с Китаем хотя бы в отдельных компонентах. Однако Ханою этого и не требуется, так как он заведомо не собирается нападать на Поднебесную. Задача же сдерживания агрессии со стороны Китая путем нанесения ему неприемлемого ущерба представляется достижимой, усилия СРВ явно направлены на ее решение.

В настоящее время происходит укрепление отношений между Ханоем и Дели опять-таки для совместного сдерживания Китая. С той же целью началось сближение Вьетнама с США (несмотря на взаимную память о войне) вплоть до проведения в 2010 году совместных военно-морских учений. Это вызвало бурное негодование Пекина, дело дошло до прямых угроз, что «Ханой пожалеет об этом в будущем».

Отметим также закупку истребителей Су-27 и Су-30 еще двумя странами АСЕАН – Малайзией и Индонезией. Причем первая решила оставить на вооружении и приобретенные в начале 90-х самолеты МиГ-29Н. У обеих этих стран единственным мыслимым потенциальным противником является все тот же Китай.

Следует обратить внимание и на развивающееся сотрудничество России с Южной Кореей. Речь идет не столько о несостоявшейся продаже Сеулу истребителя Т-50 (пусть сделка и не прошла, но ведь Китаю мы этот самолет не предлагали вообще), сколько о создании для нее ЗРК KM-SAM с участием ГСКБ «Алмаз-Антей». Судя по всему, именно из этой ракеты теперь вырастет «Витязь» для ВС РФ. Конечно, сейчас военное строительство в Республике Корея ориентировано в первую очередь на отражение северокорейской угрозы, но по некоторым параметрам оно уже кажется избыточным для этого. Сеул тоже смотрит далеко вперед и видит там опять же Китай…

Таким образом, с геополитической точки зрения в российском военном экспорте в последние годы появился не столько антиамериканский, сколько антикитайский уклон. Видимо, произошло это в основном стихийно. Индия и страны АСЕАН готовы покупать наше оружие в больших количествах, причем за вполне реальные деньги. Россия же не видит ни малейших оснований его не продавать. Однако Пекин выражает откровенное недовольство происходящим (ему очень не нравится, что индийские Су-30МКИ лучше, чем китайские Су-30МКК, его крайне раздражают вьетнамские «Бастионы»). Одновременно все более явно выдыхается «стратегическое партнерство» Москвы и Пекина. Становится очевидным, что за этими словами нет никакого реального содержания.

Можно надеяться, что в конечном счете сложится не химерический треугольник Москва – Дели – Пекин, а гораздо более естественный – Москва – Дели – Ханой (при удачном развитии событий к нему могла бы затем примкнуть объединенная Корея, избавившаяся от американской опеки). Характер нашего военного экспорта может хорошо поспособствовать его формированию.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.