Перевал раздора: получит ли развитие конфликт Индии и Китая

Геополитика и безопасность Новости

Перевал раздора: получит ли развитие конфликт Индии и КитаяВ 1967 году завершился китайско-индийский пограничный конфликт в штате Сикким, унесший более 350 жизней. Спустя полвека две державы снова оказались на пороге войны. ТАСС рассказывает о том, что привело к такой ситуации и стоит ли ожидать новых вооруженных столкновений в регионе.

Перевал стратегической важности

Конфликт между двумя ядерными державами, в каждой из которых живет более миллиарда человек, разразился вокруг небольшого клочка земли на пересечении трех государственных границ — Индии, Китая и Бутана. Речь идет о плато Докалам (или Дока-Ла) — незаселенной и лишенной каких-либо месторождений высокогорной местности к востоку от индийского штата Сикким.

Само по себе плато никакой важности не представляет. За исключением тех колоссальных возможностей, которые может заполучить Пекин, если сумеет соединить Докалам с китайской дорожной сетью. Если у Китая это получится, то силы Народно-освободительной армии Китая (НОАК) можно будет оперативно перебросить вплотную к весьма уязвимому участку границы с Индией.

«Бутылочное горлышко»

С севера индийский штат Сикким граничит с Тибетским автономным районом КНР. Однако дорожное сообщение там не налажено из-за сложного рельефа. Докалам же не только подходит для строительства дороги, но и находится в 70 км от коридора Силигури — узкой полосы индийской территории, зажатой между Непалом и Бангладеш. Ширина «бутылочного горлышка» местами не превышает 30 км, но при этом соединяет семь северо-восточных штатов Индии с остальной территорией страны.

Роль Силигури нельзя недооценивать, считает Александр Лукин, руководитель Департамента международных отношений Высшей школы экономики.

Именно поэтому Нью-Дели готов на все, чтобы не допустить укрепления китайских позиций в районе Докалама. Тем более, что в 1967 году НОАК уже предпринимала не увенчавшиеся успехом попытки установить контроль над двумя перевалами в Сиккиме — Чо-Ла и Нату-Ла. Примечательно, что расстояние от них до плато Докалам — всего 15–20 км.

Шаг за шагом

Напряжение на границе начало расти в июне. Причем расти очень быстро. Все началось с того, что 6 июня силы НОАК снесли два индийских блиндажа в районе стыка трех государственных границ. Пекин посчитал, что эти блиндажи были сооружены на территории Китая.

В ответ вооруженные силы Индии воспрепятствовали строительству китайскими рабочими дороги на территории Докалама. С точки зрения Нью-Дели, рабочие из КНР осуществляли незаконное строительство дороги на территории Бутана. По мнению Пекина, Докалам — территория КНР, а вторжение индийских военных — нарушение госграницы.

Отвечая на вопрос ТАСС о том, почему конфликт в регионе разразился спустя 50 лет, руководитель центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян напомнила, что он никуда не исчезал.

Александр Лукин упомянул еще одну причину активизации конфликта. «В Индии и Китае укрепляются и растут националистические настроения. Им все сложнее приходить к компромиссу», — сказал он.

Когда Китай призвал Индию к выводу своих вооруженных сил из Докалама, Нью-Дели отказался. А 8 июня между солдатами двух стран произошла потасовка, в ходе которой пострадало несколько человек с обеих сторон. Уже к концу месяца силы НОАК и ВС Индии заняли в районе Докалама оборону друг против друга.

В начале июля индийские СМИ сообщили о том, что ВС Индии перебросили в приграничную зону дополнительное количество военнослужащих. А 20 июля министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж выступила в парламенте с заявлением о том, что НОАК и ВС Индии должны отвести своих военнослужащих от спорного участка границы и приступить к переговорам.

В свою очередь, 24 июля пресс-секретарь китайского Министерства обороны полковник Ву Цянь заявил, комментируя ситуацию вокруг Докалама, что Индия «не должна питать нереалистичных иллюзий» и призвал Нью-Дели «к исправлению своей ошибки».

В августе минобороны Индии дополнительно запросило $3 млрд финансирования из-за ситуации на границе. А НОАК провела учения в соседнем Тибете в Тибете с применением реактивной артиллерии.

Взаимное запугивание

На протяжении всего конфликта китайские и индийские СМИ публиковали материалы с взаимными призывами отвести военнослужащих из Докалама. Но при этом призывы подкреплялись и уверениями в том, что «в случае развития конфликта» каждая из сторон готова стоять до последнего в решимости продемонстрировать свою военную мощь.

Китайское издание Global Times , например, пишет, что если «Индия будет раздувать конфликты в нескольких местах, она столкнется с последствиями тотальной конфронтации» с Китаем. Другие китайские СМИ напоминают Индии о войне 1962 года, в ходе которой приграничный регион Аксайчин площадью в 40 тыс. кв. км перешел под контроль КНР.

Индийские СМИ апеллируют к тому, что в 1962 году Индия не была готова к войне, а ограниченное количество индийских военнослужащих на границе столкнулось с «огромными батальонами готовых к бою китайских солдат». Газета Firstpost обвиняет китайские СМИ в разжигании «военной истерии».

В 2017 году, как поясняют в Нью-Дели, вооруженные силы страны уже не те, что были в 1962 году. Татьяна Шаумян отметила, что «военный парад, который прошел в Нью-Дели в январе, показал, что вооруженные силы Индии достаточно оснащены».

Но в тоже время и НОАК не стояла на месте. Для сравнения, объем расходов на «оборонку» за 2016 год в Китае составил около $140 млрд, а в Индии — чуть более $50 млрд.

Несмотря на почти трехкратный разрыв в финансировании вооруженных сил, Индия не собирается уступать.

«Вряд ли Индия будет спокойно сидеть в углу. Это молодая и нетерпеливая страна. Когда миллиард людей полагают, что они — великая держава, они потребуют от своего правительства соответствующего поведения», — считает Михир Шарма, научный сотрудник индийской Observer Research Foundation.

Несмотря на то, что градус напряжения растет, полномасштабных военных действий ожидать не стоит, уверен Александр Лукин.

Но в случае, если конфликт все-таки перейдет в открытую фазу, Лукин уверяет, что его исход предопределить будет почти невозможно.

«Не общие принципы все решают. Китайская армия может и лучше вооружена, но кто лучше воюет в этих горах и знает местность – вопрос открытый,» — сказал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.