О критике и критиканстве: осторожно, Петрушенко!

Армия

«До чего же плохо все у нас пока и куда же смотрит наш родной ЦК?» — именно эти строки известной песенки диссидентов во времена СССР вспоминаются при знакомстве с многочисленными публикациями и обращениями Николая Семеновича Петрушенко в различные инстанции, в том числе в военное ведомство.

Диапазон интересов Петрушенко впечатляет: от критики властей Борисовского района (статья в бывшей газете «Товарищ» калякинской партии бывших «коммунистов» «Импотенция власти») до «анализа» экономической ситуации с истеричными призывами «думать о надежности белорусского рубля»…

Уже в текущем году накануне Дня защитников Отечества и Вооруженных Сил Н. Петрушенко заявил, что «наше Отечество, нашу Родину «приватизировала» кучка случайных людей», сославшись при этом на «старика Маркса»…

В последние дни Н. Петрушенко буквально забросал письмами военное ведомство и «Белорусскую военную газету. Во славу Родины».

Разумеется, нет необходимости пересказывать все «пассажи» данного автора…

Существует интересный сайт http://predateli.com/, где размещена достаточно убедительная информация о представителях «пятой колонны» — тех, кого вполне можно называть либероидами или либероидной сектой, то есть жалкими представителями маргинального социума, ничего общего в принципе не могущего иметь ни с настоящим либерализмом, ни с настоящей демократией.

Познакомившись с данным сайтом, мы тоже решили реализовать собственный проект — показать галерею неких личностей, которым кажется, что они пытаются играть какую-то роль в политическом процессе, а на самом деле являются даже не пешками в политической игре, а площадкой или доской, на которой разворачивается антибелорусское действо.

В галерее уже представлены В. Некляев (статья «Котенок и баран»), А. Суздальцев в двух материалах («Политический сволочизм в действии»), П. Козловский (статья «Как господину П. Козловскому не позволили играть по правилам устроителей «бархатных революций») и некоторые другие.

Сегодня мы продолжаем публикацию аналогичных материалов, и их очередным «героем» станет господин Н. Петрушенко — бывший коммунист, бывший полковник и бывший депутат.

Николай Семенович Петрушенко лет 20 назад был хорошо известен как депутат Съезда народных депутатов СССР, позиционирующий себя истинным коммунистом и бескомпромиссным обличителем партноменклатуры.

Но беда и одновременно вина Н. Петрушенко в том, что он никогда не учился по-настоящему, в том числе марксизму, а усвоение нескольких политических лозунгов и чтение работ Ленина, как говорится, — не в коня корм.

Именно поэтому Н. Петрушенко была отведена в «большой игре» на съезде народных депутатов соответствующая строго регламентированная роль — роль обличителя, вроде бы защитника СССР, что должно было бы создать некое впечатление демократического процесса. Как в известной песне — «кукол дергают за нитки — на лице у них …».

И невдомек обличителю, что сам съезд (с его численностью и демократическим угаром) не был способен, по определению, на конструктивные решения, ибо в совокупности своей был более глуп, чем самый глупый отдельно взятый депутат.

Был съезд предназначен для иного — для разрушения СССР, и эту свою задачу он выполнил полностью. Выполнил при помощи того же Н. Петрушенко. Это и есть технологии «большой игры» — психологических операций геополитического масштаба…

Чтобы понять, как все происходило, уместно привести следующий пример.

Спустя два с лишним десятка лет немногие помнят о так называемых тбилисских событиях.

А тогда в демократическом угаре бесновалась желтая пресса, повествуя, как саперными лопатками якобы убили определенную часть митинговавшего населения и сделала это все «свирепая армия», десантники. По этому поводу начались страшные крики. 1

Более подробно об этих событиях изложено в проекте Экспериментального творческого центра «Суть времени — 3» (http://www.kurginyan.ru/publ.shtml? cmd=add&cat=4&id=80).

Было два расследования. Одно из них провела военная прокуратура, она доказала, приведя в том числе и данные Международного Красного Креста, что рубленых, резаных ран на телах погибших нет, что они погибли от асфиксии — сжатия грудной клетки. Они сели на землю, а потом по ним побежала толпа. Это была версия военной прокуратуры. Военный прокурор написал соответствующий доклад.

Но была и версия Собчака, согласно которой армия — преступница. А люди эти — кровавые палачи, которые рубили мирное население на куски. Писала же ставшая «независимой» пресса того времени, как «десантник бежал за бабушкой-демократкой целый километр и наконец догнал и забил ее насмерть саперной лопаткой».

Эти две версии обсуждал Съезд народных депутатов. Кстати, среди депутатов было определенное количество людей военных, включая Петрушенко. Съезд народных депутатов СССР должен был решать, чья версия верна: версия Собчака, которая окунала армию в грязь, или версия военного прокурора.

Были собраны и объективные материалы, сделан телефильм талантливым тележурналистом Невзоровым, в котором военный прокурор изложил свою версию. Ее показывали депутатам. Депутаты обладали полнотой информации по поводу этих двух версий.

Но для военных речь шла не просто о событии, но о своей армии как родной и любимой группе. Даже не о стране, потому что было ясно, что признание версии Собчака — это развал страны. Но в конце концов не только же о стране шла речь. Шла речь о сообществе людей в мундирах.

За версию военного прокурора — при наличии листовок, при наличии фильма, в условиях полноты информации и абсолютно примитивной ясности, что есть благо и что есть зло, что есть за армию и что есть против армии, что есть за Советский Союз и что есть против, — за версию военного прокурора проголосовало абсолютное меньшинство не только съезда, но и военной фракции.

Где был тогда Н. Петрушенко? Был на месте. Обличал. Призывал. Боролся. Причем абсолютно бесполезно. Потому что облик купающегося в радиоактивном водоеме «полковника» Н. Петрушенко олицетворял собой искусно созданный специалистами и технологами в области психологической борьбы сатирический символ тупости и глупости.

Сегодня Н. Петрушенко также продолжает обличать, бороться и призывать. Периодически объектом его обличения является армия.

Кстати, поведение Н. Петрушенко четко укладывается в понятие «сутяжничество», или «кверулянтство» (от латинского слова querulus — жалующийся). Речь идет о непреодолимом стремлении отстаивать свои ущемленные права путем бесконечных жалоб. Как считают специалисты, данная специфическая особенность не является признаком болезни, но иногда свидетельствует о проявлении вялого шизофренического процесса. Есть даже примеры, когда идее засудить всех окружающих подчинена вся жизнь больного человека.

Но смеем всех заверить, что Н. Петрушенко вполне здоров и вменяем. А его поведение обусловлено не более чем уязвленным самолюбием, никчемностью и абсолютной политической несостоятельностью как в прошлом, так и сегодня…

Кстати, одним из объектов обличения бдительного гражданина явились даже наши силы специальных операций, а недавно экс-депутат направил очередное письмо действующему депутату Национального собрания Беларуси с обличением руководства армии и газеты военного ведомства в связи с якобы ведущейся пропагандой традиций неуставных взаимоотношений.

Беда в том, что у Н. Петрушенко, видимо, отсутствует чувство юмора, и он не мог в газетной статье различить грань между сатирическим описанием некоего примитивного ритуала и тем, что он сам называет пропагандой.

Не будем пересказывать очередные бредни экс-депутата.

Но, зная об интеллектуальных «способностях» обличителя, не способного в свое время убедить даже своих же товарищей по фракции, мы призываем читателей быть очень осторожным при чтении очередных петрушенковских опусов.

P. S. В 2011 году в издательстве «Яуза-пресс» вышла книга Сергея Кремлева «Как про$рали СССР», в которой целая глава посвящена нашему герою. Она так и называется «Сентябрь 1991 года: разговор с полковником Петрушенко».2

Ниже публикуются фрагменты этой книги:

«С полковником Петрушенко мы познакомились в феврале 1991 года, а в июле 1991 года он приезжал с группой депутатов в ядерный «Арзамас-16», где выступал ярко и сочно. Но произошел тогда случай, после которого я, увы, в бравом полковнике несколько разочаровался.

Впрочем, речь сейчас не о том, а о том, что утром 2 сентября 1991 года Петрушенко оказался на месте в своем номере в гостинице «Москва» (еще не срытой), и я до него дозвонился. Через пять минут его помощник — подполковник-ракетчик — спустился вниз, в вестибюль гостиницы, и провел меня к полковнику. Он в ванной добривался, собираясь в Кремль, на тот самый незавершившийся внеочередной Съезд народных депутатов СССР, который в тот день должен был открыться. Об этом мне успел сообщить помощник.

— Товарищ полковник, — первым делом спросил я, — теперь уже все определилось. Вы понимаете, что надо идти напролом и требовать смещения Горбачева? И прямо говорить о его измене и измене Ельцина!

Петрушенко был крайне возбужден — что было вполне объяснимо — и решительно заявил:

— Будем драться.

— Учтите, все зависит от того, сможете ли вы объединить большинство на базе предельно жесткой позиции. Закон за вами. А большинство сколотить можно. Люди растеряны, поэтому их можно качнуть и в нужную сторону. То большинство, о котором говорил Афанасьев, еще можно не упустить.

Полковник вздохнул. В свое время «демократ» Юрий Афанасьев, ректор Московского историко-архивного института, назвал большинство депутатов съезда «агрессивно-послушным», и оно действительно было весьма послушно управляющему им горбачевскому меньшинству.

Но теперь-то!

Теперь Горбачев зримо заявил о себе как о фигуре развала. И не стать у него на пути и далее поддакивать ему было для любого народного депутата СССР преступлением, причем — не только нравственным.

Говоря об этом, мы вышли из номера, спустились на лифте в вестибюль, а оттуда — на улицу. Увидев Петрушенко (он тогда был известен и узнаваем), к нам бросилась группа женщин: «Товарищ полковник! Защитите СССР! Товарищ полковник, не сдавайтесь!». В переходе тоже стояли люди с плакатами, но основная человеческая масса просто текла по центру Москвы по каким-то своим утренним делам.

Мы вышли на Красную площадь и двинулись по направлению к Спасским воротам.

— Николай Семенович, — говорил я, — дело СССР еще не проиграно. Но все зависит от решительности и напора тех, кто готов бороться за СССР. Вы должны прямо обвинять Горбачева и всех, кто его поддерживает, в государственной измене. А советское ядро съезда — есть же оно, черт возьми! — должно выпустить соответствующее обращение к народу и армии и действовать решительно.

— Да, да, — не очень уверенно соглашался Петрушенко.

— Я еду в отпуск, но если надо — могу задержаться, подготовить какие-то тексты… Но у вас ведь должны быть люди, которые это умеют, а суть, надеюсь, ясна уже кристально… Тем не менее, если надо, я останусь…

И тут Петрушенко задал вопрос, который меня удивил:

— Кто за вами стоит?

Опешив, я просто ответил:

— Никто…

— Жаль…

Я развел руками, переспросил:

— Так как, нужна вам моя помощь?

— Спасибо, у нас люди есть…

Мы подошли к Спасским воротам, остановились. Справа и слева, обтекая нас, проходили под арку ворот люди с депутатскими значками — на съезд. Под ту же арку, притормаживая, проехал чей-то черный правительственный ЗИЛ, давно называемый в народе «членовозом». А депутатский поток густел — было уже начало десятого.

— Ну что же, товарищ полковник, послужите Советскому Союзу, — сказал я, протягивая руку.

— Да, да, — вновь не очень уверенно отозвался Петрушенко.

И мы расстались.

Я уходил с Красной площади по направлению к «атомной» гостинице — завтракать. А полковник Петрушенко и его коллеги уходили в историческое небытие. Ничего они не смогли, и людей у них не оказалось, хотя они вполне имели время и возможность объединить вокруг себя деятельное ядро в центре и в республиках, да и вообще объединить весь народ.

Не сумели и не смогли.

Они были неплохими людьми. Однако хороший человек — это не профессия. А профессиональными политиками трудящегося большинства, политиками народа и для народа, они так за два года и не стали».

Это очень лестная оценка для Н. Петрушенко.

Жаль, что пока бывший депутат так и не понял всей трагедии произошедшего двадцать лет назад и далеко незавидной собственной роли в этом процессе.

Но воспитывать даже таких, как Н. Петрушенко, никогда не поздно… Одновременно мы предлагаем самому Николаю Семеновичу основательно заняться самовоспитанием, самообразованием и очень критически относиться к собственной деятельности на высочайшем посту народного избранника 20 лет назад, прежде чем поучать других.

Что же касается жалоб, то военное ведомство, действуя строго в рамках правового поля, непременно в установленные сроки ответит гражданину Петрушенко на все вопросы по поводу преступности и неуставных взаимоотношений в армии.

Если бы гражданин Петрушенко регулярно читал военную прессу, то непременно бы знал, что криминологические показатели в белорусской армии — одни из самых низких в мире.

Мнение редакции сайта может не совпадать с точкой зрения автора.

2 thoughts on “О критике и критиканстве: осторожно, Петрушенко!

  1. Петрушенко-прав! А «ученых» у нас и в Генштабе ВС РБ и Академии ВС РБ хватает, да толку нет!

  2. А это шутка? Что же касается жалоб, то военное ведомство, действуя строго в рамках правового поля, непременно в установленные сроки ответит гражданину Петрушенко на все вопросы по поводу преступности и неуставных взаимоотношений в армии. Дело в том, что ветераны ВС РБ теперь «оттеснены» от личного состава в/ч и как ранее даже с беседою, на тему Победа в ВОВ не так-то просто туда попасть?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.