«Господа соврамши». Тульский пряник вам!

Армия

А он попросту соврал, — звучно, на весь театр сообщил клетчатый помощник и, обратясь к Бенгальскому, прибавил: — Поздравляю вас, гражданин, соврамши».

(Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита»)

Миф первый:

«…армия готовится к наземной атаке…»

«Бился в пене параноик, как ведьмак на шабаше…»

(Владимир Высоцкий)

О том, что Беларусь и Россия проведут военное учение, мировое сообщество известили заранее. Были брифинги и пресс-конференции, статьи в толстых журналах и тонких газетах. Должностные лица обоих государств неустанно разъясняли: цель данного учения — проверка возможностей России и Беларуси для обеспечения безо­пасности Союзного государства, его готовности к отражению какой-либо агрессии, а также повышение слаженности органов военного управления, выучки личного состава соединений и воинских частей.

Но словосочетание «готовность к отражению агрессии» почему-то вдруг вызвало у некоторых западных СМИ приступ неконтролируемой паники, сопровождающийся обильным словоизвержением.

Обычно сдержанная Washington Post закатила глаза в ужасе: «Высшие должностные лица стран Балтии заявили, что они рассматривают учения как репетицию возможности «блокировать» Литву, Латвию и Эстонию и лишить доступа к Балтийскому морю блок НАТО, который попытается прийти им на помощь. Они также видят большую стратегическую цель: продемонстрировать лидерам США и НАТО высокую цену защиты Балтии и тем самым поставить под вопрос жизнеспособность альянса».

Матье Булег, эксперт исследовательского центра Chatham House, раскрыл коварные замыслы «русского медведя с автоматом Калашникова в когтистых лапах»: «Сценарий выглядит следующим образом: российские воздушно-десантные части посылают на разведку и для отражения вторжения врага. Затем армия готовится к наземной атаке при поддержке с воздуха и моря». (Поневоле вспоминается, как Паниковский раскрыл тайну «золотых» пудовых гирь подпольного миллионера Корейко. Помнится, Шура Балаганов по этому случаю воскликнул: «Старик, а все раскрыл!».)

«Власти стран Балтии и Польши, со своей стороны, подозревают, что учения могут быть использованы как прикрытие для российской агрессии», — испуганно вещает Эндрю Хиггинс из The New York Times.

Паника, как известно — «болезнь» заразная. И вот уже председатель Военного комитета НАТО генерал Пётр Павел, заявляет с дрожью в голосе: «Совместные масштабные военные учения России и Беларуси «Запад‑2017», которые проходят с 14 по 20 сентября 2017 года, похожи на подготовку к большой войне». (Так и хочется полюбопытствовать: господин генерал, неужели же военные учения, которые проводятся вашей страной, похожи на мирную ярмарку по продаже антиквариата?)

…Удивительное дело — после таких вот истерик лондонских, вашингтонских и брюссельских горе-аналитиков Европа продолжала жить мирной жизнью, между прочим, активно потребляя российский газ — газ «страны-агрессора». Ни испуганно бегущих к бомбоубежищам граждан, ни «патриотов», толпящихся возле ворот воинских частей и готовых ценой своей жизни защищать демократические ценности, ни миллионеров, тайком пробирающихся с мешками алмазов в нейтральную Швейцарию, не было отмечено. Все европейские государства остались в целости и сохранности при своих границах.

То есть все эти господа-паникеры качественно напугали… только самих себя.

Миф второй:

«…в «Западе‑2017» задействовано от 70 до 100 тыс. военных»

— Вот ты вышел

спозаранку,

Глянул — в пот тебя и в дрожь;

Прут немецких

тыща танков…

— Тыща танков?

Ну, брат, врёшь.

(Александр Твардовский. «Василий Тёркин»)

Белорусские и российские генералы официально озвучили численность военнослужащих и военной техники, принимающих участие в учении «Запад‑2017». И никто не может обвинить этих должностных лиц в неискренности — слово офицера в наших странах по-прежнему дороже золота!

Но это у нас. А в Европе и за океаном, как известно, другие ценности — «общемировые». И вот «знаток» военной стратегии журналист Newsweek Дэмиен Шарков обвиняет наших военных в сокрытии настоящих цифр: «Польша и Германия оценивали численность российских войск, которые должны были быть мобилизованы, в 100 тыс. человек, в то время как Литва предрекала 140 тыс., а Украина — 240 тыс.».

Ему вторит Научно-исследовательский институт оборонных исследований вооруженных сил Великобритании (Royal United Services Institute): «по независимым оценкам, в учениях приняло участие около 70 тыс. военнослужащих». И уже знакомый нам чешский генерал Павел присоединился к трагическим воплям «специалистов»: «…в «Западе‑2017» задействовано от 70 до 100 тыс. военных».

Да и некоторые наши «акулы пера» провели собственные подсчеты, которые бросили их «в пот и в дрожь». Так, одна почтенная леди несколько ночей не могла заснуть — все считала эшелоны, идущие от Смоленска, а затем огорошила мировую общественность цифрой в 100 тысяч солдат, которые якобы ехали в этих составах на учение.

Ну ладно дама, обуреваемая бессонницей, — ей простительно, хотя и могла бы найти себе ночное занятие поинтереснее. Простим и мистера Шаркова — он, по-видимому, слабо представляет себе, сколько времени надо для того, чтобы сосредоточить стотысячную группировку войск. Специально для него сообщаю: операция «Щит пустыни» с целью сосредоточения многонациональных сил в районе Персидского залива продолжалась полгода, с августа 1990 по январь 1991 года!

Но уж совсем непростительно нести ахинею прочим «специалистам». Они-то знают, как проходит перемещение таких масс войск и соответствующего количества техники и амуниции. И что подобные мероприятия всегда заранее обговариваются в соответствии с документами ОБСЕ — скрыть их от международных наблюдателей невозможно.

А поскольку никаких подготовительных мероприятий по перемещению больших масс войск они не зафиксировали, остается только повторить слова Василия Тёркина: «Тыща танков? Ну, брат, врёшь…».

Миф третий:

«российские войска остались в Беларуси на постоянной основе после учения»

«О бедном гусаре

замолвите слово:

Ваш муж не пускает

меня на постой».

(Старинный романс)

Учение закончилось. Но лгунам, состоящим на жалованье в западных «демократических» организациях, надо было отработать уже полученные сребреники. И поползли (спасибо тебе, Интернет!..) среди отвыкшей самостоятельно думать аудитории пользователей еще более нелепые слухи. Российские войска, мол, останутся в Беларуси после учения навсегда.

Для каких целей (кроме учебных военных) необходимы российские вой­ска в Беларуси? Помочь нам собрать урожай? Построить завод? Осушить болота? Нет, нет и еще раз нет…

Идем дальше. Солдаты, офицеры и техника — это не игрушечные оловянные фигурки и заводные машинки, которые, поиграв, можно сложить в коробку или запихнуть в дальний угол песочницы.

Людям в погонах необходимы жилье, питание, медицинское и санитарное обслуживание, организация досуга и снабжения, создание рабочих мест для жен, необходимы детсады и школы для детей. А еще — гаражи для транспорта, наличие банковских счетов, операторов мобильной связи, библиотек, рынков, автодорог и прочего, прочего, прочего… Военной технике нужны ГСМ и запчасти, боксы и хранилища, линии электропередачи и станки, краска и вода, отопление и канализация. Вдобавок в армии, кроме людей и техники, есть еще боеприпасы и снаряжение, точные приборы, полигоны и стрельбища.

Нормальное функционирование любой воинской части немыслимо без специальной инфраструктуры, то есть военного городка и многих сопутствующих ему учреждений и предприятий. Нельзя разместить войска на постой по частным квартирам, как это происходило с «бедными гусарами»!

Теперь ответьте: существует ли в Беларуси такая свободная, не занятая инфраструктура? Нет, лишних военных городков, школ, боксов, электростанций и прочего у нас нет.

Так стоит ли искать российские вой­ска в белорусских лесных чащобах?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.