Новоявленный «Жуков»

История

Сериала «Жуков», показанного по ТВ, вообще можно было не заметить (по содержанию это обычная «мыльная опера», кои во множестве показывают по всем каналам), не касайся он личности великого полководца. Полководца, которого отечественное «самое массовое из искусств», причем государственное, в очередной раз целеумышленно выпачкало в помоях. Деятели от художественной киноиндустрии, преобразившись в папарацци, сунули объектив кинокамеры в его личную, интимную жизнь. Они препарировали ее в духе эпохи партсобраний, когда подобные «амурные делишки» считались недостойными высокого звания коммуниста и застигнутого в постели не своей супруги партийца по косточкам разбирали за эту аморалку, за которую вешали самый строгий выговор, а то и вообще изгоняли из рядов коммунистов.

В одном ряду  со «Штрафбатом» и «Сволочами»

В этом смысле раскрыть тему «Маршал Победы и его бабы» (именно так, ибо женщин в лучшем понимании этого слова зрителю не показали) киношникам удалось в полной мере. Пожалуй, со времен пресловутого телесериала «Штрафбат» (2004) и полнометражных «Сволочей» (2006) не было столь неприкрыто циничного чернушного кино. Теперь же, возможно, продюсер 12‑серийки Алексей Пиманов и ее режиссер Алексей Мурадов переплюнули их скандальную славу.

Мало того, что Жуков показан престарелым ловеласом, которому постоянно бьет бес в ребро, и он как перчатки меняет жен и любовниц, прыгая к ним в койки, даже не сняв сапог, так он еще и завзятый бражник. Лично таскает ящиками винище домой. И даже доходит до того, что после очередной лихой попойки (на пару с самим Сталиным!) садится за руль автомобиля, на бешеной скорости раскатывает по Москве и попадает в аварию. Должно быть, прах Жукова в Кремлевской стене во время теледемонстрации его «жития» переворачивался в урне.

А вместе с ним вовсю бухают и остальные — в каждой серии! Особенно оторопеваешь от сцены, где «герой Сталинграда» маршал Василий Чуйков (Игорь Арташонов), отвалявшись на диване в сапогах (зритель должен понять, что сталинградский командарм был в дымину пьяным), пробудившись, вновь начинает вливать в себя одну за другой. Без закуски — на столе шаром покати! И вся комната до потолка — это показано — заставлена пустой тарой. Эпизод с Чуйковым введен в канву киноповествования исключительно ради этого — более данный герой в сериале нигде не засветился (хотя в реальной жизни у него была крепкая дискуссия с Жуковым по поводу того, правильно или неправильно была проведена Берлинская операция)…

Да уж, такого Жукова мы действительно еще не видели! Явно отталкивающая фигура. На радость всяким викторам резунам, псевдоисторикам и прочим «черным биографам», кто упражняется в попытках низринуть Маршала Победы с его недосягаемого пьедестала.

Тут есть с чем сравнить. Не так давно англичане выпустили художественный фильм о Маргарет Тэтчер (в главной роли снялась Мерил Стрип). Так вот, в изображении личной жизни «железной леди» авторы не заходят за рамки элементарного приличия. Они не вынимают из «грязного белья» великого политического деятеля эпохи холодной войны то, что выглядит постыдно и оскорбительно не только для самой героини и ее родственников, но и для зрителей (либо делают это столь деликатно, что никакой «грязи» не выпячивается). Авторы «Жукова», правда, тоже не дошли до того, чтобы натурально показать, как маршал занимается «деланием детей» (коих у него было четверо, все — дочери). Зато углубились в такие гинекологические подробности его «походно-полевых» и законных жен, что, по сути, сняли с него не только мундир («Мы хотели показать живого человека», — вещали наперебой создатели), но и все исподнее. Тут невольно покажется, что иная порнографическая киноподелка выглядит пристойнее, чем пимановско-мурадовское «мыло» о Жукове.

И до Суворова  с Кутузовым доберемся?!

Дело главным образом даже не в том, что многие исторические факты в картине «художественно осмыслены» авторами самым беспардонным образом (хотя и в этом тоже), а сам центральный персонаж в исполнении актера Александра Балуева похож на Жукова, как, извините, Чебурашка на крокодила Гену. Эра Георгиевна Жукова, старшая дочь прославленного полководца, в ходе просмотра сериала (хоть родные и близкие и отговаривали ее) с оторопью отмечала: «Главный герой этого сериала совершенно не похож на моего отца: сколько ни всматриваюсь, не вижу ничего общего. Выбор актера кажется мне довольно неудачным, к тому же играет он совершенно другого человека».

Вот уж и впрямь, встать бы в общем-то в иных фильмах неплохому артисту Балуеву перед зеркалом, взглянуть на себя и спросить: «Ну какой ты, к черту, маршал Жуков?!». Ведь отказался же он сначала от этой роли.

«Фильм вообще не о Жукове, — аналогичное мнение и у младшей дочери Марии Георгиевны. — Я через силу заставляла себя досматривать каждую серию, думая: скорее бы конец! Все время искала какую-то зацепку — во внешности, в манерах, в разговорах, в реакции на ту или иную ситуацию, но не обнаружила ничего, за что можно было бы зацепиться и сказать, что это похоже на моего отца. Все это касается и моей мамы — Галины Александровны».

С дочерьми маршала солидарны и многие-многие зрители.

Мария Жукова поведала, что на роль ее отца первоначально пробовался известный актер Николай Губенко: «Я узнала, что он отказался сниматься в нем, и написала ему письмо, в котором спросила, кто режиссер, кто автор сценария и почему он отказался в этом участвовать. Из его ответа я поняла, что, прочитав сценарий, он отказался сниматься в роли Жукова по принципиальным соображениям. За что я ему благодарна!». Но, как говорится, свято место пусто не бывает.

Других лиц сериала тоже очень трудно «опознать», хоть на лбу им фамилии пиши. Скажем, маршал Конев (Леонид Тимцуник) тощ и низкоросл, на голову ниже Жукова, хотя в реальной жизни было как раз наоборот. А «второй любимец армии и народа» маршал красавец Рокоссовский (Виктор Фалалеев) мало того, что не имеет даже отдаленного сходства с реальным Константином Константиновичем, так авторы его еще и так «окунули» в сериал, что он из него и головы не показывает: мелькнул в первой серии и пропал. Как, впрочем, «вдруг» пропадают и многие другие герои. Да и те, которые «доживают» до 12‑й, заключительной серии, с 1‑й словно мертворожденные — что называется, не пришей рукав: вообще трудно понять, зачем их ввели в картину. Например, двоюродного брата Жукова Михаила Пилихина (Борис Щербаков).

Разве что только Берия (Адам Булгучев), маршал бронетанковых войск Рыбалко (Юрий Цурило) да министр госбезопасности Абакумов в исполнении Александра Пескова более или менее похожи на самих себя, узнаваемы. Все же остальные (включая Хрущева, Брежнева, Молотова, Микояна, Ворошилова, Суслова) — это словно цекаловско-ургантовская «Большая разница». Несоответствие внешности актеров тем прототипам, которых они изображают, не может не вызывать зрительского раздражения. Особенно — у зрителей старших поколений, которые воспитывались на таких фильмах, как «Освобождение» Юрия Озерова. В этой киноэпопее было достигнуто максимальное сходство артистов с реальными историческими деятелями, коих в картине было показано более полусотни.

И не в том «ужас» творения Пиманова и Мурадова, что откровенно примитивный (если не сказать фантастически убогий) сценарий Виталия Москаленко при участии Валерии Байкеевой с его инвалидными диалогами и пещерная режиссура повлекли натуженную игру актеров (разве что живость Анатолия Дзиваева в роли «вождя народов» запомнилась). А в том пагубность подобного «кина», что таковым «серым да недалеким» Маршал Победы может зацепиться в памяти тех, кто не знаком с шестисерийным экранным полотном «Освобождение» с Михаилом Ульяновым в роли Жукова и кто не утруждает себя хотя бы знанием дат начала и окончания Великой Отечественной войны. Сериал «Жуков» — это не просто профанация, а, по большому счету, осквернение национального героя, не просто умаление его заслуг (посмотрите, люди, да какой он герой, он такой же, как почти и все в России, — бабник и пьянчужка), а бессовестная клевета на него. А исходя из того, что интерес к сериалу, судя по опубликованным рейтингам и рецензиям на него, был весьма высок, это особенно прискорбно.

Очевидно и то, что это «маршальское мыло» наверняка будут еще не раз крутить «под» День Победы или «под» 23 февраля. И на волне «успеха» еще создадут что-нибудь про кого-нибудь в подобном духе. Вот, допустим, Александр Васильевич Суворов — великий полководец, но в быту был более чем чудаковат, самодурствовал. А снимем-ка с него сюртучок генералиссимуса! И жизнь Михаила Илларионовича Кутузова «по-новому» покажем: то, что он разбил Наполеона, спас Россию — это всем уже оскомину набило, сколько можно, а ведь он был еще и бабником (похлеще, чем тот же «спаситель Отечества» Жуков!), любил французских актрис и порнографические романчики почитывал. Да и «Жуков‑2» можно снять — о довоенной жизни Маршала Победы: о том, какие и на каком фронте победы он поначалу одерживал, как все у него начиналось с его «бабами». Тем более что и актер есть подходящий — скажем, небезызвестный Максим Аверин…

И что особенно досадно: все это происходит на фоне призывов (в том числе и руководства России) к тому, что надо гордиться историей Отечества, бережно к ней относиться и не фальсифицировать ее.

«Больше всего меня удручает то, что нам не показали сценарий, не позаботились о том, чтобы была хоть какая-то достоверность», — сокрушается Мария Жукова. Эра Жукова также негодует, что «создатели фильма не только не консультировались с нами во время съемок, но даже не сочли необходимым сообщить, что такая картина снимается».

Но авторы к этому, очевидно, и не стремились (точно та же ситуация, что была при съемках «Штрафбата» и «Сволочей», когда создатели отказались от услуг профессионалов‑консультантов, могущих повлиять на очернительную концепцию этих «киношедевров»). Они настолько увлеклись жуковскими амурами и бахусами, что «позабыли» о других многочисленных аспектах личной жизни маршала.

Исполнитель главной роли сериала признался в интервью, что «давным-давно прочитал книгу» маршала («Воспоминания и размышления»), но, готовясь к созданию образа полководца, не углублялся в какие-то источники, чтобы хоть минимально обогатить свои познания о нем (это тем удивительно, что работа над фильмом шла не один год): «Я, скорее, сыграл роль, основываясь на своем отношении к Жукову. Посчитал: того, что я знаю о нем, мне достаточно. Достаточно, чтобы освоить этот материал». Ну да, слышал что-то краем уха: жизней солдатских не жалел, четырех жен имел… «Подход» к роли ниже, чем примитивный, через край высокомерный.

Под стать Балуеву, в том же более чем пренебрежительном духе, «трудились» над сериалом и все остальные. Ни один из авторов и исполнителей главных ролей даже попытки не предпринял обратиться к ныне живущим родственникам персонажей. Дочь маршала Конева Наталья справедливо замечает: «Первый канал всегда приглашает друзей, знакомых, близких поговорить о том или ином человеке, которого они хорошо знают. Почему же, снимая фильм о такой масштабной исторической фигуре, авторы не сочли нужным пообщаться с людьми, хорошо знакомыми с обстановкой вокруг Жукова? Ведь они помнят самые достоверные детали и подробности. Их свидетельства, несомненно, придали бы фильму большую правдивость. А так на наших глазах создается новый миф. Мы видим не Жукова во всей противоречивости и масштабности его натуры, а словно бы экранизацию некоего популярного романа «Жуков и его интимная жизнь», которая заслонила собой все».

Простил Конева, попрощался с Рокоссовским…

А ведь можно было бы, например, показать его взаимоотношения хотя бы с теми же маршалами Рокоссовским и Коневым.

Расхожа история о том, как в 1957 году Хрущев, сняв Жукова с поста министра обороны, заставил Конева выступить с разоблачениями «зарвавшегося маршала-бонапартиста» в газете «Правда». Есть версия, что Иван Степанович отказывался, и тогда ему прислали уже готовую статью на подпись. Партийные бонзы считали Конева «дружком Жукова», поэтому именно ближайший соратник должен был принять самое деятельное, показательное участие в кампании по дискредитации попавшего в опалу полководца. Конев смягчал формулировки, звонил Хрущеву, но тот сказал: «Как ни деликатничай, а статья все равно пойдет под твоей подписью!». Когда Жуков ее прочитал, то был до глубины души возмущен и, встретив Конева, попросил его написать опровержение! Конев ответил: «Георгий Константинович, вы ведь знаете: никто не напечатает. Это решение партии, а в нашей стране это закон».

Долгие годы Жуков был обижен на Конева. Лишь в 1967 году, когда Ивану Степановичу исполнилось 70 лет, состоялась последняя встреча двух бравших Берлин маршалов. Ее описал Константин Симонов: «Судьба сложилась так, что на долгие годы их отдалили друг от друга обстоятельства, носившие драматический характер для обоих. А если заглянуть еще дальше, в войну, то и там жизнь, случалось, сталкивала их в драматической обстановке (кинорежиссер Григорий Чухрай вспоминал, что в Берлине видел, как Жуков и Конев трясли друг друга за грудки. — Авт.). Однако при всем том в народной памяти о войне их два имени чаще, чем чьи-нибудь другие, стояли рядом. И когда на вечере оба эти человека обнялись впервые за многие годы, то на наших глазах второстепенное стало второстепенным с такой очевидностью, что нельзя было не порадоваться».

Помирившиеся маршалы, будь это отражено в сериале, могли бы вспомнить любопытный эпизод февраля 1944 года. Тогда за успех в Корсунь-Шевченковской битве Коневу было присвоено звание Маршал Советского Союза. А маршальские погоны заранее не делали, их вышивали (золоченой тонкой нитью) вручную лишь по факту присвоения, причем довольно долго. И тогда дубликат погон, которые хранил у себя маршал Жуков, он отправил Коневу на Украину самолетом из Москвы. Между прочим, тем же авиарейсом Сталин, ранее поздравивший Ивана Степановича с заслуженной наградой, отправил ему… мешок сушек. Дело в том, что Конев, давно страдавший от язвы, на вопрос Верховного «Что вам отправить в подарок?» сам попросил об этом Верховного главнокомандующего.

В тот же день, 28 декабря 1967‑го, в гости к юбиляру пришел и маршал Рокоссовский. «Я хорошо помню, — вспоминала дочь Конева Наталья, — как на пороге нашей квартиры стоял возбужденный Константин Константинович Рокоссовский и держал в кадушке куст белой сирени. Отец за ней ухаживал всю зиму, а по весне высадил на даче. Мы ее так и называли — «сирень Рокоссовского».

Известна и щемящая история о том, как, когда Рокоссовский уже умирал от рака, а Жуков был после инсульта, полководцы встретились в Барвихе. «Как поведала одна медсестра, Жукова везли на коляске,  а он: Костя, Костя! Останови, верни его! Подозвали Рокоссовского, они расцеловались, обнялись, поговорили. А потом Рокоссовский говорит: ну что ж, прощай, Георгий. И ушел. Через неделю он скончался».

«… Любуюсь и вдохновляюсь тобою»

Есть и яркие свидетельства о пребывании Жукова в Одессе. Конечно, авторам после замечательно телесериала «Ликвидация» не стоило в подробностях экранизировать легенду о том, как военачальник положил конец бандитизму в городе у Черного моря. Но более подчеркнуто можно было бы поведать о том, как он работал в войсках, помогал офицерам и их женам с жильем и в обустройстве детей. Ведь воспоминания современников на этот счет тоже остались. Достаточно было заглянуть хотя бы в книгу Владимира Карпова «Маршал Жуков. Опала».

На Урале, по фильму, Жуков лишь выясняет отношения с женой Александрой Диевной (абсолютно удручающая игра «увядшей интердевочки» Елены Яковлевой). И подобно Джеймсу Бонду истерично бегает по штабу с пистолетом в готовности «дать решительный отпор» бериевским нукерам, которые якобы должны были его вот-вот арестовать. Это сущая фантазия Пиманова и Мурадова! Хорошо известно другое: Жукова в этой его второй ссылке словно забыли, он это тяжело переживал и перенес тут первый инфаркт. Кроме того, служа во внутреннем военном округе, имея больше свободного времени, маршал нередко бывал на охоте и рыбалке, ходил по грибы. Жуков был заядлым человеком в этих делах, и история также донесла до нас несколько любопытных баек с той поры.

В Свердловске у Жукова завязалась большая и чистая любовь — это отмечают большинство его современников (кто-то заметил, что это высокое, светлое чувство возникло у него «как награда за его нелегкую жизнь») — к обслуживающей его медсестре Галине Семеновой. Он называл ее «голубка», «Галюша». Позже она стала его женой, у них родилась дочь. В фильме же это показано подчеркнуто пошло, так, как будто папарацци-киношники роются в постели какой-нибудь «рок-поп-пуп-звезды». А ведь именно эту линию можно было бы провести через весь сериал, и на эту тонкую мелодраматическую канву «нанизать» прочие сюжетные линии.

Мария Жукова после выхода сериала рассказывала, что пусть авторы не стремились добиться внешнего сходства актера с Жуковым, но ведь все было не так и фактически: «Да, действительно, мама приехала в Свердловск по распределению, была начинающим врачом, а отец командовал военным округом. Но выросла мама не в деревне и не в тайге, как говорит героиня фильма, а в Казани. И, уж если говорить об этом, мама не могла первой признаться в любви маршалу Жукову! Она трепетала перед ним, ведь это было после войны, она думала: кто я, а кто Жуков! Мама, как могла, избегала его. Отец долго ухаживал за ней, и, как он сам писал в дневнике, признался ей в любви. Мама никогда не называла отца Жорой. Только Георгием!».

Мария Жукова в интервью «Российской газете» сказала, что написала книгу о любви своих родителей, основанную на их письмах друг к другу, но пока не решается ее опубликовать. Согласилась на публикацию в газете лишь нескольких писем. Одно из них «БВГ» воспроизводит без комментариев:

«4 сентября 1952 г., Гурзуф

Галина, любимая!

Пишу тебе в надежде на то, что ты уже в Свердловске. Родная, как ты провела время в Казани, как встретила и проводила тебя мама?

Я в Гурзуфе с 1 сентября. До сих пор нахожусь под очарованием последней встречи с тобой, моя Галюсенька! В Москве ты была так хороша и мила, что до сегодняшнего дня я все время любуюсь и вдохновляюсь тобою. Я бы хотел, чтобы ты сохранила такой вид и общее состояние на возможно более длительный срок, а это зависит только от тебя, моя родная…

Погода в Крыму стоит очень хорошая. Небо голубое, море зелено-голубое, теплое, ласковое и манящее в свои объятия. Родная моя, как жаль, что нет здесь тебя. Мне не хватает тебя, без тебя я очень скучаю… В Свердловске я хочу быть около 20 сентября и не потому, что мне нужно быть на областной партийной конференции, а потому что я очень скучаю без тебя, моя любимая голубка, родная, ласковая Галюсенька. Чем ты сейчас занимаешься? Может быть, дежуришь? Но что бы ты ни делала — не забывай того, кто всегда думает о тебе, кто искренне любит тебя…

Пусть тебя хранит моя любовь, моя мечта о тебе…

Твой Георгий».

Мемуары,  последние встречи и уход

Создатели «Жукова» настолько утянули главного героя в разборки с женами и полюбовницами, в возлияния и в хрущевскую подковерную возню, что никак не обозначили, а что же сделал Георгий Константинович на посту министра обороны, должность которого в середине 1950‑х он исполнял более двух с половиной лет. Спецназ без разрешения Политбюро создал, который тут же и разогнали, — вся заслуга. То есть министр обороны лишь гонялся за юбками, а в передышках, словно между делом, помогал Никите Сергеевичу арестовывать Берию и пресекать антипартийные поползновения различных политических клик. В 1954‑м, как пишут его недоброжелатели, он «прогнал войска» через очаг ядерного взрыва на экспериментальных учениях на Тоцком полигоне. Этот эпизод в его биографии тоже художественно еще никем толком не осмыслен, а здесь много недешевой драматургии.

С хрущевской опалой маршал начинает писать мемуары. И здесь можно было бы вывести на экран, подчеркнуть малоизвестное. Например, то, что Жуков был едва ли не единственным военачальником Великой Отечественной, кто воспоминания писал сам, лично. Он не только не прибегал к помощи профессиональных литераторов, но и к услугам секретарш-машинисток. Перепечатывала (и неоднократно!) все написанное его теща — мама Галины Семеновой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.