Политические развития в Иране и возможное ирано-американское столкновение

Геополитика и безопасность

Парламентские выборы 2 марта и президентские выборы 2013г. в Иране имеют важное значение не только для внутриполитической жизни Исламской Республики Иран, но и могут стать существенным импульсом к военному столкновению Иран-США. В статье в основном представлены развития, касающиеся выборного периода, которые могут повлиять на происходящие в Иране и регионе процессы.

Предвыборная борьба в преддверии парламентских выборов

Как и ожидалось, парламентские выборы в Иране прошли без участия основных и радикально оппозиционных сил, которые еще в январе официально заявили, что будут бойкотировать выборы 2 марта. Участвовавшие в предвыборной борьбе оппозиционеры, составляющие 10% от общего числа кандидатов, объединились в двух оппозиционных коалициях – во Фронте участия Исламского Ирана и во Фронте национального доверия. Хотя эти объединения выступают с критикой в адрес властей, их взгляды можно считать оппозиционными только условно, поскольку в них нет требований по изменению общей государственной политики и системы управления.

Вряд ли можно ожидать, что основная часть оппозиционно настроенного общества поддержит эти два блока, поскольку в них нет видных представителей оппозиции. С другой стороны, иранская активная оппозиция призвала своих сторонников вообще не участвовать в выборах, тем самым пытаясь лишить будущий парламент легитимности. Уже 3 марта, когда были представлены предварительные результаты выборов, стало ясно, что умеренная оппозиция не смогла набрать даже ожидаемых 10% голосов, ограничившись семью.

Довольно интересные процессы произошли также в лагере консерваторов, где в феврале серьезное ослабление позиций зафиксировал нынешний спикер иранского меджлиса, представитель классических консервативных групп Али Лариджани. В начале февраля ряд СМИ и сайтов, принадлежащих радикальным консерваторам, опубликовал материалы о том, что Али Лариджани за последние годы сколотил большой капитал, является владельцем огромного торгового имущества и замешан в довольно сомнительных экономических сделках, касающихся в основном приватизации государственного имущества.

Была даже опубликована информация о том, что высшие духовные власти государства запретили Али Лариджани участвовать в парламентских выборах, что, однако, в дальнейшем Лариджани опровергнул. По всей вероятности, в настоящее время началась активная работа по снижению шансов переизбрания Али Лариджани на посту спикера будущего парламента. Кроме того, Лариджани до сих пор считается вероятным кандидатов в президентских выборах 2013г., и проводимая против него антипропаганда имеет целью лишить его шанса выдвинуть свою кандидатуру на выборах. Следует также подчеркнуть, что даже если будет принято сделанное еще в октябре прошлого года предложение духовного предводителя Ирана Али Хаменеи об упразднении должности президента и замене ее должностью избираемого парламентом премьер-министра, то позиция и должность спикера парламента могут оказать влияние на процесс избрания премьер-министра. Тем самым, возможное «свержение» А.Лариджани означает, что он и поддерживающие его силы не могут активно влиять на формирование иранской исполнительной власти.

По всей вероятности, в результате начавшейся против него информационной кампании крыло Али Лариджани уже в феврале присоединилось к созданному при непосредственном участии А.Хаменеи Фронту объединенных консерваторов, который по сути является коалиционным альянсом, объединяющим консервативные силы. Именно этот блок одержал победу на выборах и будет иметь в будущем парламенте около 150 депутатов, с учетом того, что к ним присоединятся также независимые депутаты.

Что касается сторонников президента М.Ахмадинежада, то они понесли сокрушительное поражение и в будущем парламенте, даже включив в свои ряды независимых депутатов, будут иметь всего 50 мандатов.

Хоть выборы прошли без серьезных провокаций, власти Ирана были готовы к провокациям.

Как отмечали иранские СМИ, службы безопасности всячески ограничивали агитацию парламентских выборов в городах, поскольку в Иране ожидали, что массовые мероприятия могут быть использованы в террористических или провокационных целях, число которых в течение последнего года увеличилось, что связано с активизацией вооруженных сепаратистов в иранском Белуджистане и Курдистане.

Несомненно, что иранские власти ожидали серьезных провокаций и возможной дестабилизации после выборов. Об этом свидетельствует как усиление контроля сил безопасности в крупных городах, так и заявления государственных чиновников. 24 января министр разведки Ирана Гейдар Мослехи заявил, что Запад со всей серьезностью готовит дестабилизацию ситуации в Иране, что предполагает следующие действия:

подчеркивание политических разногласий посредством агитации и усугубление противоречий в политической системе;

распространение сомнений в прозрачности избирательного процесса в стране и за ее пределами;

перенос политических дебатов на улицу;

создание атмосферы недоверия;

ухудшение социального положения страны и общества благодаря экономическим санкциям.

От себя добавим также сосредоточение американских ВС в районе Персидского залива, что создает для самого агрессивного сегмента иранской оппозиции психологический фон и, похоже, «убеждает», что возможный опыт осуществления революции может получить серьезную военную поддержку Соединенных Штатов. Американское военное присутствие по соседству с Ираном, разумеется, в первую очередь похоже именно на психологическую акцию, поскольку сегодня мощь и возможности Соединенных Штатов не могут позволить Вашингтону осуществить прямое военное вмешательство в те процессы, которые могут развиться в Иране в результате парламентских выборов.

Однако нужно отметить, что ожидаемая из Соединенных Штатов возможная опасность по меньшей мере один год будет приоритетной для иранских властей. Если сегодня подобная опасная ситуация сложилась в преддверии парламентских выборов, то вдвойне опасная ситуация может сложиться во время президентских выборов 2013г., поскольку их важность в общественной и политической жизни Ирана несоизмерима с парламентскими выборами. Таким образом, по меньшей мере год поствыборная и предвыборная (в плане президентских выборов) ситуация в Иране будет довольно обостренной и заставит государство жестче реагировать на внутренние угрозы.

Обобщая раздел, касающийся внутриполитических развитий, отметим, что, несмотря на активную внутриполитическую борьбу, власти показали, что контролируют ситуацию в стране. А стратегия оппозиции в определенном смысле провалилась, поскольку 64-процентное участие населения в выборах повысило уровень их легитимности, несмотря на бойкот оппозиции.

Произойдет ли ирано-американское столкновение?

Происходящие в Иране процессы важны также для Соединенных Штатов, которые получили, пожалуй, первую серьезную возможность в течение ближайшего года нанести болезненный удар по иранским позициям. Это обусловлено рядом обстоятельств:

Социологические опросы показывают, что 48% американского населения высказывается в пользу нанесения Соединенными Штатами военного удара по Ирану. Однако если бы проводилось более глубинное исследование, то, по нашему глубокому убеждению, выяснилось бы, что основной причиной таких антииранских настроений подхода является проводимая в течение последних семи лет контрпропаганда в отношении президента Ирана М.Ахмадинежада. Президент Ирана в своих выступлениях несколько раз давал серьезные поводы к тому, чтобы американская пропаганда представила его врагом цивилизации. Однако через год Ахмадинежад оставит свою должность, и следующий президент Ирана может быть более приемлемым для западного общества. Основной кандидат, претендующий на кресло президента – мэр Тегерана М.Калибаф, является в целом лидером западного типа, и в случае его президентства Запад вряд ли получит внутреннюю поддержку для нанесения ударов по Ирану.

Неясно, как сложится судьба антииранских санкций. Сегодня международное сообщество, похоже, демонстрирует, что максимальный резерв санкций уже использован: очевидно, что Китай и Россия не позволят применения в СБ более серьезных санкций против Ирана. Таким образом, оказание более сильного давления на Иран экономическим путем уже исчерпывает себя.

То, что происходит сегодня в Сирии, крайне ослабило Иран. Если режим Б.Асада будет свергнут, Иран потеряет своего основного союзника в регионе. Но если сирийским властям удастся сохранить власть и подавить оппозицию, то Иран опять восстановит слабеющие позиции на границе с Израилем. В таком случае возможное американское нападение на Иран может привести к новой крупной региональной войне, в которой будут участвовать не только Иран и Соединенные Штаты, но и Сирия, Израиль, Ливан и даже Египет, где день ото дня усиливаются властные позиции «Братьев мусульман», нацеленных на новый конфликт с Израилем. Широкомасштабный региональный конфликт напрямую подействует также на ситуацию в Ираке и Афганистане: установившееся там условное stasus quo, по всей видимости, является единственной выгодной для Вашингтона ситуацией. Подобные развития могут создать для Соединенных Штатов неконтролируемую ситуацию на всем Ближнем Востоке.

Таким образом, можно предположить, что сформировавшаяся на сегодня ситуация в регионе и предвыборный год в Иране создают для Соединенных Штатов максимально краткосрочную возможность для противодействия Ирану.

Однако вопрос в том, насколько Вашингтон готов осуществить военное вторжение в Иран или уничтожить иранские ядерные и военные объекты с воздуха. Несмотря на высказываемые мнения о подобной готовности, многие авторитетные структуры и специалисты считают, что удар по Ирану – большой информационный блеф. В частности, такого мнения придерживается один из самых авторитетных за последние 20 лет исследователей по линии Ближнего Востока и Ирана Шахрам Чубин. Он считает, что ни Соединенные Штаты, ни Израиль не могут и не намерены ударять по Ирану. А нынешнее обострение ситуации обусловлено лишь усилиями Тель-Авива, пытающегося «подвергнуть шантажу» международное сообщество: если вы не готовы усилить давление на Тегеран, то мы ударим по Ирану и «умоем руки» из той кризисной ситуации, которая сложится после такого удара.

Очевидно, что Соединенные Штаты также создают для себя серьезную основу для того, чтобы избежать ударов по Ирану. В этом аспекте особого внимания заслуживает заявление, сделанное 16 февраля официальным представителем Госдепартамента США Викторией Нуланд о том, что ядерные достижения Ирана преувеличены: «Мы не видим в этом ничего важного. Ничего …Все это преувеличено. Иранцы уже много лет заявляют о своих достижениях. По нашему мнению, подобные заявления адресованы внутренней аудитории». Это не что иное, как попытка Вашингтона избежать «обязательства» нанести военный удар по Ирану, сформировавшегося в последнее время в результате пропаганды «иранской угрозы». То, что Вашингтон избегает войны, стало очевидно также из заявления президента США Б.Обамы, сделанного 4 марта на заседании AIPAC (Американо-израильский общественный совет), когда он сказал, что главнокомандующий предпочитает дипломатию, а не войну.

Как бы то ни было, можно сказать, что в течение ближайшего года ожидаются важные развития как в Иране, так и в регионе. Нужно надеяться, что развития событий не приведет к опасным для армянских общин региона и безопасности РА проявлениям – усугублению гражданской войны в Сирии и военному столкновению Соединенных Штатов с Ираном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.